Том 6. Глава 15. Демоны двенадцати лун

Необыкновенное место.

Комнаты здесь располагались совершенно беспорядочно — горизонтально, вертикально, вверх тормашками, как заблагорассудится. А соединяли их многочисленные лестницы, хаотично тянущиеся через большое открытое пространство меж помещениями. Все это вместе походило на огромную зеркальную комнату.

Крепость бесконечности. Казалось, бесконечная межмерная крепость глубоко под землей, находящаяся под полным контролем четвертой высшей луны — Накиме, способной привести любого желающего в крепость и способной создавать входы и выходы, где она хочет.

Внутри, на квадратных татами, шесть фигур со страхом преклонили колени в ожидании чего-то, не смея поднять головы или даже просто пошевелиться по надобности.

Низшие луны из демонов двенадцати лун.

Прибывшие же из шести высших лун вели себя гораздо спокойней нервных и напуганных низших. К слову, если говорить исключительно о численности, то высших лун семь, а не шесть, потому что позицию шестой высшей луны занимают близнецы.

«Хэй, какие люди… Аказа, как же я рад встрече, мы ведь не виделись почти целый век, верно?» — из керамического горшка высунулась и удивленно воскликнула бледная голова.

Пятая высшая луна — Гёкко!

Затем, присмотревшись, пятая высшая луна восхищенно добавил: «Ваше присутствие стало сильнее со времен нашей последней встречи, старший Аказа, будто вы теперь и не демон вовсе!»

На что тот ответил лишь равнодушным молчанием, ведь его интересовали только вышестоящие демоны двенадцати лун, и данное чувство лишь усилилось, после прорыва через демонические пределы.

«Сто девять лет прошло… — на перила перевернутой лестницы оперся сгорбленный старик, чью речь пропитывал страх. — Ваше присутствие пугает пуще прежнего!

Четвертая высшая луна — Хантенгу!

Проигнорировав и Хантенгу, Аказа обратился к Накиме с черными длинными волосами и бивой в бледных руках: «Накиме, где господин?»

«Господин еще не прибыл», — спокойно ответила высшая луна.

Тогда Аказа осмотрелся по сторонам: «А где остальные?»

Сейчас он как никогда жаждал битвы и хотел бросить вызов вышестоящей луне, но сдерживался, потому что их созвал Музан.

До того, как Накиме успела ответить, из-за спины Аказы донесся чей-то голос: «Ай-яй, не стоит так напрягаться, Аказа».

Позади третьей высшей луны стоял беззаботный молодой человек со странным головным убором и волосами цвета античной латуни.

Он слегка наклонился вперед и принюхался с неподдельным интересом: «Вау, ты так изменился, неужели прорвался через демонические пределы?»

Вторая высшая луна — Доума!

Аказа медленно повернул голову и бросив холодный взгляд на вторую высшую луну, выпалил: «Нам стоит поменяться позициями!»

«Ха-ха, неужели ты бросаешь мне вызов? Вынужден признать, теперь мне будет непросто взять верх, но я с радостью взгляну на твои последние успехи!» — прикрыв нижнюю часть лица веером, улыбнулся Доума.

Аказа ответил на фальшивую улыбку второй высшей луны пронзительным взглядом, попутно направив на него неукротимую жажду битвы.

Треск, треск, треск!

От одного только импульса, пол под его ногами покрылся множеством трещин, а потом и вовсе стал разлетаться в щепки.

Импульс третьей высшей луны оказался столь страшен, что низшие луны тотчас изменились в лицах, яростно задрожали и покрылись каплями холодного пота от ужасающего давления.

На самом деле даже сам Доума невольно почувствовал напряжение пред лицом импульса Аказы, отчего за его фальшивой улыбкой появился намек на серьезность и настороженность.

Аказа стал намного сильнее!

Если раньше он мог без особых проблем сокрушить третью высшую луну, то теперь Аказа и правда угрожает его позиции!

Но…

Судя по показанному, Доума все-таки не думал, что Аказе удастся одолеть его.

Вторая высшая луна моментально оценил ситуацию.

Когда импульс достиг пика, и битва двух высших лун казалась неизбежной, со стороны вдруг донесся низкий голос: «Аказа, не забывай, по чьему приказу мы здесь собрались. Если уж так хочешь бросить вызов, будь добр сделать это после собрания».

Низкий голос, моментально сдержавший импульс Аказы, принадлежал высокому бледному мужчине в фиолетовом кимоно и черных брюках хакама, неторопливо появившемуся из коридора неподалеку.

Первая высшая луна — Кокушибо!

«…» — промолчал Аказа и прикрыв глаза, постепенно утихомирил разбушевавшуюся жажду битвы.

Стоило только ему поуспокоиться, как тотчас объявилось присутствие, вызвавшие трепет у каждого демона двенадцати лун.

Взгляды всех демонов, включая прежде несдержанного Аказу, без промедления устремились к только что появившемуся присутствию.

На краю одной лестницы неподалеку, боком к демонам двенадцати лун, спокойно стоял мужчина. И когда взгляды всех присутствующих устремились к нему, мужчина медленно повернул голову, сверкнув красными глазами с черными вертикальными зрачками.

Музан Кибуцуджи!

«Господин!» — преклонив подрагивающие колени, Кокушибо и остальные демоны двенадцати лун хором поприветствовали своего господина.

Взгляд Музана скользнул по демонам и остановился на третьей высшей луне: «Аказа…»

«Слушаю!» — не поднимаясь с коленей, откликнулся демон.

«Прекрасно, ты оправдал мои ожидания, одолев слабость шеи, ты стал более совершенным, близким ко мне демоном».

«Я дарую тебе еще больше своей крови в награду».

После этих слов Музан спокойно поднял руку, которая затем превратилась в щупальце и молниеносно пронзила шею Аказы.

Источником силы демонов является кровь Музана.

И обычно их сила зависит от двух факторов — объема поглощенной крови Музана и количества съеденных людей. Но первый важнее второго, ведь пожирание даже сотни людей не сравнится с получением лишь одной капли крови первого демона.

На примере демонов двенадцати лун. Если низшие луны могут поглотить до десяти капель крови Музана, а слабейшие из высших лун около тридцати, то Аказа, Доума и Кокушибо — не менее сотни!

Плесь!

Музан не стал скупиться и сходу ввел Аказе около ста капель своей крови, посчитав, что после преодоления демонических пределов, третьей высшей луне вполне под силу поглотить столько.

Пух!

После введения крови, Аказа моментально упал на пол и свернулся калачиком от ужасающей боли в каждой клетке своего тела. Но демон яростно стиснул зубы и перенес трансформацию, не издав ни звука.

«Теперь мне точно не одолеть его…» — тихо прошептал Доума, пряча лицо за веером.

Не говоря уже о нем, сможет ли Аказа одолеть Кокушибо, после поглощения такого количества крови Музана?