Глава 20. Это и есть фильм?

— Деревянная Голова, я знаю, о чём ты думаешь, доверься мне! Ты сможешь! Разве я когда-то тебя подводил? А если я скажу, что эти 50 000 оди, которые я заработал, станут нашим стартовым капиталом, я готов вложить их в наше дело, это поможет развеять твои сомнения? Му, вместе мы справимся! – произнёс Лей Цзы со слегка обезумевшим видом.

Двое друзей долго глядели друг другу в глаза, пока один из них колебался в принятии решения. И вот Чэнь Му кивнул:

— Хорошо! Я готов попробовать.

— Отлично! – Лей Цзы аж запрыгал от радости, и, глядя на него, в уголках рта Чэнь Му также появилась улыбка, которая становилась всё шире и шире.

После этого они принялись составлять план своих будущих расходов и действий.

Как оказалось, 50 000 оди не являлись такими уж большими деньгами, когда речь заходила о Кинематографических Картах, и Чэнь Му также вложил остаток от своих сбережений в размере 50000.

Но даже такой суммы оказалось мало… В итоге двое приятелей решили создать сокращённую версию фильма.

Сценарием должен был заняться Лей Цзы, а Чэнь Му требовалось хотя бы разок увидеть своими глазами, что это вообще такое – фильм.

И Лей Цзы знал, как ему помочь. По его сведениям как раз завтра в школе Дун Вей должен был состояться показ нескольких картин и они договорились сходить.

На следующее утро Лей Цзы с тёмными кругами под глазами зашёл за своим другом. Он был так взволнован вчера, что полностью потерял сон, отчего теперь выглядел не очень хорошо и не переставал зевать.

— Почему здесь так много народу? – удивился Чэнь Му, когда они зашли на территорию школы.

Прогуливающихся здесь людей сейчас встречалось сравнительно больше, чем он видел прежде. Они были везде!

— Ну, большинство, скорее всего, пришло из-за приезда Звездной Палаты. А некоторым просто делать нечего – зевая, ответил Лей Цзы.

— В школу Дун Вей приезжают представители Звездной Палаты? – удивлённо спросил Чэнь Му.

— Только не говори мне, что ты ничего не слышал об этом… – Лей Цзы посмотрел на своего друга, и тот казался ему сейчас не от мира сего. — А ты действительно Деревянная Голова!

Звездная Палата… в Дун Вей: Чэнь Му с трудом переваривал эту новость. Для двух друзей даже местная школа казалась священным местом, а про Звездную Палату и говорить не приходилось.

Шесть великий учебных заведений были настоящими легендами среди обычных граждан. Три года назад один мальчик из Восточной Цитадели получил право поступить в одно из них, и это вызвало настоящую сенсацию во всём городе. Мэр лично восхвалял его перед всеми.

Отбор в такие академии являлся очень строгим, и в основном они набирали учащихся из граждан пяти престижных районов, а также столицы. Для жителей же остальных двадцати двух областей федерации условия приёма были ещё жестче. Талант молодых людей из общих районов, сумевших поступить в одно из них, следовало называть выдающимся.

Такая дискриминация продолжалась уже долгие годы, из-за чего эти учебные заведения считались недосягаемыми для многих. И вот теперь одно из них наведывалось в гости к местной школе – как бы Чэнь Му не хотел, но не был в состоянии без удивления принять данный факт.

«Похоже, наступает эра «восхода» школы Дун Вэй», – подумал про себя Чэнь Му.

Если она правильно воспользуется сложившейся обстановкой, то не только сможет повысить свой рейтинг, но и получит множество других преимуществ.

Чэнь Му, наконец, смог восстановить своё душевное равновесие после шокирующего известия. Это, конечно, великое событие, но к нему не имеет никакого отношения.

Двое друзей еле-еле протискивались через толпу зевак. Благодаря тренировкам, Чэнь Му удавалось не тратить на это много физических усилий, а вот Лей Цзы приходилось несладко. Мало того, что он уже запыхался, но и весь его новомодный прикид был теперь изрядно помят, а на обуви виднелись несколько отпечатков от чужих ботинок.

Не в состоянии привести свой внешний вид в порядок, юноша вытянул шею и начал оглядываться.

— Сюда! Сюда! – замахал ему кто-то.

Вне себя от радости Лей Цзы в тот час же потянул своего друга вон из толпы.

— Матерь божья! Ваша школа теперь очень популярна! Здесь не протолкнуться, – проворчал Лей Цзы, подойдя к своему знакомому.

Перед Чэнь Му сейчас стоял юноша низкого роста в форме учащегося школы, но сам напоминал больше какого-то воришку.

— Хе-хе, ещё бы. Говорят финансовые поступления уже превзошли все прошлые показатели, и школа даже подумает освободить студентов от платы за обучение в следующем году, – самодовольно произнес он.

— Да, да. Хватит уже хвастаться перед нами, – ответил ему Лей Цзы как старому знакомому, а потом представил своего спутника. — Знакомьтесь, это мой брат, Чэнь Му.

Дальше он повернулся к Чэню:

— Это мой приятель. Зовут Лао Шу, но все привыкли называть его Крыса, он здесь всем заправляет.

Чэнь Му чувствовал себя как-то странно. Оглядываясь на людей вокруг, он впервые заходил в классную комнату школы. Вполне очевидно, что большинство из них являлось учащимися, но всё же обнаружилось и ещё несколько гостей, которые, как и Чэнь Му, оказались здесь «пока никто не видит». Но, несмотря на это, царившая атмосфера была очень расслабленной: некоторые студенты обсуждали просмотренные прежде фильмы…

Одна из учениц поднялась на кафедру, и все сразу же замолчали.

— Прошу тишины. Сегодня мы покажем вам пользующийся в последнее время дикой популярностью фильм «Голоса Лета». С первым своим появлением на рынке эта картина вызывала кучу восторженных отзывов. Её оценили как за сюжетную линию, так и за художественную обработку. Проще говоря, это лучший фильм, за последнее время.

Чэнь Му при этих словах заметил, как на лице друга стал проступать гнев, а руки, схватившиеся за край стула, начали немного трястись.

Сначала он не понял в чём дело, но тут же сообразил:

— Это тот самый фильм?

— Ага, – кусая губы, ответил Лей Цзы.

Чэнь Му тяжело вздохнул про себя и решил не продолжать, а просто сосредоточиться на просмотре, ведь, как-никак, для него это было впервые.

Обычный счётчик карт также годился для воспроизведения фильмов, но сейчас на рынке появились специальные проигрыватели. Тот, что стоял в классной комнате, не только позволял сделать картинку более детальной, но и обладал специальным слотом для Звуковых Карт. Акустика была просто супер.

Через полчаса фильм кончился.

— Это всё? – не веря своим глазам, спросил Чэнь Му.

Лей Цзы уже успокоился к этому времени и, поняв, о чём подумал его приятель, слегка рассмеялся:

— Ага! Ты точно справишься!

Кто бы мог подумать, что Кинематографические Карты окажутся настолько простой задачей! Чэнь Му не знал, что сказать ещё на этот счёт. Для него в фильме, независимо от того, предметы это или люди, все казалось слишком нереалистичным, упрощенным и напыщенным. Сотворить такое куда легче, чем его Дракона Бушующего Пламени, а о сравнении с рекламной вывеской в Магазине Карт Шуанхуан и говорить не приходилось.

Хотя и не было точно известно, какого уровня являлись Кинематографические Карты, используемые только что для просмотра, работу их Создателя можно было оценить как «не очень». Из-за этого Чэнь Му пришёл к выводу, что в фильмах главным считался всё же сюжет, а не картинка. Стоило также признать и выдающийся талант Лей Цзы в этом плане: история получилась просто отменная. Даже такой вечно хмурый и немногословный человек, как его старый друг, смотрел, не отрываясь.

Чэнь Му пришёл к мысли, что если сделать изображение более реалистичным, успех будет ещё выше, но в таком случае и расходы поднимутся до астрономической суммы! Значит, всё упрощалось специально.

К тому же эта причина являлась, скорее всего, не единственной. Дело в том, что от реалистичности росла не только цена на материалы для карты, но и сложность её изготовления. А создателей, мастерски владеющих искусством сотворения иллюзий, отыскать было очень сложно.

Сеанс фильмов продолжился, показали ещё несколько считающихся классикой в сфере киноиндустрии фильмов.