Глава 429.1 Страна льда Задония и два принца

— Гухе— е?! — сдавленно выдал лысый генерал, отлетая прочь от ударной волны, вызванной рыком Кохаку.

Мне показалось, что в общем целом Задония и Даубёрн очень даже отлично могли поладить между собой, раз умудрились отреагировать настолько сильно схожим образом.

— ЮНЕЦ, ТЫ ПРОСТО ВНЕЗАПНО поднявшийся ВЫСКОЧКА! И ТЫ СМЕЕШЬ ВЫСТУПАТЬ ПРОТИВ НАШЕЙ ЗАДОНИИ?! — прокричал худощавый Король Задонии.

У него серые волосы, борода и усы, одет он в плотную мантию с голубой и серебряной вышивкой, на поясе закреплена рапира с тонким лезвием.

Подле Короля находился юноша с горьким выражением лица, Принц Задонии. Как и отец, светлокожий юноша носил плотную мантию с голубой и серебряной вышивкой. У него серые волосы и продолговатый разрез глаз, он выглядел достойно, подобающему настоящему Принцу-сама, не то что Принц-тыквенные штанишки из Королевства Паначез.

Принц Фрост, так зовут юношу, который нас встретил и проводил в зал для собраний.

Принц Фрост произвел хорошее впечатление при знакомстве, даже когда Принц Аким представился Принцем Даубёрна, он без тени отвращения на лице пожал протянутую руку. Стоящий немного позади генерал Глен не слабо так удивился.

По пути в сторону зала для собраний я расспросил Принца Фроста относительно его реакции, да и вообще отношения, оказалось, Принц Фрост, как и Принц Аким, желал сделать хоть что-то для своей измученной и истощенной страны.

Принц Фрост даже не единожды предлагал своему отцу, Королю Задонии, положить конец вражде с Даубёрном и прекратить войну, но отец наотрез отказывался слушать его, разговоры на эту тему всегда заканчивались криками и ссорами.

Такие вот разные точки зрения сложились у родителя и ребенка, чему последний был не очень рад, судя по его горькому выражению лица. Мы, Правители других стран, пришли в качестве посредников и просто гостей, но сначала на нас набросился генерал, а потом еще и его отец начал орать на нас.

— Отец! Мы должны примириться с Даубёрном! Войны жаждут только старые дворяне! Им нужна эта вражда, а обычный народ голодает, страдает от болезней и холода, потому что задета бессмысленная гордость! Даже если мы одолеем Даубёрн, со временем Задония погибнет сама по себе!

— Не будь глупцом! Где твоя гордость Принца Задонии?! Тебе не стыдно перед предками?

— Если рассказ Короля Брунгильды правдив, то именно из-за наших предков народ нашей страны вынужден жить в этих суровых условиях! Отец, тебе не стыдно перед народом нашей страны?!

— ТЫ-Ы! КАК МОЖНО НАСТОЛЬКО ЛЕГКО ВЕРИТЬ ВО ВСЯКУЮ ЧУШЬ, ОН ТЕБЯ ОБМАНУЛ!

Уоо. Впечатляющая сцена семейной ссоры. И вообще, о какой чуши идет речь, о вашей собственной?

Король Задонии, как и Король Даубёрна, похоже, очень легко выходит из себя, сейчас он схватил сына за грудки левой рукой и правую занес для удара. Принц поступил подобающе Принцу, приготовился получить удар, прикрыв один глаз.

Наверное, другим лучше не вмешиваться в подобное, но я не могу молча наблюдать оставаясь в стороне.

— [Телепорт].

— Что? — засеменил ногами, чуть не завалившись вперед, Король Задонии, когда размашистый удар промахнулся по исчезнувшему. сыну, который буквально мгновение назад стоял перед ним.

Принц Фрост, появившийся рядом с нами, совсем не понял, что произошло и пребывал в замешательстве.

По существу, [Телепорт] — магия, способная оказывать воздействие только на самого себя, но в последнее время я смог каким-то образом воздействовать и на объекты в ясной зоне видимости. Ну, воздействие ограничено весьма коротким расстоянием, да и переместить я могу только один объект.

Вероятно, причина кроется в пробуждении родословной Бога. Другие идеи мне в голову не приходят.

— Переговоры с Задонией тоже не задались, так? Ладно, я подозревал примерно такой исход.

— Нет, еще не все потеряно, — попытался возразить Святой Король, но потом его голос постепенно затих, и он задумался, а действительно ли возможно продолжить переговоры, после чего тяжко вздохнул и ничего более не сказал.

— Думаю, здесь ничего не сделать. До Королей словами нам не достучаться, они слишком сильно ненавидят лично друг друга и им совершенно нет дела до предков. Сдается мне, они невзлюбили друг друга еще с юных лет.

С другой стороны, ненавидишь ты Короля другой страны, так ненавидь его лично и разбирайся с ним лично, нечего втягивать в свою ненависть страну.

Мда, слишком глубока их вражда. Они готовы пойти на что угодно, лишь бы раздавить противника. Насколько я понял, когда они оба взошли на престол и заняли трон, то количество конфликтов и стычек между Задонией и Даубёрном увеличилось.

В прошлом Задония и Даубёрн многократно сталкивались на поле боя, но порой случались и моменты затишья, когда страны не сражались. Они не ладили друг с другом, не устанавливали мирных отношений, но не устраивали сражений до полной победы любой ценой, не истощали свои страны до самого дна.

Однако нынешние Короли дело иное, они враждуют и постоянно спорят, они готовы идти до самого конца, невзирая ни на что. Проблемка… нет, не просто мелкая проблемка, а огромная проблемища. Они как кошка с собакой.

— Почти как Кохаку с Рури.

— Пожалуйста, не сравнивайте нас с этими, — через мысленную связь запротестовала Кохаку, когда я тихо пробормотал себе под нос пришедшее в голову сравнение.

Да уж, грубовато получилось.

Чего не говори и не думай, а говорить с Королем Задонии, устроившим прямо перед нами форменную истерику, явно бесполезно. Все же, как я и думал, нужно переключаться на следующее поколение.

— Принц Аким, Принц Фрост. Почему бы вам тоже не обсудить будущее Даубёрна и Задонии? Я предоставлю место для разговора, — обратился я к двум Принцам, на что они переглянулись между собой и слегка кивнули.

— Несомненно.

Отлично, раз мы пришли к хоть какому-то решению, то и оставаться в подобном месте нет нужды. Слишком мне надоели генералы Задонии и големы, которые все это время не перестают долбиться об развернутую [Тюрьму] своими мечами. Слишком шумно.

— СТОЯТЬ ЧТО ВЫ СОБРАЛИСЬ ДЕЛАТЬ С ФРОСТОМ? ХОТИТЕ ПРОДАТЬ ЕГО ДАУБЁРНУ?!

— Отец. Отец, ты не можешь вести переговоры. Я же открою другой путь для новой Задонии.

— Я НЕ ПОЗВОЛЮ ТЕБЕ СВОЕВОЛЬНИЧАТЬ! ТЫ ОБЯЗАН МОЛЧАТЬ В ТРЯПОЧКУ И ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО Я ТЕБЕ СКАЖУ!

— ХВАТИТ ВЕЧНО СЧИТАТЬ МЕНЯ РЕБЕНКОМ!

Отец и сын снова начали орать друг на друга. У-гу, родители всегда учат жизни своих детей, даже когда последние выросли и стали взрослыми, но для родителей дети всегда останутся детьми.

— Нам не о чем больше говорить. Ваше Величество Король Брунгильды, Ваше Величество Святой Король Алента, пойдемте, — решительно высказался Принц Фрост, направившись в сторону выхода из зала для собраний.

Ой-ой, да он тоже заводится с пол-оборота. Как и следовало ожидать, все же родители и дети очень похожи.

— Колди, ты с нами.

— Да.

Принц Фрост окликнул стоящего перед дверями мужчину в сине-серебряных воинских доспехах.

Мужчина, которого, кстати, зовут Колди-сан, и он приходится Рыцарем Принца Фроста, не поведя и бровью склонил голову, после чего двинулся следом. Колди-сан встречал нас вместе с Принцем и сопровождал в зал для собраний.

Чисто внешне Колди-сан тянул на сорокалетнего дядьку-молчуна… но внешность обманчива, как сказал генерал Глен, сопровождающий Принца Акима, Колди-сан весьма знаменитая личность, носящая прозвище «Ледяной Меч Задонии».

Чувствуется мне, он более предан лично Принцу нежели Королю, этот человек.

Первым зал для собраний покинул Принц Фрост, следом за ним вышел Рыцарь Колди.

Мы также последовали за Принцем Фростом и оставили позади зал для собраний. Преследователи нам не нужны, догонят и устроят ненужные хлопоты, поэтому, когда мы все вышли из зала для собраний, я отменил действие развернутой вокруг нас [Тюрьмы] и одновременно наложил [Тюрьму] непосредственно вокруг зала для собраний.

Крайне удобная магия, которую можно использовать, как в качестве защитной барьерной стены, так и в качестве запирающей ограничивающей клетки.

Развернутая перегородка барьера мертвенно-бледного цвета откинула назад големов Задонии, которые попытались пробиться наружу, пресекая всяческие попытки покинуть помещение. Через десять минут барьер исчезнет, поэтому, пока, пожалуйста, посидите там тихо.

Оглянувшись назад, Принц Аким окликнул Принца Фроста:

— Но можно ли так уходить?

— Можно. Мой Отец правит страной с закоренелым чувством личной «ненависти к Королю Даубёрна». В этом нет ничего хорошего. Так счастья не ведать никому.

Принц Аким поравнялся с Принцем Фростом и пойдя рядом слегка улыбнулся на прозвучавший ответ.

— Что-то не так? — Принц Фрост зыркнул недобрым взглядом со слегка раздраженным выражением лица на Принца Акима.

Принц Аким поспешно в отрицательной манере замахал руками:

— Нет, прошу прощения. Просто мне показалось, что у меня с отцом примерно также. Мой Отец тоже человек со сложным характером, которым движет чувство личной «ненависти к Королю Задонии».

— Вот, значит, как… Тяжко нам обоим приходится, — отозвался Принц Фрост, и посмеялись они уже вместе.

Кажется, два Принца поладили на почве родителей, которые постоянно ругаются друг с другом, подобно кошке и собаке.

Однако сложившееся положение дел и ситуацию в целом им не разрешить пока они не займут троны своих стран.

Когда мы вернулись к месту парковки наших повозок-големов, ко мне обратился Его Величество Святой Король:

— Немногим ранее Вы упоминали, что предоставите место для разговора, неужели Вы собираетесь взять их с собой в Брунгильду?

— Верно. Так проще всего. Да и безопасно, ни Даубёрн, ни Задония нас там не достанут. Кроме того, я надеюсь, что Принцы получше узнают друг друга и поладят, раскрепостившись в игровой комнате…

— Заранее извиняюсь, Король Брунгильды, но у меня к Вам есть одна просьба… — Святой Король Алента наклонился поближе ко мне и озвучил просьбу тихим шепотом.

Содержание его просьбы, а точнее предприимчивость этого старика меня малость изумила. Нет, наверное, положение Правителя обязывает продумывать некоторые моменты с непривычных точек зрения.