Глава 1265. Суверен

Бай Сяочунь не мог видеть, что происходит во внешнем мире, да и ему было некогда беспокоиться об этом. Его сражение с Архипредком совершенно вымотало его, но сила регенерации уже работала вовсю. Но плюсом было то, что ему удалось сохранить достаточно много силы основы культивации на случай, если она понадобится ему для починки запечатывающей полосы.

«Архипредок, должно быть, поместил шестой том Манускрипта Неумирания в мои пять инь органов!» — подумал он. Мчась вперёд, он убедился, что пять разноцветных светящихся точек были внутри него. От них исходило тепло, но больше ничего особенного не ощущалось. К сожалению, сейчас ему было некогда об этом думать.

Последняя часть путешествия оказалась совсем не такой, какой представлялась Бай Сяочуню. Никаких тёмных призраков. Казалось, что здесь они не могли сформироваться. Но это вовсе не значило, что можно расслабиться. Он до сих пор думал, что в даньтяне Смертного Отступника его ждёт встреча с очень сильным противником. Это была интуиция архея, и по этой причине он стал замедляться, давая время своему физическому телу как можно лучше восстановиться. Однако он отлично понимал, что если будет слишком медлить, это не приведёт ни к чему хорошему.

Снаружи люди видели, как огонёк Бай Сяочуня достиг области даньтяня. А Бай Сяочунь видел лишь огромную пустоту. Это походило на океан темноты или полностью чёрное небо. Оно было безграничным и бесконечным, а Бай Сяочунь сразу понял, что ему предстоит зайти в этот океан, чтобы завершить восстановление запечатывающей полосы, идущей от лба к даньтяню.

Однако, пока он пытался решиться на последний шаг, внезапно раздался голос, обращающийся к нему. Это походило на вздох из очень древних времён. Вместе со вздохом образовался барьер, не дающий Бай Сяочуню зайти в пустоту. Его выражение лица изменилось, и он попытался использовать Неумирающую печать, но она не помогла. Впервые за всё время Неумирающее Запечатывание оказалось бесполезным. После того, как он со всей силы врезался в барьер, его отбросило назад. Через миг он понял, что вдали кто-то появился.

Это был мужчина, сидевший со скрещёнными ногами спиной к Бай Сяочуню. На нём были императорские одежды и корона, а его основа культивации казалась глубокой и неизмеримой. Один взгляд на него уже заставил Бай Сяочуня задрожать с быстро бьющимся сердцем. По правде говоря, он уже отгадал, что тут его ждёт финальный противник, у него даже были предположения, кто именно это будет. К сожалению, это был человек, с которым он абсолютно не желал встречаться.

С очень мрачным видом он наблюдал, как этот человек медленно повернулся и посмотрел на него. У него было красивое лицо с правильными чертами, и от него исходила аура человека превзошедшего всё земное. Он выглядел угрожающе, хотя не сердился, и, казалось, мог наблюдать, как будут рушиться земля и небо и при этом оставаться спокойным. Это был не кто иной, как…

— Мировой Даос, Бессмертный Император… — медленно произнёс Бай Сяочунь с болью в голосе. Про себя он вздохнул, хорошо понимая, что такого противника ему не победить. Что бы он не делал, он никак не мог сравниться с Мировым Даосом.

Однако в его сердце всё ещё была надежда. В конце концов, все предыдущие противники оказывались гораздо слабее, чем были когда-то при жизни. Более того, он хотел увидеть, осталось ли что-то от сознания Мирового Даоса, с чем можно было бы пообщаться. Не успел он ничего сказать, как глаза Мирового Даоса сверкнули и он взмахнул указательным пальцем в сторону Бай Сяочуня. Сразу же в его сторону полетел луч белого света.

— Сияние Архея! — выпалил Бай Сяочунь, отступая. Через миг то место, где он только что стоял, разнесло зарядом Сияния Архея.

«Только не говорите мне, что на самом деле Сияние Архея не принадлежит доске для игры го на веере… А было помещено в неё Мировым Даосом… Если это так, то это можно называть Сиянием Суверена, верно?» Хотя он видел лишь небольшие отрывки из воспоминаний Мирового Даоса, он не смог получить информацию о божественных способностях, которыми тот пользовался. Исходя из того, что он видел, некоторые аспекты веера были неверными.

Пока он отступал, Мировой Даос взмахнул рукой, отправляя в него ещё несколько зарядов Сияния Архея. Каждый луч, казалось, излучал опасность, заставляя Бая Сяочуня скакать туда-сюда, чтобы избежать прямого попадания. В этот критический момент он ощущал примерно то же самое, что когда-то испытал коварный император-самозванец.

Зарядов Сияния Архея было слишком много. Они летели беспрерывно, словно Мировой Даос мог призвать их сколько угодно, создавая разрушительный дождь, уничтожающий всё на своём пути. Бай Сяочуню оставалось только спасаться бегством. Однако через какое-то время, он закричал:

— Сияние Архея? И что с того?

Хлопнув по бездонной сумке, он призвал несколько язычков многоцветного огня. Двадцать цветов! Двадцать один цвет. Двадцать два и так до двадцатисемицветного пламени. Это были остатки от процесса создания тридцатицветного огня. Не медля ни мгновения, он отправил их в сторону Мирового Даоса, создавая огромное море огня, которое смело прочь Сияние Архея. Когда Бай Сяочунь увидел, что произошло, то облегчённо выдохнул.

«Значит всё, как я и предполагал. Он значительно слабее… Кажется, я всё-таки смогу победить!» Убеждённый в своей правоте, он приготовился наступать, как внезапно Мировой Даос сверкнул глазами и толкнул вперёд левой рукой. Тут же его рука стала полупрозрачной, словно была сделана из воды. Потом из неё полился бесконечный поток каплей воды.

Капли быстро превратились в реку, которая извивалась как гигантский дракон. Каждая капля гудела с невероятной силой, излучая мощное давление. Но помимо этого… От воды начала распространяться ледяная ци, подавляющая многоцветное пламя. Вскоре половина пламени уже оказалась потушена. И тут полетела вторая партия Сияния Архея.

Бай Сяочуню снова отступил, горько усмехаясь при виде бушующей реки. Сейчас он видел, что это была та же самая река, которая текла на картине на веере, что подтвердило его предыдущие догадки. В его глазах загорелась решимость, и он взмахнул рукой, после чего использовал свою четвёртую главную божественную способность — Гравитационное Уничтожение. Воды реки сразу же опали вниз, время замедлилось и течение реки ослабло.

Бай Сяочунь знал, что Гравитационное Уничтожение было магией эссенции, и что она сможет тягаться с силами Мирового Даоса. Но даже если бы ему пришлось иметь дело с подлинной боевой способностью Мирового Даоса, её было достаточно, чтобы сокрушить его. Поэтому без промедления он полетел к Мировому Даосу.

— Ты всё время сидел здесь. Если я приближусь к тебе, то будет сложно использовать Сияние Архея. Пришло время для ближнего боя!

Стиснув зубы, он приблизился, но при этом Мировой Даос лишь слегка нахмурился. Взмахнув правой рукой, он призвал… гору!

— Гора Сущности Дао!

Хотя Бай Сяочунь был готов к подобному, но всё равно удивился, увидев ту же гору, на которой на веере находилась Башня Жизни и Смерти.

— Значит, Мировой Даос, ты использовал все свои божественные способности и превратил их в веер, так?

С каждой минутой раздражение Бай Сяочуня становилось всё сильнее. В конце концов, если бы это было возможно, то он бы просто призвал веер для сражения с Мировым Даосом.