Глава 1021. Крокодилья голова!

Даос Достигающий Небес был в самом скверном настроении из всех возможных. Сначала он думал, что Кровавый Предок не сможет его задержать на больше, чем несколько коротких мгновений. Однако Кровавый Предок копил жизненную энергию десять тысяч лет, к тому же хранитель гробницы оставил ему секретные методы. Его ярость и пламя, которыми он сжигал себя для последней вспышки силы, позволили Кровавому Предку довольно долго полностью сдерживать Божественного.

— Бай Сяочунь! — процедил Божественный сквозь сжатые зубы. Казалось, что он расстроен без меры и зол не меньше Бай Сяочуня. Ему приходилось снова и снова наблюдать, как все его планы в последнюю минуту терпят крах из-за хранителя гробницы, превращаясь в пустые мечты. Однако в этот раз всё оказалось немного по-другому. Помимо ярости в его глазах светилось ярко ещё что-то.

— Кто бы мог подумать, что ты придёшь сюда по своей воле? По крайней мере, мне не придётся разыскивать тебя самому. И я наконец смогу сделать из тебя Пилюлю Неумирающей Вечной Жизни, — облизав губы, он усмехнулся и взмахнул руками перед собой, заставляя грохот наполнить небеса и землю, а волю мира собраться к нему. Потом он двинулся в сторону Бай Сяочуня.

С каждым шагом воля мира становилась всё сильнее, пока не превратилась в опрокидывающее горы и осушающее моря давление, обрушившееся на Бай Сяочуня. Ранее даже Кровавый Предок, потомок архимператоров, не смог выдержать подобное. На самом деле именно из-за воли мира Кровавому Предку пришлось сжигать свою кровь, чтобы получить достаточно силы от Неумирающей техники. Именно это и смогло удержать даоса Достигающего Небес так долго. Но теперь… воля мира, казалось, совсем не действует на Бай Сяочуня! Теперь он освоил технику Неумирающей Вечной Жизни и даже получил титул Архипредка. Ещё он полностью подходил под условия воли мира, и по сути… тоже являлся владыкой небес и земли.

Глаза Бай Сяочуня были ярко-красными, и он тоже шёл вперёд на Божественного. Его стремление убивать усиливалось с каждым шагом, а воля мира начала благословлять его! Казалось, что весь мир разделился между Бай Сяочунем и Божественным. Они шли друг другу навстречу до тех пор, пока между ними не осталось триста метров, и каждый был наполнен энергией разного качества из мира, в котором они жили.

Бум!

Когда они столкнулись, то казалось, что горы и реки опрокинулись, и оглушительный грохот разнёсся над замёрзшим морем Достигающим Небес. Казалось, что море не сможет выдержать такую силу, оно начало раскалываться на части…

В то же время остров Достигающий Небес, который и так уже большей частью был уничтожен огнём Бай Хао, не смог выстоять под таким напором сил и тоже обрушился. Он был святой землёй, олицетворяющей безусловную власть и авторитет в мире Достигающем Небес, но теперь он оказался погребён в море Достигающем Небес. При этом сформировался гигантский водоворот, который походил на огромный рот из морской воды.

— Как интересно! — произнёс Божественный.

После этого он запрокинул голову назад и раскатисто рассмеялся. Несмотря на то что только что ему пришлось сражаться с Кровавым Предком, судя по всему, его силы были на пике. Идя вперёд, он указал на небо!

— Четыре реки формируют небесные кости! Золотое море пусть станет плотью!

— его голос, казалось, содержал силу небес и безграничную мощь, которая вынуждала реальность подчиняться его велению.

Внезапно в виде проекции душ четыре реки земли Достигающей Небес устремились к Божественному. В то же время морская вода поднялась в воздух, принимая форму огромной руки вокруг этих душ. Это была та самая рука, которая вызвала отчаяние Бай Хао и усмирила Кровавого Предка.

К сожалению для Бай Сяочуня, хранитель гробницы умер и не мог влиять на ход битвы. Даосская магия Божественного давала сбои во время сражения с Кровавым Предком, а затем оказалась уничтожена именно из-за влияния хранителя гробницы. Сейчас, после его смерти, ушло и его влияние. В результате ничто не мешало Божественному контролировать волю мира, несмотря на то что она оказалась разделена. К тому же у него было гораздо больше опыта в обращении с этой силой, чем у Бай Сяочуня.

По мановению Божественного огромная рука начала опускаться на Бай Сяочуня с небес. Бай Сяочунь очень серьёзно посмотрел вверх. Он ощущал чистую силу четырёх рек в этой руке, а также ауру моря Достигающего Небес. Хотя это

выглядело как рука, на самом деле это были все земли Достигающие Небес, собранные вместе. Он не смог бы выдержать подобный удар. И не важно, насколько сильно его физическое тело, оно бы не устояло.

В то же время он знал, что не выдерживал сравнения с древним Божественным, когда дело касалось управлением силами мира. Однако он не отступил. С налившимися красным глазами, он посмотрел на огромную руку, запрокинул голову назад и воскликнул:

— Кому какое дело, если я не могу сравняться с тобой по силе, Божественный?!

Сила техники Вечной Жизни циркулировала по его телу и затем преобразовалась в даосскую магию, называемую Озёрным Царством.

— Озёрное! — произнёс Бай Сяочунь, подняв руки вверх. Он был уверен, что с его мощной основой культивации загадочный священный зверь сможет проявить себя ещё более могущественным, чем ранее. Послышался грохот, и всё море Достигающее Небес немедленно превратилось в большое озеро!

— Царство!

Ничуть не медля, он соединил руки, и тут раздался рык монстра из другого мира. Небеса и земля задрожали от этого, даже могущественный Божественный был под впечатлением от этого звука. Затем последовал вой радости и предвкушения: пришло время, которое загадочный зверь так долго ждал. Благодаря текущей основе культивации Бай Сяочуня он мог создать достаточно большую поверхность озера, чтобы зверь мог выглянуть. Всё море Достигающее Небес превратилось в огромный рот, который издавал вой на оглушительной громкости. В то же время вместо обычных горных вершин — когтей — показался целый континент.

Он был чёрным, и не от почвы на нём, а потому что был покрыт похожими на чешую лесными образованиями. Континент был настолько большим, что его невозможно было описать. Каждая чешуйка на нём по размеру была не меньше, чем остров Достигающий Небес. Когда континент поднялся в воздух, то можно было увидеть, что снизу у него много рядов перевёрнутых горных вершин.

Если приглядеться получше, то можно было опознать в континенте нечто другое. А горные вершины тоже на самом деле представляли собой острые как лезвия зубы! Сам же континент оказался верхней челюстью огромного животного! Потом показалась нижняя челюсть…

Когда она появилась, то всё стало походить на пасть огромного крокодила, поднявшуюся из моря Достигающего Небес. Более того, глаза зверя были не менее красными, чем глаза Бай Сяочуня. Крокодилоподобное существо подняло голову и разинуло пасть, по сравнению с ним Бай Сяочунь и Божественный казались букашками. Взвыв, крокодил бросился на огромную руку мира… и перекусил её.

Бай Сяочунь в шоке наблюдал за происходящим. Смотря на огромную крокодилью голову, он невольно поражался тому, как всё вышло. Он и подумать не мог, что его дух жизненной сущности будет настолько большим… казалось, что он может заполнить собой весь мир, в котором они жили.

В любой другой момент Бай Сяочунь бы обрадовался, но сейчас у него не было на это времени. Когда огромная рука мира и зверь Озёрного Царства столкнулись, то послышался невероятный по силе грохот. Поднявшаяся ударная волна заполнила весь регион Достигающий Небес… и рука разлетелась на кусочки.

При этом почти все горы в регионе четырёх рек разрушились. Однако дух жизненной сущности Бай Сяочуня тоже не смог выдержать удар. Перекусив руку мира, он исчез. Он просто вернулся обратно, а не умер, в этом Бай Сяочунь был уверен. До этих пор его дух жизненной сущности выбирался только в виде проекции, чтобы призвать его целиком, требовалась основа культивации повыше.

Блеснув глазами, он подумал о том, чтобы призвать зверя снова, но Божественный поднял руки вверх с очень серьёзным выражением на лице. С одного из его пальцев соскользнул перстень и полетел к морю Достигающему Небес.

— Печать! — холодно произнёс Божественный.