Глава 1147. Презренный, бесстыжий, неисправимый

Даже сейчас Бай Сяочунь не был уверен, откуда же взялась его черепашья сковорода. У него были только какие-то догадки, и никаких подтверждений. Однако в чём он точно был уверен, так это в том, что с тех пор как ему попалась черепашья сковорода, он не встречал ничего более прочного, чем она. Никакие магические техники или уровень силы физического тела, никакие магические предметы — ничего не могло уничтожить её. И в этом он был убеждён.

Перед лицом бесконечного потока опавших листьев уровня божественного, Бай Сяочунь, конечно, испугался, но вовсе не отчаялся. Взвыв, он достал черепашью сковороду, а потом полностью закрылся ей, съёжившись на земле.

«Повезло, что я снова похудел, а то бы сейчас у меня были большие проблемы», — вздохнул он и устроился под сковородой прямо на глазах у духа управления веером, стоящего на дереве. Когда тот увидел, что произошло, то очень удивился, а потом взвыл от смеха.


— Этот бесстыжий Бай Сяочунь внезапно отупел? — сказал он насмешливо и сверкнул глазами. — Неужели он решил, что какая-то там сковорода сможет защитить его от ста тысяч листьев?! Вскоре он непременно обнаружит, что я заплатил неимоверную цену только для того, чтобы этот уровень заставил его погрузиться в отчаяние. Да он никогда в жизни не сможет его пройти!

Однако, в это время бесконечный поток опавших листьев уровня божественного обрушился на сковороду, под которой скрылся Бай Сяочунь. И тут глаза у духа управления веером полезли на лоб.

— Не может быть! — выдохнул он, дрожа от неверия.

Сцена перед ним была настолько шокирующей, что превосходила всё вообразимое. Ни один листик не смог повредить сковороду, напротив, отдача заставила листья засохнуть и рассыпаться в прах. Казалось, что листья, как стеклянные стрелы, пытаются разбить большой камень — сковороду. Как бы они не ударялись в сковороду, это не оставляло на ней никаких следов. Тут уверенность духа управления веером почти полностью рассыпалась.

«Невозможно. Как такое может быть?.. Проклятье, чёрт побери! Этот парень просто бесстыдный читер! Этот Бай Сяочунь, он… он… Не говорите мне, что я действительно не могу ничего с ним сделать?!» Дух управления веером всё сильнее погружался в безумие. «Сначала он украл у меня силу и прогнал всех остальных претендентов. Он чуть не уничтожил мир тёмных аптекарей, и ещё бесстыднее повёл себя с суккубами. А теперь… у него оказалось это драгоценное сокровище, которое защитило его?! Чёрт побери! Что это за сковорода такая?!»

Хотя, казалось, что со сковородой ничего не случилось, Бай Сяочунь под ней кашлял кровью. Хотя сковороду нельзя было повредить такой божественной способностью, вызванные атаками вибрации заставляли болезненно дрожать пять инь и шесть ян органов Бай Сяочуня.

Если бы он не находился на среднем уровне божественного, не обладал невероятно мощным физическим телом и силой регенерации, то тогда скорее всего из него бы получился кровавый фарш ещё до того, как листья закончили биться в сковороду. Даже с его текущим уровнем, ему казалось невероятно сложно справляться с атакой. Он продолжал кашлять кровью, а его глаза полностью покраснели. Его силы регенерации работали на пределе. Каждый вдох, казалось, длился вечность.

«Только подожди у меня, дух управления веером! Совсем скоро я сделаю так, что ты поймёшь, насколько крут Лорд Бай!» Боль пронзила всё его тело и заставила скрипеть зубами на духа веера. Так Бай Сяочунь и дух веера ругали друг друга, разделённые только сковородой и разбивающимися листьями.

Бай Сяочунь не знал, сколько же прошло времени, но в какой-то момент он ощутил, что полностью восстановился. Казалось, что листья наконец исчезли. Проверив и перепроверив, что всё успокоилось, Бай Сяочунь глубоко вздохнул и медленно приподнял краешек черепашьей сковороды. Убедившись, что на горизонте никого, он поднялся на ноги.

Вокруг него скопилось много порошка — это было всё, что осталось от листьев, которые, высохнув, превратились в пыль. Когда он посмотрел вокруг, то у всего мира, казалось, был истощённый вид. Можно было подумать, что он существовал слишком долго и теперь готов рассыпаться. Вздохнув, Бай Сяочунь убрал черепашью сковороду, выпятил подбородок и гордо сказал:

— Ну что, удалось разобраться со мной, мелкий поганец?!

Он знал, что дух веера наверняка где-то рядом и слышит его, он даже использовал немного божественного сознания, надеясь обнаружить его. Как и ожидалось, с верхушки огромного дерева раздался мощный рёв и на его поверхности показалось лицо! Его глаза гневно смотрели на Бай Сяочуня, в этом взгляде читалась глубокая ненависть, безумие и нежелание признавать поражение. Казалось, что это лицо желало сожрать Бай Сяочуня заживо.

— Ты бесстыжий! Мошенник!


Это было лицо духа управления веером. Не имея сейчас возможности появиться в физическом теле перед Бай Сяочунем, он использовал этот метод, чтобы показаться. Изначально он не планировал показывать себя, но в полном отчаянии и сильно разозлившись, он до какой-то степени потерял контроль. Удивлённый Бай Сяочунь немного отступил, так как огромное дерево дёрнулось вперёд, словно собираясь атаковать его. В тот миг он ещё не был уверен, что лицо на дереве принадлежало духу веера.

«Думаю, что есть только один способ проверить». Проигнорировав разъярённое дерево, он прочистил горло, подошёл и начал расхаживать вокруг него, осматривая с разных сторон. Что касается лица, то оно стало двигаться по поверхности дерева, не сводя гневного взгляда с Бай Сяочуня. Через миг Бай Сяочунь пару раз моргнул и спросил:

— Эй, что ты там только что сказал?

В духе веера бурлила ярость, и он повторил:

— Я сказал, что ты читер и бесстыжий! Настоящий жулик!

— Читер? Я всего лишь прикрылся сковородой, чтобы защититься. Давай я поведаю тебе один секрет. Причина, по которой у меня есть контроль над частью повреждённого веера, кроется в том, что у меня нет конкурентов. Вот это я называю читерством.

Расхохотавшись и намеренно провоцируя духа веера, он посмотрел на лицо на дереве.

Как только он сказал эти слова, лицо чуть ли не лопнуло.

— У тебя хватает наглости заявлять об этом открыто? Ты… правда признаёшь это?! Какое нахальство! Презренный жулик. Вот кто ты! Я клянусь здесь и сейчас, что ни за что не дам тебе добиться успеха!

Не то, чтобы духу веера раньше не приходилось иметь дело с бессовестными людьми. Но никто из них не мог сравниться с Бай Сяочунем. Гневные вопли духа веера подтвердили для Бай Сяочуня, кто перед ним.

— Ах, значит это ты! — Враждебно сверкнув глазами, он вынул Великий Меч Севера и ударил по дереву. Прозвучал сильный грохот, и послышались ругательства духа веера:

— Просто подожди, Бай Сяочунь! Проклятье, я убью тебя! Бесстыдный! Презренный! Неисправимый!

Дух управления веером понял, что у него не хватает слов, чтобы выразить своё возмущение, поэтому он опять и опять повторял эти фразы. В любом случае Бай Сяочунь начал немного сердиться. Более того, он только что сильно натерпелся под градом листьев. Поэтому он снова опустил Великий Меч Севера на дерево, превращая его и лицо духа веера вместе с ним в груду щепок. Тут он ощутил, как аура духа управления веером покинула дерево, и мальчик встал в стороне.

— Лучше тебе быть поосторожнее, мелкий паршивец. Просто подожди, когда я стану твоим хозяином, то быстро вымуштрую тебя.

Когда полностью разъярённый дух веера услышал это, то он чуть не начал кашлять кровью.

— Только подождите немного! В следующий раз я непременно, наверняка уничтожу тебя! Я клянусь!