Глава 1228. Бумажный мир!

Беспечно помахав рукой, Бай Сяочунь ответил:

— Не волнуйся! У меня большой опыт в этом!

С мыслями о том, сколько ещё душ он может собрать, Бай Сяочунь сел и оживлённо принялся ждать. Сначала лампы прилетали каждые несколько дней. Но через несколько месяцев стали прилетать гораздо реже, только по одной в несколько недель. Наконец прошло целых четыре месяца, а ни одной лампы не появилось. Это его сильно расстроило. Более того, сам колодец начал странным образом мерцать, словно он мог в любой момент исчезнуть. Судя по всему, он мог пропасть в течение месяца. Не желая сдаваться, Бай Сяочунь уставился на колодец.

«Эта штука очень таинственная. Интересно, что же это такое. Смогу ли я ещё когда-нибудь найти что-то подобное…» Его разрывали на части с одной стороны желание собрать души, а с другой — страх потенциальной опасности. Наконец он пришёл к выводу, что, учитывая, как за такое долгое время ему не встретилось здесь ничего опасного, он может попробовать сделать следующий шаг. После этого он отправил веер ближе к колодцу и активировал умение веера поглощать и вбирать в себя другие предметы.

«Если я смогу поместить эту штуку в веер, то будет просто отлично!»

Бай Сяочи взвизгнул, проявляя несогласие, но ничего не сделал, чтобы помешать. Так веер врезался прямо в колодец. Странно, но мощного грохота, как того ожидали Бай Сяочунь и Бай Сяочи, не раздалось. Казалось, что колодец существует в другом измерении, или вообще прозрачен, потому что веер пролетел сквозь него.

Бай Сяочунь поражённо вдохнул. Он впервые встретил ситуацию, с которой не смог справиться веер. Пройдя сквозь колодец, Бай Сяочунь оглянулся на него и довольно долго сомневался, что стоит предпринять дальше. Он не мог сдаться, но в то же время не мог перестать думать о том, что в этом колодце, возможно, скопилось очень много душ. Наконец он решил отбросить всякую осторожность.

«Если я быстренько загляну, что там внутри, ничего страшного не произойдёт…» Стиснув зубы, он отправил веер прямо во вход в колодец.

Когда веер приблизился, он использовал силу основы культивации и отправил внутрь божественное сознание. Однако, казалось, колодец полностью изолирован от его божественного сознания, так внутрь заглянуть было невозможно. Единственный способ — только приблизиться физически. Ничего в этой ситуации не казалось угрожающим; хотя это и заставило его вздохнуть с облегчением, он продолжал быть настороже. С быстро бьющимся сердцем он заглянул в колодец.

То, что он увидел, заставило его широко распахнуть глаза. Внутри был совершенно другой мир. Казалось, что вход в колодец был небесами этого мира. Что ещё удивительнее, сам мир, похоже, был сделан из бумаги! Земли, горы, реки, здания — всё из бумаги. На всех бумажных поверхностях находилось огромное количество душ. Их количество превышало любое вообразимое.

В этом мире, казалось, всё подчиняется определённому порядку. Души были строго разделены по уровням, включая души дэвов, полубогов и божественных. Там даже была группа бумажных людей, собравшихся вокруг души архея. Это казалось полностью невероятным. Однако тут внезапно Бай Сяочи закричал:

— Милорд, сзади! Там…

Не успел он закончить говорить, как вдруг прямо из воздуха возникла морщинистая рука и толкнула Бай Сяочуня в спину. Не то чтобы она двигалась особо быстро, но у Бай Сяочуня не осталось даже возможности оглянуться и как-то среагировать. А сопротивление было бесполезно. Мощная сила обрушилась на него, он от удивления закричал и упал прямо в колодец!

В то же время показалась фигура сгорбленной старухи, которая держала в руке лампу. Пока Бай Сяочунь падал в колодец, она стояла на его краю и смотрела на веер неподалёку. Когда Бай Сяочи почувствовал на себе её взгляд, то его волосы встали дыбом, и он полностью активировал защиту веера, включая ауру руки суверена. Глаза на морщинистом лице старухи загадочно замерцали. Внезапно она улыбнулась, и эта улыбка с жёлтыми зубами выглядела очень жутко. Потом она развернулась и исчезла.

Тем временем Бай Сяочунь кричал и падал в бумажный мир внутри колодца. В какой-то момент ему удалось стабилизировать падение и немного замедлить скорость. Он завис в воздухе, огляделся, а потом снова посмотрел на небо, где увидел девять лиц. Все эти лица напоминали старуху, черты лиц были одинаковыми, глаза закрытыми, рты открытыми. Бай Сяочунь понял, что упал из одного из таких ртов.

«Этот колодец был на самом деле одним из ртов?! Кто же толкнул меня? Старуха? Какой у неё уровень культивации?!» Глубоко вздохнув, он собрался выбираться наружу, но, прежде чем успел это сделать, кое-что случилось. Его тело начало превращаться в бумажное! На самом деле одна его рука уже полностью стала бумажной…

Его разум замер от осознания, что он попал в самую смертельно опасную ситуацию со времён основания империи Архимператора. Даже его сражение с коварным императором было в большей мере под его контролем, чем происходящее сейчас. Времени на раздумья и составления планов не было. Он использовал на полную силу основы культивации, а также силу регенерации Манускрипта Неумирания. Хотя они замедлили процесс, но остановить его не смогли. Это был естественный закон того мира, куда он попал. Все живые существа внутри должны были превратиться в бумажные.

— Проклятье! Проклятье! — ругался Бай Сяочунь с налившимися кровью глазами. У него не было никакого желания стать бумажным человеком с горящими красным глазами, поэтому он взвыл и попытался выбраться из мира.

К сожалению, тут все остальные люди из этого мира посмотрели на поражённого Бай Сяочуня. Души, привязанные к ним, с холодными, мрачными аурами издали вой и ринулись нападать в его сторону. В один миг они уже приближались, используя множество божественных способностей и магических техник. Магия приняла вид кусочков бумаги, которые загудели силой естественных законов этого мира. К сожалению, даже Манускрипт Неумирания Бай Сяочуня не мог защитить его от подобного. К этому времени одна его рука уже стала бумажной до плеча.

— Просто полные задиры! — воскликнул он. К сожалению для него, его собственные божественные способности, в том числе Сутра Будущей Парамитры, совсем не работали.

Стиснув зубы, он использовал ещё не изменившуюся руку и схватил горсть пилюль Собирания Душ, которые потом кинул вокруг себя. Когда они взорвались, то внутрь втащило несколько душ поблизости, что, казалось, лишило людей из бумаги жизненной силы, потому что они просто упали на землю.

Если бы он не превращался в бумажного человека, то, наверное, это бы ему даже понравилось и это место стало бы для него благословенными землями. Но он слишком переживал, чтобы радоваться. Кидая пилюли Собирающие Души налево и направо, он продолжал собирать сформировавшиеся сферы и продвигался в сторону рта старухи высоко в небе.

К сожалению, бумажных людей было слишком много. Одна из групп получала силы от душ божественных во главе с душой архея. Когда они приблизились, Бай Сяочуня охватило чувство смертельной опасности, он сразу же попытался связаться с веером. Хотя связь удалось лишь едва-едва наметить, этого хватило, чтобы призвать Сияние Архея.