Глава 1287. Амбиционный и беспощадный

Даос Достигающий Небес наследовал Дао Смертного Отступника и стал его личным учеником. С одобрения наставника он достиг уровня полусуверена, но сейчас он был практически ошеломлён ощущением смертельной опасности.

Оба противника, с которыми ему приходилось иметь дело, тоже были полусуверенами как и он сам. Хотя одного святого императора было бы недостаточно, Сун Цюэ в прошлом уже умирал. Позже Бай Сяочунь поместил его в башню эссенции Дао Жизни и Смерти, с которым он идеально сочетался. Впитав эссенцию, нечто нечистое и гнилое превратилось в нечто редкое и волшебное, он смог снова ожить, испытав смерть. Открыв глаза, он тут же превратился в ученика Мирового Даоса. На самом деле, если бы Мировой Даос уже не умер, то после пробуждения Сун Цюэ стал бы не полусувереном, а настоящим сувереном.

Тут он в некотором смысле был подобен даосу Достигающему Небес. Однако самой большой разницей между ними было то, что Смертный Отступник всё ещё существовал, в то время как Мировой Даос больше нет. К сожалению для даоса Достигающего Небес, Смертный Отступник спал, поэтому несмотря на его одобрение, даос Достигающий Небес не мог стать сувереном. Он получил возможность сделать только половину шага на этот уровень. Как только Смертный Отступник пробудится, даос Достигающий Небес сможет использовать его силу, чтобы стать настоящим сувереном. Хотя он не сможет сравниться со Смертным Отступником, но всё равно будет сувереном.

Однако сейчас казалось маловероятным, что даос Достигающий Небес сможет дожить до того времени, когда Смертный Отступник проснётся. Сражение между ним и Сун Цюэ казалось продолжением раздора между Смертным Отступником и Мировым Даосом. Просто даосу Достигающему Небес не повезло в том, что против него сражалось сразу два противника, у которых было явное преимущество. Его волосы были взлохмачены, а глаза покраснели и он отчаянно сражался. У него не оставалось выбора и ему приходилось использовать всё, что могло обеспечить ему хоть какой-то перевес. Укусив себя за язык, он семь раз сплюнул кровь, и с каждым разом его волосы седели всё сильнее, а тело ссыхалось. В конце он стал походить на безумного старика.

— Суверен! — прокричал он, и в его голосе, казалось, звучала сила закона природы.

Когда звук его голоса распространился, во лбу огромного Смертного Отступника, нависшего над вечными землями, появилась воронка, Потом из воронки хлынул поток божественного сознания. Сотрясающее небеса и переворачивающее землю божественное сознание с мощной аурой нирванического уничтожения и смерти, покрывающей всё вокруг, нацелилось на Сун Цюэ и святого императора и атаковало, не давая им и надежды на защиту.

Послышался грохот, они закашлялись кровью, потом отступили, потеряв контроль. Кровь сочилась у них из глаз, носа, ушей, и ртов. Божественное сознание было слишком сильным, и не важно было даже то, что они находились на уровне полусуверена. Они всё равно не могли выдержать его. Хорошо, что это был просто один короткий выстрел божественного сознания, иначе даосу Достигающему Небес не потребовалось бы больше никаких усилий, чтобы серьёзно ранить их. Для вызова божественного сознания Смертного Отступника ему пришлось заплатить огромную цену, чтобы пустить его в дело в качестве козыря. Не то чтобы он не хотел продлить его действие. К сожалению для него, Смертный Отступник всё ещё спал, поэтому можно было использовать только очень небольшую порцию его божественного сознания.

Хотя оно быстро исчезло, святой император и Сун Цюэ оказались потрясены до глубины души настолько сильно, что какое-то время только и могли, что отступать, увеличивая расстояние между собой и даосом Достигающим Небес. И этот небольшой шанс было всё, на что надеялся даос Достигающий Небес. Без промедления он выполнил жест заклятия двумя руками, заставляя шары чёрного дыма в триста метров высотой появиться в каждой своей руке. Потом он запустил их в Сун Цюэ и святого императора.

— Сдохните! — ледяным голосом воскликнул он. Два шара дыма пульсировали поглощающей всё на своём пути силой. Увидев их, Сун Цюэ и святой император широко распахнули глаза. Дым казался практически живым, особенно учитывая слышавшиеся изнутри него завывания. На самом деле если приглядеться, то внутри шаров виднелся мерцающий красный свет!

Даос Достигающий Небес очевидно поставил всё на кон. Эти два шара дыма были совсем не обычными, и даос Достигающий Небес серьёзно истощил себя, чтобы создать их. Чтобы пустить в ход силу эссенции здесь, он использовал большое количество своей жизненной силы и даже души.

«Нельзя позволить этому коснуться нас!» — подумали оба Сун Цюэ и святой император. Пока они отступали на полной скорости, шары из дыма преследовали их, пронзая пустоту на предельной скорости. Гневно оглядываясь, Сун Цюэ ударил себя по голове, травмируя себя и создавая встряску для собственной божественной души, чтобы получить несколько мгновений добавочной ясности. Затем он сразу же отправил поток божественного сознания, чтобы призвать двух археев-рабов. Через миг они уже появились перед ним самим и перед святым императором, вместо них принимая удар двух сфер дыма.

Всё произошло так быстро, что у даоса Достигающего Небес не было времени, чтобы поменять траекторию сфер дыма, и они сразу же врезались в археев-рабов. Когда даос Достигающий Небес понял, что Сун Цюэ сумел справиться с его тактикой, в его глазах загорелось намерение убивать. Он был решительным человеком, поэтому не медля ни мига, он выполнил жест заклятия двумя руками и произнёс дьявольско-демоническим голосом.

— Дьявольское Солнце, Демоническая Луна!

Раздался вой и нечто берущее начало в древних временах заставило небеса и землю задрожать и погрузило все вечные земли во тьму. Оно содержало неописуемую силу, и пока оно распространялось, два шара дыма поглотили рабов-археев, разъедая их тела и высасывая из них жизненную силу. В мгновение ока души археев-рабов были извлечены, а их кровь и плоть полностью впитана. Этих рабов запечатал и оставил после себя Мировой Даос, но его больше не было в этом мире. Они не могли противостоять странным магическим техникам даоса Достигающего Небес. Когда это случилось, два шара дыма начали увеличиваться в размерах и усиливаться, пока не стали напоминать сияющее солнце и полную луну.

Затем культиваторы вечных земель внезапно ощутили такое давление, что даже дышать им удавалось с трудом. Хотя многие из них не видели, что происходит в пустоте, Небесный Грандмастер и другие божественные видели. Они понимали, что если даосу Достигающему Небес удастся переломить ход сражения, то последствия будут катастрофическими.

— Даос Достигающий Небес!

— Если бы не он, то не погибло бы столько людей, когда мир Достигающий Небес возвращался в лоно вечных земель. Это он заставил нас заплатить самую высокую цену!

У всех были свои чувства относительно даоса Достигающего Небес, но в основном люди ненавидели его точно так же, как делал это Бай Сяочунь. Однако им приходилось признать, что он был выдающимся культиватором. Он обладал невероятными врождёнными талантами, этого хватило, чтобы обрести такое могущество, которое чуть не положило конец линии крови Архипредка. Чтобы покинуть мир, он пошёл против любви к семье, желая принести в жертву всё, что угодно, лишь бы уничтожить тело Архипредка.

Чтобы описать его, достаточно было двух слов: амбициозный и беспощадный. И эти два качества привели его к таким высотам в культивации, что очень немногие могли бросить ему вызов. Поэтому хотя многие ненавидели его, все они невольно признавали его силу. Более того, легче было найти перо феникса или рог цилиня, чем кого-то, кто был бы настолько решителен в момент смертельной опасности, как только что был он.

Пока даос Достигающий Небес делал всё, чтобы переломить ситуацию, последнее лунное семя, содержащее жизненную силу и божественное сознание Бай Сяочуня приземлилось в самом отдалённом уголке пустоты. Примерно в трети мест, куда попали семена, уже цвели лунные цветы, они сияли ярким светом. К этому моменту в звёздном небе можно было практически увидеть сражение между силами тьмы и света.