Глава 1145. С ним так сложно иметь дело

— Ты знаешь, в чём твоя вина, Западня?! — сказал громогласным голосом Бай Сяочунь, паря в воздухе и переполнившись энергией в очень впечатляющей манере.

Благословенные земли божественного Западни находились ровно в центре столицы префектуры, и Бай Сяочунь точно рассчитал всё так, чтобы разрушилась только статуя, а окружающие дома не пострадали. Конечно, культиваторы из династии Коварного Императора вокруг смотрели на всё это большими глазами.

Бай Сяочуню казалось, что он, должно быть, внушал им благоговение. Однако божественный Западня чрезвычайно разозлился, взвыв, он попытался вырваться из-под удара Великого Меча Севера. Бай Сяочунь холодно хмыкнул. Выполнив жест заклятия правой рукой, он усилил в три раза мощь Великого Меча Севера. При этом трехсотметровый меч начал медленно опускаться на голову божественного Западни.


В процессе земли задрожали, а божественному Западне пришлось приложить немало усилий. Казалось, что его тело может развалиться в любой момент, из его рта постоянно фонтаном била кровь, и под его ногами разверзлись трещины, которые, казалось, на грани превращения в кратер. Давление от меча было настолько мощным, что божественный не был уверен, что сможет выстоять. Он видел, что малейшая ошибка с его стороны могла привести к тому, что меч рассечёт его напополам. На среднем уровне божественного Бай Сяочунь мог разобраться с Западнёй и без меча. Но он всё же решил воспользоваться им. Поэтому он не просто разбирался с божественным, а пытался его сокрушить.

— Я ещё раз задам вопрос, Западня, — сказал он ледяным тоном, его глаза поблёскивали. — Ты знаешь, в чём твоя вина?!

— Я отказываюсь верить, что ты посмеешь убить меня, Бай Сяочунь! — закричал божественный Западня, и его лицо покраснело от ярости.

Не то, чтобы он не хотел сбежать. По правде говоря, первый удар, нанесённый Бай Сяочунем при помощи Силы Воли, не только полностью уничтожил его дом, но и запечатал его самого. Выбраться из этой ситуации можно было только при условии, что его основа культивации была бы выше. Но он всё равно не желал сдаваться. Он на самом деле не верил, что Бай Сяочунь убьёт его. Ведь в этом случае божественного Западню не только воскресят, но это ещё повлияет на и так натянутые отношения между династиями. Даже самые безрассудные люди учли бы это.

— Я не посмею? — произнёс Бай Сяочунь. Внезапно он холодно усмехнулся. — Думаю, что ты позабыл, кто я такой. К чёрту всё, давай посмотрим, посмею ли я тебя убить.

Его аура усилилась, и он выполнил жест заклятия двумя руками, а потом взмахнул пальцем в сторону Великого Меча Севера, его намерение убивать вскипело. В ответ меч задрожал, а потом под воздействием основы культивации Бай Сяочуня он испустил мощную ци меча, которая могла убить любого на ранней стадии божественного.

Божественный Западня задрожал. Он уже и так достиг своего предела, поэтому когда появилась ци меча, то его пять инь и шесть ян органов болезненно завибрировали. Из его рта снова выплеснулась кровь, а Великий Меч Севера над его головой увеличился в размерах до трёх километров и начал источать силу самого мира. Потом он стал медленно опускаться. Учитывая, насколько быстро он двигался, было сразу ясно, что этот удар смертелен.

— Бай Сяочунь, да ты… — начал божественный Западня, а потом из него вырвался семицветный свет и превратился в семицветного дракона, который взвыл и полетел к мечу. В то же время из сумки божественного Западни показалось множество мощных защитных барьеров.

Но это был ещё не конец. Он даже использовал свой козырь: на его лице вздулись синие вены и за его спиной материализовался огромный чёрный бык. Излучая демоническую ци, он замычал и боднул меч. Это была божественная способность, спасающая жизнь: Дьявольский Бык Потрясает Небеса.

Хотя этот козырь можно было легко описать, его было сложно задействовать, и это требовало больших энергетических затрат. Несмотря на то что он был на ранней стадии божественных, для божественного Западни это было уже слишком, не говоря уж о том, что его Сила Воли и основа культивации были заблокированы. Однако ему было некогда об этом волноваться, ему приходилось выкладываться на полную, используя все резервы.

На небесах и земле продолжал раздаваться грохот, и окружающие, затаив дыхание, наблюдали за происходящим. Семицветный дракон, ударивший в меч, лишь разлетелся на кусочки. Магические предметы тоже оказались полностью бесполезными. Послышались раскаты грома, и Великий Меч Севера уничтожил всё на своём пути, надвигаясь на чёрного дьявольского быка.

Тут меч на мгновение замер. Потом Бай Сяочунь хмыкнул и добавил в него ещё силы основы культивации, заставляя меч рассечь быка на две половины и продолжить движение к божественному Западне.

Разница в силах двух божественных была слишком огромной. Как бы божественный Западня не пытался сопротивляться, это лишь походило на то, как богомол пытается остановить колесницу. Послышались хлопки, и все магические предметы разрушились, а божественные способности, преграждающие путь, развалились. Божественный посмотрел на приближающийся меч, и его сердце быстро забилось от шока.


«Проклятье! Он же из мира Достигающего Небес, а не из династии Святого Императора.

Он убьёт меня! Он правда меня убьёт! Он действительно хочет, чтобы между династиями началась война!» Внезапно божественный Западня испытал чувство неминуемого кризиса. Он знал, что коварный император мог воскресить его при помощи семени Дао, если он умрёт, но в то же время он также понимал, что за этим последует неизбежное снижение боевой мощи, которую уже нельзя будет восстановить. Ещё эта смерть очень плохо повлияет на его будущую культивации. Поэтому, если у него была хоть малейшая возможность избежать смерти, он предпочёл бы ей воспользоваться.

Когда он понял, насколько Бай Сяочунь неуправляем, он почувствовал страх и внезапно пожалел о том, что спровоцировал его. Пока он пытался найти выход, меч всё приближался, а чувство неизбежной смертельной опасности становилось сильнее. Длинная кровавая полоса показалась на его лбу, словно его начинали разрезать пополам. Стиснув зубы, он наконец сказал:

— Просто забери с собой своих людей и уходи, Бай Сяочунь!

Хотя это и не было прямым признанием вины, в какой-то мере это несло подобный смысл. Но не это было нужно Бай Сяочуню. Он пришёл сюда, чтобы продемонстрировать свою силу, чтобы все хорошо запомнили две вещи: он больше не на начальной стадии божественного, и если кто-то его действительно обидит, то он достаточно безумен, чтобы убить обидчика.

С другой стороны, он понимал, что без абсолютной необходимости ему не следовало действительно разрезать божественного Западню на две части. Если он натворит дел, то святой император наверняка использует эту возможность, чтобы в качестве наказания отобрать у него префектуру Туманного Моря, ну или забрать над ней контроль. Бай Сяочунь совсем не хотел давать ему подобную возможность. Но и отпускать божественного Западню ему тоже не хотелось. Поэтому несмотря на косвенное признание вины, Бай Сяочунь сверкнул глазами и с убийственными намерениями заставил меч опускать всё ниже.

«Может, я не могу убить тебя, — подумал он, — но напугать тебя до полусмерти я просто обязан». Выражение лица Бай Сяочуня, его действия, казались настолько реалистичными, что сердце божественного Западни забилось ещё быстрее.

«Проклятье! Чёрт побери! Я же уже согласился опустить их!» Он начал вращать основу культивации на полную мощность, но разрез на его голове продолжал становиться всё глубже и длиннее. Понимая, что его тело сейчас не выдержит, он стиснул зубы.

— Я знаю, в чём моя вина!

Несмотря на эти вырвавшиеся из его рта слова, взгляд Бай Сяочуня остался ледяным, а его меч не изменил ни направления, ни скорости. Голова божественного Западни начала буквально раскалываться на половины, заставляя его кричать от боли и страха.

— Бай Сяочунь, между нами нет вражды!

Сейчас он уже был полностью убеждён, что Бай Сяочунь безумен, и что в его случае надежды спастись уже нет. Однако в этот момент полного отчаяния, Бай Сяочунь отвёл меч в сторону. Вместо того, чтобы разрубить голову, меч скользнул по плечу и отрубил божественному Западне руку.

Кровь брызнула во все стороны, и божественный застонал. Порыв энергии заставил его отлететь кубарем назад, расплёскивая везде кровь. Когда он остановился, то посмотрел на Бай Сяочуня, и в его глазах промелькнула ненависть, но ещё больше там было облегчения от того, что всё же удалось выжить. А когда он увидел кровожадный взгляд Бай Сяочуня, который до сих пор никуда не исчез, его сердце забилось ещё быстрее.

— Тебе повезло, я передумал, — прорычал Бай Сяочунь. — Теперь убирайся отсюда, пока ещё можешь. Если тебе захочется поквитаться, то приходи ко мне в префектуру Туманного Моря. Я буду ждать тебя!

Взмахнув пальцем, он заставил Великий Меч Севера уменьшиться и подлететь к нему. Потом он схватил его за рукоять, и кончик меча задрожал и загудел.

Божественный Западня про себя вздохнул о том, насколько ему не везёт. Никто не захотел бы провоцировать подобного психа. Это того не стоило. Теперь он оказался в очень плохой форме и к тому же пострадала его гордость. Единственным утешением было то, что его противник был на средней стадии божественных. Низко поклонившись, он перестал обращать внимание на Бай Сяочуня, развернулся, превратился в яркий луч света и улетел прочь.