Глава 1207. Правда закончилось

— С чего ты взял, что у меня так быстро закончится Сияние Архея?.. — усмехнулся Бай Сяочунь, в его глазах сиял странный свет. Он казался уверенным, почти как если бы забыл, что на самом деле у него осталось только четырнадцать зарядов.

Хотя он использовал один луч, чтобы наказать Бай Сяочи, когда Сун Цзюньвань и Чжоу Цзымо пробудились, его запасы снова достигли пятнадцати камушков. Однако сейчас можно было подумать, будто он уверен в том, что его запасы бесконечны. Перед лицом коварного императора и его красного солнца он взмахнул рукой перед собой.

— Не беспокойся, у Бай Сяочуня ещё много Сияния Архея! — он использовал божественное сознание, чтобы связаться с веером и призвать второй луч Сияния Архея.

Но это было ещё не всё. Потом появился третий, оба заряда содержали силу архея и полетели прямо к красному солнцу. По телу коварного императора пробежала дрожь, его голова пошла кругом. Даже он не мог предсказать, что Бай Сяочунь сделает нечто подобное, коварный император сразу засомневался в своём предыдущем предположении.

Два луча Сияния Архея врезались в красное солнце, заставляя мощные колебания распространиться во все стороны и появиться два огромных кратера. Если Сияние Архея могло продырявить руку суверена, тогда очевидно, что солнце, созданное коварным императором, не представляло сложности. Хотя два кратера на солнце и не были сквозными, но они всё равно шокировали. Более того, солнце немного задрожало, а его жар, свет и скорость значительно ослабли и уменьшились. В то же время испытывающий отдачу коварный император закашлялся кровью.

«Как такое возможно?» — с удивлением подумал коварный император, тяжело дыша и гневно смотря на Бай Сяочуня.

Хотя он знал, что Бай Сяочунь владеет веером, он до сих пор не мог представить, как тот так сильно изменился всего за тридцать лет. Раньше Бай Сяочунь с трудом мог отразить иллюзорную атаку и был тем, кого коварный император мог убить без особых усилий. Но теперь… коварный император должен был признать, что с ударом кулаком уровня суверена его боевая мощь была наполовину равна архею. Конечно, коварный император всё равно мог победить такую силу. Но оказалось, что это ещё не всё… Это Сияние Архея, принадлежащее Бай Сяочуню, содержало настоящую боевую мощь архея. И это всё меняло, хотя коварному императору не хотелось этого признавать, но он уже понимал… что ничего не может поделать с Бай Сяочунем.

Единственной возможностью было заплатить огромную цену и сражаться насмерть. А в этом случае он может оказаться серьёзно ранен. Это можно было бы пережить, если бы он являлся единственным археем в вечных бессмертных областях, но это было не так. Он знал, что святой император будет очень пристально наблюдать за происходящим. Очевидно, что тот только и ждал, что коварный император решит заплатить высокую цену, чтобы убить Бай Сяочуня. Если в процессе коварный император окажется тяжело ранен, то святой император сможет воспользоваться случаем, появиться после боя и убить его.

Возможно, коварному императору и удастся сбежать, но, если он это сделает, святой император обязательно объявит полномасштабную войну. Династия святого императора заберёт себе больше земель, а коварному императору придётся скрываться, чтобы восстановиться, полностью теряя инициативу в конфликте.

В один миг все эти мысли пронеслись в голове у коварного императора. И хотя он не особо обрадовался своему решению, но он признавал его необходимость.

«Проклятье! Неужели мне просто придётся отказаться от сражения с Бай Сяочунем?!» — подумал он, чувствуя, как задыхается. В его глазах сверкнул холодный свет, он даже прикинул, насколько убийство Бай Сяочуня стоит того, чтобы получить ранение. «Не может такого быть, чтобы у него был безграничный запас Сияния Архея. Он должен закончиться. В таком случае, возможно, у меня появится шанс убить его, не получив ранения, в то же время я смогу отпугнуть святого императора, чтобы он не вмешивался».

Решив, что это лучший план, коварный император принялся действовать, в его глазах показалось намерение убивать, ставшее только сильнее, и он выполнил жест заклятия двумя руками. В результате он стал сливаться с солнцем! Затухающее солнце сразу же снова вспыхнуло! Это была кульминация боевых способностей коварного императора, когда он становился красным солнцем, а красное солнце становилось им. Когда он ускорился, невыносимый жар распространился вокруг и земли начали высыхать, а воздух искажаться. Многие люди закричали от боли и сразу же превратились в высохшие трупы!

— Могу поспорить, что у тебя только несколько зарядов Сияния Архея! — воя, коварный император всё приближался к Бай Сяочуню.

Бай Сяочунь прищурился, увидев, насколько коварный император упрям. Понимая, что осталось лишь двенадцать зарядов, он знал, что ни за что не должен раскрывать этого.

— Что ж, — сказал он громко, — ты смог догадаться. Отлично. Продержись ещё немного. Я не стану тебя обманывать слишком долго. Это мой последний заряд! — тут он указал в небо, и ещё одно Сияние Архея начало опускаться вниз. Однако он не остановился на этом, а сразу призвал пять лучей!

Пока луч за лучом появлялись в небе, сердце коварного императора билось всё чаще и чаще. Хотя он был уверен, что Бай Сяочунь не сможет использовать Сияние Архея вечно, но тут начало казаться, что на самом деле может! Как бы он ни анализировал ситуацию, всё указывало на то, что это должно быть невозможно для Бай Сяочуня. Но тут Бай Сяочунь снова взмахнул рукавом, задрал подбородок и объявил:

— Ну ладно, вот мой последний заряд!

Послышался грохот, и с неба начали спускаться ещё два луча Сияния Архея. Это стало последней каплей. С быстро бьющимся сердцем коварный император спросил:

— Сколько же у тебя их всего?!

Если бы Бай Сяочунь отказался что-то говорить, то он бы легче смирился с ситуацией. Но учитывая то, как Бай Сяочунь себя вёл, коварный император лишь чувствовал себя сбитым с толку и злился. Он попытался уклониться от лучей света, но красное солнце было слишком большим. Когда Сияние Архея врезалось в него, оно так сильно задрожало, что оказалось на грани уничтожения. Что касается коварного императора, то кровь брызнула у него изо рта и ему пришлось рассеять солнце, чтобы отступить.

У него правда не оставалось выбора. Его ранили уже несколько раз, и, как бы он ни злился, он всё равно не мог понять, сколько ещё зарядов осталось в запасе у Бай Сяочуня. Пока святой император наблюдал за происходящим, он был поражён. В какой-то момент он даже занёс ногу, чтобы начать действовать, но потом поставил её обратно, не уверенный в том, что предпринять.

Бай Сяочунь, с другой стороны, вздохнул с облегчением. Он знал, что у него осталось только девять зарядов, и не хотел слишком сильно упорствовать. Он соединил руки за спиной, паря в воздухе, вздохнул и сказал:

— Сейчас у меня остался только один заряд…

— Да как же, один! — ответил коварный император. Внезапно развернувшись на месте, он бросился в сторону Бай Сяочуня, и в его глазах блеснуло намерение убивать.

Но когда он начал приближаться, Бай Сяочунь издал возглас и заставил один, два, три луча Сияния Архея словно молнии опуститься вниз. Тут все подозрения коварного императора обострились. Взвыв, он отступил, но лучи света всё равно попали в него. Бай Сяочунь сразу же сказал громким голосом:

— Ну всё, теперь у меня больше нет зарядов…

— Бай Сяочунь! — взревел коварный император, снова разворачиваясь и агрессивно помчавшись обратно к Бай Сяочуню. Но тут с небес начали сходить ещё три луча Сияния Архея!

Изо рта коварного императора брызнула кровь, он запрокинул голову и взревел от гнева. Тут он уже решил, что нужно уходить, больше не желая проверять Бай Сяочуня. Он даже начал исчезать, но тут он услышал вкрадчивый голос Бай Сяочуня:

— Ну всё, теперь у меня правда ничего не осталось. Будь спокоен…