Глава 1210. Помоги мне, Бай Сяочунь!

Нельзя было сказать, что земли, принадлежащие культиваторам Достигающим Небес развивались с каждым днём только потому, что происходящее далеко превосходило это описание. Здесь поселились сотни тысяч культиваторов, живших до этого в Великом Мече Севера, в добавок к изначальным жителям бессмертной области, которыми пренебрёг коварный император. Все были заняты обустройством. Старые горы были разрушены, жители воздвигали новые горные массивы. Согласно плану, разработанному Небесным Грандмастером, строительство началось в центральном городе, и хотя об этом никто официально не объявлял, все понимали, что здесь появится имперский город. Внутри города большое количество культиваторов сооружало огромную статую Бай Сяочуня, облачённого в императорские одежды и корону.

Каждый день из династии святого императора прибывало ещё больше культиваторов из мира Достигающего Небес. Все они с большим энтузиазмом посвящали свои силы созданию новой императорской династии, которая должна была прославиться.

Но среди всей этой бурной деятельности у Бай Сяочуня было мало дел. Он уже вернул с веера Сун Цзюньвань и Чжоу Цзымо, к которым сразу после их появления стали относиться как к королевским особам. Король гиганта-призрака, Небесный Грандмастер, Ли Цинхоу, патриарх Духовный Поток и другие представители старшего поколения сразу же стали проявлять о них необычайную заботу. К ним приставили большое количество слуг, чтобы сами они ничем не утруждались. Во многом к жёнам Бай Сяочуня относились лучше, чем к нему самому. Бай Сяочунь лишь вздыхал в ответ на то, насколько его близкие люди заботятся о его нерожденных детях и их матерях, предпочитая их ему.

«Они же просто дети, — подумал он, — а я — их отец. Мне нельзя завидовать!» Слегка удручённый, но понимая, что соревноваться с собственными детьми за внимание окружающих не имеет смысла, он покачал головой и ушёл вместе с Крутышом, который тоже скучал не меньше. Они отправились в путешествие по бессмертной области, которую занял Бай Сяочунь, и своими глазами увидели, сколько энтузиазма испытывают работающие везде люди. Бай Сяочунь даже несколько раз пытался помочь, но каждый раз увидев его, люди начинали кланяться и вставать на колени.

В конечном итоге Небесный Грандмастер и король гиганта-призрака попросили его прекратить подобные появления на публике, беспокоясь, что это может негативно сказаться на строительстве и работе по обустройству земель. И хотя хитрый Небесный Грандмастер очень хорошо понимал Бай Сяочуня, в данной ситуации он ошибся с выводами… Сейчас Бай Сяочунь находился на позднем уровне божественного и обладал боевой мощью архея, но по правде говоря, глубоко в душе он продолжал быть всё тем же Бай Сяочунем, который ещё в секте Духовного Потока обожал всеобщее внимание. И поэтому, сколько бы Небесный Грандмастер не пытался его убедить держаться подальше от публики, это не помогало. Сначала Бай Сяочунь согласился, усмехнувшись, но как только никто не видел, прочистил горло и отправился на прогулку.

Куда бы он не пошёл, там сразу же начинали раздаваться восторженные возгласы. И каждый раз там, где он задерживался, работы начинали отставать от графика. В итоге на помощь пришёл Ли Цинхоу. Он лучше всего понимал Бай Сяочуня, а ещё был наиболее почитаем им. Бай Сяочунь мог проигнорировать указания любого человека, кроме Ли Цинхоу… После этого Бай Сяочунь сказал:

— Ну, ладно. Думаю, что всё-таки перестану ходить на прогулки.

Так как ему было теперь совсем нечем заняться, он взял с собой Крутыша в отдалённую область, чтобы немного расслабиться. К сожалению, Крутыш слишком легко очаровывал различных существ, живущих в вечных бессмертных областях. Ранее он был занят защитой Сун Цзюньвань и не смел заводить себе даосских спутниц. Но теперь ему было нечем заняться, поэтому он умудрился ускользнуть от Бай Сяочуня и приняться за работу.

Это ещё больше огорчило Бай Сяочуня. В итоге он остался один в главном зале в городе Мегакамень, помирая от скуки. Когда он уже подумывал отправиться на веер, внезапно в его бездонной сумке что-то завибрировало. Удивившись, он использовал божественное сознание, а затем достал нефритовую табличку связи. Через миг послышался знакомый голос:

— Бай Сяочунь, спаси меня!

Услышав это, он сразу же вскочил на ноги. Этот голос принадлежал не кому иному, как Гунсунь Вань’эр!

— Что случилось? Ты где?!

Он не только был ей очень обязан, но ещё и испытывал лёгкие романтические чувства в её адрес. Как только он услышал её голос, сразу же забеспокоился.

— Коварный император пытается убить меня! Он… — тут её голос внезапно оборвался и заставил Бай Сяочуня дышать с трудом. Не медля ни мгновения, он исчез и появился в небе, потом он использовал божественное сознание, отсылая его во все стороны.

«У таблички связи ограниченный радиус действия. В лучшем случае её сигнал покрывает расстояние в две бессмертные области! Если коварный император решил нанести удар, то должно быть, это там!» Он сверкнул глазами и сосредоточил внимание на династии Коварного Императора. После последнего боя с коварным императором, он попытался отыскать Гунсунь Вань’эр, когда разыскивал Великий Меч Севера, но она не отвечала на сообщения. В то время казалось маловероятным, что она спряталась в землях династии Коварного Императора. В конце концов, если коварный император обнаружит её, то оттуда будет слишком сложно сбежать.

В землях династии Святого Императора она тоже не стала бы прятаться. Это означало, что самое вероятное место её укрытия — Вечное море. Однако более подробно он уже не анализировал. На огромной скорости он помчался к Вечному морю, используя божественное сознание для поиска знакомых колебаний. Если он сможет заметить нечто похожее на атаку архея, то это будет хорошим указателем. Не прошло время горения половины палочки благовония, как он обнаружил мощные колебания из определённого места в Вечном море. Эти колебания были знакомыми и принадлежали коварному императору.

— Как ты смеешь, коварный император!

Его глаза налились кровью, и он на полную мощность активировал основу культивации, заставляя небеса задрожать, в то же время он отправил сообщение святому императору, а потом на предельной скорости полетел вперёд!

Коварный император с мрачным лицом и холодным взглядом парил над определённым местом в Вечном море. Обеспокоенно он посмотрел вниз на воду под своей правой рукой и заставил появиться там водяную воронку. На дне воронки находилась водяная сфера, покрытая магическими символами, внутри которой, сжавшись от страха и ужаса, сидела со скрещёнными ногами Гунсунь Вань’эр.

— Я не убью тебя, Мать Призраков. Я просто подавлю твой клон души и позволю пробудиться твоей истинной душе!

Коварный император за последнее время потерял слишком много божественных, поэтому обеспокоенно использовал тайную магию, чтобы отыскать Гунсунь Вань’эр. Он и подумать не мог, что все те годы, пока Гунсунь Вань’эр пряталась, она строила вокруг себя мощную магическую формацию, и теперь ему приходилось иметь дело с результатом её тридцатилетнего труда. Хотя формация и не могла вечно защищать от атак уровня архея, но она была достаточно прочной, чтобы выдержать время горения половины ароматной палочки. По этой причине коварный император не смог сразу же схватить её и у неё появилась возможность отправить Бай Сяочуню сообщение. Когда коварный император понял, что она сделала, его лицо исказилось от ярости.

— Раз я не могу поймать тебя живой, я просто убью тебя! А потом я использую твоё семя Дао, чтобы воскресить тебя в моём императорском дворце!

Холодно хмыкнув, он толкнул рукой вниз, призывая огромную ладонь, которая полетела прямо в сферу воды, защищающую отчаявшуюся Гунсунь Вань’эр! Когда рука начала погружаться вниз, то вода начала повторять контур руки, образуя водяную ладонь.