Глава 1149. Кормёжка кладки

Бай Сяочунь безмолвно парил в воздухе вместе с божественным Пожилым Духом. Тот знал, что помощь рано или поздно всё же придёт. В конце концов, он понимал в этой ситуации немного больше, чем Бай Сяочунь. Но в то же время он знал, что его основы культивации недостаточно, чтобы как-то помешать происходящей катастрофе, за исключением спасения тех своих людей, о которых он уже успел позаботиться.

В итоге Бай Сяочунь даже не мог увидеть, где кончается паутина. Всё было покрыто этой штукой, излучающей ауру гниения и забирающей жизненную силу у всего, к чему она прикасалась. К этому времени паутина заполонила уже почти половину второй бессмертной области и двигалась с такой скоростью, что только божественные могли спастись.

На лице божественного Пожилого Духа были смешанные эмоции, особенно ярко проступало нежелание смириться с ситуацией. Для него вторая бессмертная область была домом, а ему приходилось смотреть, как её медленно уничтожают.


— Король Достигающий Небес, тот случай в княжестве Тёмной Девятки, о котором ты сообщил, оба императора могли предвидеть. Что касается текущей ситуации, то именно благодаря их скрытым действиям всё развивается именно так, как мы видим сейчас. Именно поэтому святой император никак не ответил на твой доклад и к тому же подавил любые новости об этом происшествии. Из-за того что ты не божественный династии Святого Императора, ты не знаешь многое из того, что известно нам. В той огромной кладке — клон суверена!

Когда Бай Сяочунь услышал это, то развернулся, чтобы посмотреть на божественного Пожилого Духа, и его глаза сверкнули.

— Суверена?

Тут божественный Пожилой Дух посмотрел на небеса и на огромного гиганта, который заполнял большую часть небосвода.

— Когда прилетел повреждённый веер, он ударился в руку огромного суверена и сбил кусок чёрного камня. Помнишь, как после того инцидента императоров какое-то время не было? Всё потому что они сражались за этот камень!

— Хм.

— Для архея кусок кожи суверена исключительно ценен. В нём может содержаться секрет прорыва в царство суверена. Даже совсем расплывчатый намёк на это может довести археев до безумия, настолько он ценен. Несмотря на то, насколько осторожно археи сражались, кусок кожи смог ускользнуть от них. После этого археи поняли, что если этому куску не дать созреть, то секреты царства суверена раскрыть будет невозможно. Они знали, что должен будет настать момент, когда он начнёт пожирать жизненную силу. Поэтому из случая в княжестве Тёмной Девятки они поняли, что кусок кожи пытается вырасти. Никто из них не был доволен той степенью зрелости, которой он успел достичь, поэтому они оставили его развиваться дальше. Они хотят, чтобы он дорос до настоящего клона суверена. На самом деле они решили скормить ему целую вторую бессмертную область! Они просто ждут. Когда клон суверена перестанет расти, он наконец покажется! — разгневанный божественный Пожилой Дух не стал ничего скрывать от Бай Сяочуня.

Когда Бай Сяочунь услышал эту историю, то начал тяжело дышать и расстроился. В его взгляде тоже показался ледяной блеск. Против него строили планы и бросили умирать, это походило на приёмы, которыми пользовался даос Достигающий Небес.

— Позволить клону поглотить столько жизненной силы для археев — не что иное, как игра с огнём!

Хотя он уже подозревал, что случится что-то подобное, но когда он услышал всё это из уст божественного Пожилого Духа, то его сердце ощутило неимоверный холод. Хотя он и не был особо сострадательным человеком, но жертвовать таким количеством людей казалось ему крайне чрезмерным. Даже ради того, чтобы кто-то смог достичь уровня суверена и смочь сражаться с Врагом из Внешней Сферы, такая жертва была слишком большой для него.

Бай Сяочунь чувствовал себя очень неспокойно, а гнев божественного Пожилого Духа всё возрастал. Тем временем паутина продолжала распространяться. И тут в небе появилась молния в три километра длиной, на полной скорости летящая к ним. Небеса разорвало пополам от оглушительного грома, сопровождавшего молнию, даже паутина на мгновение остановилась.

Бай Сяочунь и божественный Пожилой Дух посмотрели на молнию и увидели святого императора, глаза которого сияли ослепительным святым светом. За ним прибыли холодный и беспощадный Гу Тяньцзюнь, а также Сыма Юньхуа с нежной улыбкой на лице. Процессию замыкал седоволосый Чень Су с пронзительным взглядом. Если посчитать божественного Пожилого Духа, то из династии Святого Императора присутствовали сразу четыре божественных.

Во взгляде святого императора виднелось острое предвкушение, и он не мог до конца скрыть его. Полностью проигнорировав Бай Сяочуня и божественного Пожилого Духа, он принялся внимательно изучать паутину. Сыма Юньхуа и остальные божественные подлетели к божественному Пожилому Духу, чтобы поздороваться, и, несмотря на свою нелюбовь к Бай Сяочуню, они и ему вежливо кивнули.

Никто не успел ничего сказать, как в небесах раздался мощный грохот, появилось чёрное облако и быстро приняло форму огромной статуи. Вздымающаяся дьявольская ци поднималась от статуи и заставляла всё дрожать. И тут возникло восемь отдельных фигур. Одна из них была облачена в императорские одежды и корону. Это был человек средних лет, который выглядел угрожающе, даже когда не злился. Особенно привлекали взгляд его глаза, которые, казалось, содержали в себе трансформацию небес и земли. Когда он посмотрел на Бай Сяочуня и других божественных, то они невольно слегка вздохнули.

Хотя Бай Сяочунь никогда не видел его вблизи раньше, он сразу же понял, что этот человек не кто иной, как коварный император. Его одежды и аура заставляли его казаться горящим солнцем в небесах. Он на самом деле был довольно похож на святого императора, только холоднее и самоувереннее, до такой степени, что вокруг него могло всё замёрзнуть. Также он был более властным, чем святой император. Если присмотреться, то его зрачки походили на два чёрных меча.

Точно так же, как и святой император, он пришёл не один. За ним в воздухе парило ещё семь человек, мужчины и женщины, все они были божественными династии Коварного Императора. Гунсунь Вань’эр. Преподобный Шилин. Принц Юань Яоцзы. Божественный Вирупакша. Божественный Западня. Все они тоже были там. Ещё там была пожилая сгорбленная женщина с коричневыми пятнами на лице. Однако все эти люди для Бай Сяочуня смешались в единое пятно, потому что всё его внимание сосредоточилось на мужчине средних лет в чёрных одеждах. Он очевидно источал ауру божественного и по внушительности вида уступал только императору. Как только Бай Сяочунь увидел его, он увидел Бай Сяочуня. Между ними было всего лишь шестьсот метров.

— Даос Достигающий Небес! — зарычал Бай Сяочунь, его глаза налились кровью. Этим человеком был не кто иной, как отец Ду Линфэй, даос Достигающий Небес.

— Бай Сяочунь! — пробормотал даос Достигающий Небес, его глаза сузились, и он холодно посмотрел на Бай Сяочуня.

Бай Сяочунь часто размышлял о том, где и как он снова встретится с даосом Достигающим Небес и сможет ли он при этом сдержать свою ненависть. И сейчас он понял, что не сможет. Не важно было, насколько этот миг подходил для того, чтобы начать сражение. Как только он увидел даоса Достигающего Небес, его основа культивации активизировалась и намерение убивать достигло предела само по себе.

Он ничего не сказал. Он не медлил ни мгновения. Он ни капли не сдерживался. Сделав шаг вперёд, он помчался к даосу Достигающему Небес. Тот, казалось, ничуть не удивился, увидев это. В его глазах промелькнул жестокий свет, и он тоже сделал шаг вперёд, выполняя жест заклятия правой рукой и призывая свои девять ворот Дао. Засиял ослепительный свет, и перед ним возникла магическая формация девяти ворот Дао. Потом он толкнул рукой вперёд и проявились колебания силы ранней стадии божественного. Однако, судя по его боевой мощи, он уже был близок к средней стадии.