Глава 262. Временное возвращение

На следующее утро, пока он лежал на кровати, Цзян Чэнь обнял свернувшуюся, как кошка, рядом с ним Айешу и включил телевизор.

<… В последнее время власти расправились с крупным случаем иностранной шпионской деятельности. Два подозреваемых были застрелены во время ареста, когда они открыли ответный огонь. На основании доказательств, собранных на месте происшествия, а результате последующего расследования было арестовано 11 подозреваемых, в том числе семь высокопоставленных ученых Чжунсина, а также четыре правительственных чиновника. Они обвиняются в шпионаже, измене, а также еще в семи пунктах обвинения.

Основываясь на достоверной информации, CIB, возможно, был связан с этой миссией, подозревая, что Чжанг в настоящее время скрывается в консульстве UA в городе Ванхай и отказывается принять судебное разбирательство по закону. В настоящее время следственная группа отправила запрос в консульство UA, надеясь, что консульств UA в городе Ванхай может помочь в расследовании. Что касается специфики хода событий, мы передадим его нашему репортеру в городе Ванхай….>

Подозреваемый Чжанг? Чжанг Йуцзе, что ли? Цзян Чэнь зевнул и равнодушно выключил ТВ.

Он оставил решение проблемы «профессионалам». Для ФБР и Генерального Штаба это еще не конец. Для него же – он мог перевернуть эту страницу.

Пусть и все началось из-за него.

«Даггер хорош. Чжанг Йуцзе не должен был оставлять что-то за собой, но Даггер же нашел свидетельства?» — положив пульт на тумбочку, Цзян Чэнь коснулся носа Айеши и глубоко задумался.

Три группы и один снайпер. Все доказательства были переправлены в мир после апокалипсиса. После этого у Генерального Штаба не было никаких причин обвинять ФБР в этой миссии.

Два агента погибли, была драка, о которой я не знаю?

Неважно, в итоге не было никакой разницы.

Цзян Чэнь потряс головой, решив более об этом не думать.

В сравнении с теми вещами, из-за которых по ночам он не мог спать, например, видео, которое прошлой ночью пришло на его планшет, это было ничто.

После перезапуска планшет начал работать нормально. Если бы все не записывалось на карту памяти, Цзян Чэнь мог бы подумать, что ему это приснилось.

Привет?

Он приветствовал меня?

Цзян Чэнь на мгновение замер, почесал щеку, но ничего путного в его голову не пришло.

— Неважно, вернусь в тот мир и отдам планшет на проверку Лин Лин, — пробормотал он и отложил планшет в сторону.

После того, как он проснулся, Цзян Чэнь позвонил на ресепшен.

Вскоре официант подвез к двери тележку с завтраком.

Цзян Чэнь оплатил еду и взял поднос с сэндвичем и мокко. Глядя на свернувшуюся, как кошка, Айешу с прижатыми к груди руками, Цзян Чэнь не мог не улыбнуться; он наклонился и поцеловал ее в лоб. Она, видимо, почувствовала тепло его тела, ее ресницы затрепетали, и подсознательная улыбка появилась на ее лице. Наверное, она видела хороший сон.

Они спали раздельно, и он не хотел мешать ее сну. Цзян Чэнь оставил сообщение, которое могла понять только она, на тумбочке, и начал свое путешествие.

Когда он открыл глаза, вокруг него был мир после апокалипсиса.

Он не оставался долгое время в комнате, сразу же направившись в зал на третьем этаже.

Он тихо открыл дверь, и Сунь Цзяо, словно почувствовав это, мгновенно обернулась. Когда она увидела, что это Цзян Чэнь, удивление появилось на ее лице.

— Ты вернулся? — убрав пистолет, Сунь Цзяо приблизилась к нему.

— Ты не могла бы реагировать медленнее, чтобы я мог устроить сюрприз? — расстроено произнес Цзян Чэнь и положил ладонь на ее талию.

— Почему бы тебе не попробовать еще раз? Я притворюсь, что не видела тебя, — ее прекрасные глаза светились хитростью.

— Кхм, нет, пожалуй. На этот раз у меня есть очень важные дела.

Поняв, что Цзян Чэнь действительно серьезен, Сунь Цзяо сменила выражение своего лица и приготовилась слушать его.

— Что у нас с производством кинетических костюмов?

Два месяца назад Цзян Чэнь поставил перед Цзян Линем задачу о производстве 50 костюмов в месяц, ему было интересно, как идут дела на этом поприще.

— Мы превысили уровень, — гордая улыбка появилась на лице Сунь Цзяо. — На складе у нас 110 кинетических костюмов, но по твоему приказу мы ими солдат еще не экипировали.

— 110 наборов?! — Цзян Чэнь удивленно уставился на Сунь Цзяо.

Та, увидев его шок, улыбнулась и решила все объяснить.

— Ты забыл, что Шестая Улица теперь под нашим контролем? Решения принимал действующий от твоего лица Чу Нан, он, посоветовавшись с Цзян Ли, отдал приказ о дополнительном производстве деталей с помощью ресурсов Шестой Улицы. Мы установили стандарты, они ответственны за производство и развитие деталей. В этом случае мы смогли не только уменьшить стоимость изготовления, скорость также увеличилась. Прямо сейчас Fishbone может производить 80 полных комплектов кинетического скелета в месяц с удвоением общего производства».

— Великолепно!

Цзян Чэнь в восторге обнял Сунь Цзяо и поцеловал ее.

— Нет.

Ее губы произнесли «нет», но тело было честным.

Она вырвалась из его объятий, закатила глаза, поправила немного взъерошенные волосы и вернулась к прежней серьезности.

Понимая, что его действие не соответствует времени, Цзян Чэнь откашлялся и вернулся к теме разговора.

— Отложите 100 костюмов, для них у меня есть другое использование. Остальное направь силам, которые расположены у шоссе Жуфень, у меня есть чувство, что мы еще не до конца разобрались с мутантами.

Сунь Цзяо, которая тоже выглядела обеспокоенно, ответила.

— Я тоже так думаю. Мутанты долгое время ничего не делали, что для них нетипично. Когда наступит март, их преимущество в виде холода пропадет. Помимо этого, у Церкви Сумрака нет никаких причин оставлять в покое «Проект «Сады Эдема». И Сунь Сяору все еще в наших руках, — когда она упомянула свою сестру, Сунь Цзяо немного расстроилась.

Из-за того, что Сунь Цзяо расстроилась, Цзян Чэнь почувствовал вину.

— Нет, тебе не надо извиняться, ты не сделал никаких ошибок. Или же, если тебе удастся простить ее, то, что она была убийцей, это и есть путь искупления, — она коснулась губ Цзян Чэня и внимательно посмотрела ему в глаза.

Есть ли логика в этом мире? Цзян Чэнь осознавал действия, которые он совершал в гневе, и он не мог простить себя.

Раз уж Сунь Сяору была его свояченицей.

Он не знал, есть ли в мире после апокалипсиса понятие этики.

— Я ради тебя уничтожу Сумрак, — пообещал он.

— Спасибо, — искренне улыбнулась Сунь Цзяо.