Глава 1218. Ребёнок рождён

Лунный свет падал на Бай Сяочуня сквозь открытую дверь. Он какое-то время растерянно стоял в своей комнате, потом наконец вздохнул, похоже его жизнь не имела смысла. «Если бы я знал, что такое произойдёт, я бы не стал злить так много женщин…» Расстроенный, он невольно продолжал думать, что лучше всего, когда жена всего одна. Две жены — уже невероятные проблемы, а если их три или больше… то это уже настолько ужасно, что даже подумать страшно.

«Сяомэй была такой классной, но сейчас её сбили с верного пути две другие мои жены». Сначала он хотел сосредоточиться на медитации, но теперь просто не мог сконцентрироваться. Наконец наступил восход. Тут он посмотрел на бездонную сумку, думая о коллекции любовных писем, которая была его гордостью. Как часто он мог произвести неизгладимое впечатление и вызвать зависть просто высыпав ворох писем перед собеседником. Но теперь у него больше не было любовных писем.

В расстроенных чувствах он полетел в сторону покоев для уединённой медитации Гунсунь Вань’эр. Он чувствовал, что она внутри занимается культивацией, ему хотелось просто зайти внутрь. Но он знал, что сейчас она находится на критической стадии практики, поэтому он решил не беспокоить её.

Через миг он отправил божественное сознание в город Архимператора, надеясь отыскать кого-нибудь, чтобы поговорить. Он увидел Большого Толстяка Чжана, который в это время медитировал. Сюй Баоцай хвастался перед группой своих друзей. Мастер Божественных Предсказаний отдыхал среди своих наложниц… Патриарх Духовный Поток с грустью смотрел на командный медальон погибшего ученика. Ли Цинхоу вдалеке держал в руке платок пропавшей возлюбленной. Он даже увидел Шангуань Тянью, который когда-то был блистательным юношей, а теперь стал тихим и сдержанным. Он до сих пор выглядел как обнажённый меч, но сидел в одиночестве, тихо пил и бормотал что-то о Чжоу Синьци.

Пока он наблюдал за своими друзьями, его выражение лица внезапно изменилось, он понял, что в городе есть ещё две ауры, которые были ему знакомы, но которых он не встречал уже очень давно.

— Эти двое… — прошептал он. Потом он исчез и появился вновь около имения где-то в городе. Двухэтажное здание в имении было окружено деревьями османтуса во дворе. Он стоял под таким деревом и смотрел на одно из окон здания, где горел свет и виднелся грациозный женский силуэт. Возможно девушка почувствовала, что снаружи что-то поменялось, потому что окно медленно отворилось и появилось прекрасное лицо. Когда она посмотрела на дерево османтуса, то увидела Бай Сяочуня и её глаза сразу же широко распахнулись, а на её лице отразились смешанные эмоции. Вместо того, чтобы соединить руки в приветствии, она просто смотрела на него.

— Чень Маньяо… — тихо произнёс он. Внезапно он понял, что уделял слишком мало внимания тем, кто прибыл в новую династию Архимператора. С одной стороны, его очень беспокоило сохранение баланса сил с двумя императорами, а с другой, он всё время думал о неродившихся детях. Он не знал, когда приехала Чень Маньяо, если бы не его плохое настроение, то он бы даже не подумал использовать божественное сознание, чтобы проверить, кто живёт в городе. Предположительно Небесный Грандмастер знал о том, что Чень Маньяо прибыла в город. В конце концов она же приходилась ему ученицей. А то, что он ничего не сказал Бай Сяочуню, говорило само за себя.

Небесный Грандмастер был гораздо взрослее и опытнее Бай Сяочуня. Очевидно, что он не хотел, чтобы появление Чень Маньяо вызвало проблемы в императорском гареме… Когда Чень Маньяо услышала, как он произнёс её имя, она склонила голову. Воспоминания о прошлом затуманили её взор, но через миг она вздохнула, а потом вежливо поклонилась ему.

— Скромная простолюдинка приветствует архимператора!

Её слова сразу же ещё сильнее отдалили их друг от друга. Они тихо стояли довольно долго, пока она наконец не закрыла окно и не задула лампаду, погружая свою комнату в темноту. Бай Сяочунь ещё какое-то время стоял под османтусовым деревом, не зная что и думать. Наконец он вздохнул и исчез, а потом появился за пределами официальной резиденции короля нисхождения духа.

Вторая знакомая аура принадлежала женщине по имени Сю Шань. Давным-давно она словно взрывной дракон не давала ему прохода, влюбившись в него. Хотя она и была красивой, но сейчас заметно повзрослела. Она не знала, что он пришёл и он не говорил с ней. Он просто стоял и смотрел на неё издалека время горения палочки благовоний, а потом ушёл. Внезапно он понял, что был ещё один человек, по которому он очень скучал.

— Ду Линфэй! — прошептал он. Он покинул город Архимператора и совершил короткое путешествие по всей бессмертной области династии Архимператора. Однако как бы он не искал при помощи божественного сознания, он не мог найти и намёка на местонахождение Ду Линфэй. Он искал её уже не в первый раз. Вечные бессмертные области были очень обширными, все его поиски не дали ему ни одной зацепки. Если верить словам даоса Достигающего Небес, то и он искал её, но тоже безрезультатно.

Быстро пролетела ночь. Наконец первые лучи солнца осветили землю. Бай Сяочунь парил в воздухе на некотором удалении от столицы, он оглядел мир вокруг и вдруг понял, что он снова немного повзрослел. Тьма ночи постепенно отступала, и мир казался спокойным и тихим. Бай Сяочунь вздохну и его дыхание обернулось облачком пара.

— Я просто надеюсь, что все будут счастливы, всегда, вечно… — его слова не слышал никто кроме него самого. К сожалению, он знал, что тишина и покой сейчас только временные. Неизбежно произойдёт что-то неожиданное и покой будет нарушен.

Это всё могло случиться очень быстро. Если коварный император или святой император вдруг решат напасть на него, они быстро поймут, что у него нет Сияния Архея. А если это случится, то тогда всё что его дальше ждёт — это ночная тьма. И династии Архимператора настанет конец вместе с ним. «Я должен стать настоящим археем! Только тогда я наконец-то буду действительно наравне с остальными императорами!» Медленно его сердце успокоилось. Он знал, что просто жаловаться на жизнь — это пустая трата времени. Ему оставалось лишь одно: заниматься культивацией!

Он поднял взгляд и исчез, появляясь вновь в своей комнате для медитаций в императорском дворце. Сев со скрещёнными ногами, он закрыл глаза и погрузился в медитацию. Он дошёл то той стадии, когда простые дыхательные техники уже не помогали поднять уровень. Особенно это было верно, если учесть, что его Манускрипт Извечного Времени до сих пор не был завершён.

К сожалению, даосские магии, которые шли на третьем уровне кодекса, который он назвал Воля Будушего, продолжали ускользать от него. Даже использование ауры суверена не помогло, ему до сих пор не хватало некой формы просветления. Но сейчас все его мысли и эмоции успокоились, и пока он практиковал, Воля Будушего начала медленно обретать форму. Это походило на предсказание, но при этом не являлось им.

Его духовная энергия текла по каналам, а Воля Будущего становилась всё чётче и чётче, он ощущал себя всё свободнее и его сознание было как никогда ясным. Он даже ощутил некий странный резонанс между собой и окружающим миром. Он не знал, сколько уже прошло времени. Возможно дни. Возможно месяцы. Он полностью потерял счёт времени. К сожалению, он застрял в бесконечном замкнутом круге и не мог сделать завершающий шаг для создания Воли Будущего.

Но тут однажды утром он услышал плач младенца. Это нарушило его концентрацию. Крик разносился по всему императорскому дворцу, заставляя Бай Сяочуня задрожать. Несмотря на то что он был погружён в культивацию, он не мог не заметить, что в мир пришла новая жизнь, которая по крови была связанна с ним самим. В этот миг замкнутый круг, из которого он никак не мог выбраться, вздрогнул. Рождение ребёнка, казалось, представляет собой безграничное будущее, это заставило его сердце задрожать, а голову пойти кругом… В этот миг всё встало на свои места!

Создание последнего уровня Манускрипта Извечного Времени, Воли Будущего, увенчалось успехом!