Глава 1223. Головная боль для Бай Сяочуня

С этих пор в династии Архимператора было уже три божественных! Хотя по количеству божественных они до сих пор уступали остальным двум династиям, но разрыв постепенно сокращался. Теперь в случае небольших конфликтов не придётся каждый раз звать Гунсунь Вань’эр, чтобы всё уладить. Небесный Грандмастер и король гиганта-призрака вполне могли помочь и присоединиться к сражению.

Более того обнаружив, насколько полезна техника Бай Сяочуня Воля Будущего, Небесный Грандмастер начал строить грандиозные планы, целью которых было позволить остальным небесным королям и полубогам стать божественными как можно скорее. Династии Коварного Императора и Святого Императора очень серьёзно отнеслись к происходящему. Очевидно, что когда речь заходила про боевую силу божественных, династии Архимператора предстоял ещё долгий путь, чтобы занять устойчивые позиции.

Несмотря на это другие династии ничего не могли поделать с происходящим. Из-за страха святой император старался сохранить в Бай Сяочунем как можно более хорошие отношения, в то время как коварный император отправился в уединённую медитацию. Несмотря на растущую угрозу, которую теперь представляла династия Архимператора в вечных бессмертных областях, негативных последствий не наблюдалось. Династия только продолжала наращивать силу и прославляться.

Полубоги, продолжавшие работать над прорывом в культивации, получили огромный стимул. Все они старались как могли, им помогали Небесный Грандмастер и Бай Сяочунь, а так же запас лекарственных пилюль. Их прогресс, по меньшей мере, был чрезвычайно быстрым.

Династия Архимператора продолжала расти и развиваться, и так прошло пять лет. К этому времени Бай Дабао и Бай Сяосяо исполнилось по семь лет. Они были красивыми детьми с очаровательными ямочками на щеках, которые проявлялись каждый раз, когда дети улыбались. Глаза Бай Сяосяо сияли особо ярко, похоже, что когда она вырастет, она станет невероятно привлекательной девушкой. Что касается Бай Дабао, то он был чистым душой и с белой кожей, но при этом очень упрямым. Все в городе Архимператора любили этих детей, и обращались с ними так, как будто они избранные небом. Императорский дворец стал их местом для игр, за ними постоянно бегали специальные стражи и культиваторы-женщины, которые всегда просили их угомониться и не бегать…

Дети с рождения обладали невероятными талантами, даже Небесный Грандмастер был поражён. Ко времени, когда им исполнилось семь лет, они уже достигли уровня формирования ядра. А Бай Сяосяо, которая была немного старше, была на позднем уровне формирования ядра. Когда дело касалось силы физического тела, то Бай Сяосяо ничем не выделялась, тогда как Бай Дабао уже достиг уровня зарождения души! Что касается их характера, то они совсем не походили на Бай Сяочуня. Бай Сяосяо была очень вспыльчивой, а Бай Дабао импульсивным, он совсем не боялся смерти. Он был очень любопытным, а так же любил вызывать людей на бой. Бай Сяочунь заметил эти черты характера очень рано и попытался исправить эти недостатки. К сожалению, что бы он не делал, ничего не помогало… Никто из детей ни капли не боялся его. Напротив, они оба боялись только своих мам. А Бай Дабао, который практически ничего не боялся в этом мире, определённо ещё очень опасался своей сестры.

**

В одном из отдалённых мест в императорском дворце Бай Сяосяо разгневанно смотрела на Бай Дабао.

— Это всё твоя вина, Дабао!

Бай Дабао виновато склонил голову и не смел ничего ответить. Сызмальства и до сих пор он постоянно страдал от рук сестры. Ему всегда доставалось всё самое скверное. Когда они вдвоём бедокурили, то это всегда оказывалась его вина, а если они делали что-то достойное похвалы, то все заслуги приписывались его сестре… С точки зрения родителей она казалась очаровательной и послушной, но с ним она вела себя в высшей степени тиранично. Ей достаточно было начать плакать, как родители тут же бросались утешать её. Тем временем ему приходилось поражённо и терпеливо стоять и выслушивать поучения родителей.

С одной стороны Бай Дабао восхищался своей сестрой, но с другой стороны боялся её. В то же время он любил её. Каждый раз, когда она находила что-то новое и вкусненькое, или новую забаву, она всегда первым делом думала о нём. Благодаря этим соблазнам, он продолжал считать её лучшей сестрой на свете…

— Ты знаешь, как долго я придумывала этот план? — рассерженно спросила Бай Сяосяо. — Ты знаешь, сколько времени ушло на подготовительные работы? А в итоге ты пришёл позже на время горения целой палочки благовоний?! Если из-за этого план провалится, то я определённо побью тебя, Дабао!

— Но меня задержала мама! — запыхавшись оправдывался Бай Дабао. — Я обязательно в этот раз постараюсь изо всех сил, ладно?

Бай Сяосяо решительно кивнула. Взмахнув рукой, она вытащила бессмертный фрукт, пульсирующий духовной энергией и явно необычный на вид. Бай Дабао сразу же широко распахнул глаза. Он знал, что бессмертная еда, которую обычно давал отец, всегда оказывала благотворное действие на физическое тело. Однако у него было немного возможностей полакомиться чем-то подобным. Когда Бай Сяосяо увидела нетерпеливое желание на лице у брата, она улыбнулась.

— Вот, возьми. Я не практикую культивацию физического тела, поэтому это больше пригодится тебе, чем мне, — щёлкнув брата по голове, она протянула ему фрукт. Бай Дабао с радостью схватил его и слопал в один присест. Потом он стукнул себя в грудь.

— Не волнуйся, сестрёнка. Я определённо в этот раз поймаю тебе отличного питомца!

Обрадованно приподняв брови, Сяосяо потащила за собой Дабао к одному из дальних уголков дворца. Там она достала из бездонной сумки небольшой флаг и взмахнула им. В воздухе тут же появилось небольшое облачко, на которое они вместе забрались. Затем облачко понесло их прочь из дворца!

Конечно, императорский дворец строго охранялся магическими формациями. Однако эти формации были уязвимы для тех, кто хорошо знал, как они устроены. А когда дело касалось магических формаций, то тут Бай Сяосяо была просто гением. Как следует всё изучив, ей удалось определить слабое место и создать флажок, который мог помочь ей выбраться наружу.

Очевидно, что сбегали дети уже не в первый раз. Как только они исчезли, кто-то вышел прямо из воздуха в том месте, откуда они исчезли. Это была Лу Юньтао — даосская спутница мастера Божественных Предсказаний, которая втайне приглядывала за детьми. Покачав головой, она исчезла. Лу Юньтао уже давно стала жителем династии Архимператора, и будучи одной из нескольких полубогов-женщин, получила пост управляющей дворцовыми служанками.

Подрастающие Дабао и Сяосяо озорничали всё больше и больше, и всё дальше заходили, чтобы выбраться из дворца, поэтому Лу Юньтао приходилось прикладывать всё больше усилий, чтобы с ними ничего не случилось. Сколько бы раз Сун Цзюньвань и Чжоу Цзымо не отчитывали детей, Сяосяо и Дабао никогда не слушали, они всегда находили новые способы озорничать.

Для Сяосяо и Дабао обширные равнины и джунгли за пределами города были новой идеальной игровой площадкой. А множество свирепых животных, которые там водились — идеальной добычей. К вечеру обрадованная Сяосяо и пыхтящий Дабао, который тащил на себе огромную анаконду, поспешили обратно во дворец. Изначально змея была очень свирепой, но теперь всё её тело оказалось покрыто ранами. Каждый раз, когда она пыталась сопротивляться, Дабао бил её кулаком или ногой, пока наконец не внушил ей страх и она не сдалась.

— Если ты посмеешь своевольничать, то я забью тебя до смерти! — закричал Дабао. — Веди себя хорошо и стань послушным питомцем для моей сестры. Не волнуйся, она о тебе позаботится.

Когда они добрались до дворца, то Сяосяо снова использовала флаг, чтобы вместе со змей проникнуть во дворец. Дети думали, что смогли всех обхитрить, но на самом деле от начала и до конца вылазки за ними при помощи божественного сознания наблюдал Бай Сяочунь. То, что они в таком юном возрасте смогли справиться с настолько страшным созданием, заставило его нахмуриться. Он невольно забеспокоился о том, что может случиться, если они продолжат в том же духе.

«Я и раньше знал, что они немного беспечные, но не могу поверить, что они решились на то, чтобы поймать такую змею! Когда мне было семь лет, я бы ни за что не подумал о чём-то настолько опасном!» Холодно хмыкнув, он решил, что детям пора преподать урок. Исчезнув из своей комнаты, он вышел из воздуха прямо перед Сяосяо и Дабао. Если бы появилась Сун Цзюньвань или Чжоу Цзымо, то Дабао сразу бы задрожал. Но учитывая, что это был всего лишь их отец, он ничуть не испугался. Он даже посмотрел на Бай Сяочуня немного недовольно. Сяосяо рядом с ним очаровательно улыбнулась.

— Папочка! — сказала она и поспешила вперёд, чтобы обнять его. Её голос сразу же рассеял около семидесяти процентов гнева Бай Сяочуня, но он всё равно пытался сохранить рассерженный вид. Взмахнув рукавом, он быстро произнёс:

— Сяосяо, Дабао, так поступать нельзя. Послушайте папу. Во всём нужно всегда быть осторожным. Нельзя проявлять такую беспечность. Жизнь только одна, никогда не рискуйте ей. Посмотрите на меня! Именно так я жил всю свою жизнь! И только по этой причине я до сих пор жив и ищу способ, как жить вечно. Если бы я был таким же импульсивным, как вы двое, то я бы давно расстался с жизнью!

В ответ Сяосяо надула губки, а Дабао топнул ногой.

— Папа, я с тобой совсем не согласен! — сказал он. — Если кто-то встанет на моём пути, то я просто их побью! Зачем же всё усложнять?