Глава 1294. Сражение со Смертным Отступником

— Лучезарное Дао света? — прорычал Смертный Отступник. Хотя его глаза и были подобны чёрным дырам, но там всё равно промелькнул ледяной блеск.

После того как его руку поразила отдача, она засветилась полуночной тьмой, а потом снова опустилась на защитный купол. Теперь в ней было больше силы, чем раньше, всё вокруг неё сразу же разрушалось. Живые существа в вечных землях закашлялись кровью, многие горы, которые до сих пор парили в воздухе, разлетелись на кусочки.

Ужасающие колебания, распространившиеся вокруг, казалось, могли уничтожить всё на своём пути, ещё немного и от вечных бессмертных областей могли остаться лишь безжизненные развалины. Однако, поднявшись на ноги, Бай Сяочунь на полной скорости полетел вверх. Тут ужасающие колебания, казалось, встретили равную по силе защиту и больше не смогли продвигаться. Они стали немного уменьшаться.

Через миг Бай Сяочунь уже появился высоко в небе прямо под рукой Смертного Отступника. Он был таким маленьким по сравнению с рукой, что его почти не было видно, но при этом его аура могла потрясти небеса и землю. Хотя он и был крошечным, для всех людей… он казался определённо в силах доминировать над огромной рукой.

Как только Бай Сяочунь появился в небе, он сжал правую руку в кулак и сосредоточил ауру. Его мысли сейчас были кристально чистыми и чёткими. Он стал сувереном, но это не принесло ему радости. Он был сосредоточен только на одном…«Чего бы это ни потребовало, я смогу победить тебя!» Аура суверена начала исходить от его кулака и в то же время за его спиной появилась теневая фигура. Бай Сяочунь применил Кулак Неумирающего Суверена!

Раньше было несколько некорректно называть удар Кулаком Неумирающего Суверена. Но сейчас он на самом деле был сувереном, поэтому его удар тоже стал настолько сильнее прежнего, что он даже не мог это подсчитать. Но он знал, что этот удар может не дать руке Смертного Отступника опуститься. Эта уверенность рождалась в нём из-за того, что сейчас он был сувереном. Когда удар полетел в цель, фигура за спиной Бай Сяочуня, которая была настолько большой, что могла поддерживать собой небеса и землю, тоже нанесла удар. В результате удар кулаком получился примерно такого же размера, как ладонь Смертного Отступника. Один снизу, другая сверху, летя навстречу, кулак и ладонь столкнулись. Строго говоря, это был первый удар, нанесённый в противостоянии между Бай Сяочунем и Смертным Отступником.

Прозвучал оглушительный грохот, и звёздное небо, похоже, треснуло и раскололось. Во все стороны прокатилась огромная ударная волна, искажая воздух и заставляя всё затрястись. Вечные бессмертные области оказались потрясены, но Бай Сяочунь стоял за них на смерть. Несмотря на то что он был сувереном и обладал силой регенерации Манускрипта Неумирания, он всё равно закашлялся кровью.

Что касается вечных бессмертных областей, то они задрожали, многие горы разрушились, но в общем и целом земли остались целыми. Более того, сила столкновения заставила их начать постепенно уплывать прочь от места сражения. Именно на это Бай Сяочунь и рассчитывал.

Рука Смертного Отступника задрожала после удара, и его глаза сверкнули. Не обращая внимания на то, как вечные бессмертные области уплывают прочь, он сосредоточил своё божественное сознание на Бай Сяочуне. Бай Сяочунь уставился на него в ответ, и его совсем не смущала огромная разница в их размерах. Теперь Бай Сяочунь был сувереном и если бы захотел, то тоже мог увеличиться до подобных размеров. К сожалению, он также знал, что сейчас не может на самом деле сражаться со Смертным Отступником на равных. Хотя он и контролировал половину звёздного неба, как и Смертный Отступник, тот существовал слишком долго, чтобы это можно было посчитать. Поэтому у Бай Сяочуня был только один способ победить: «Мне нужно взять под контроль больше звёздного неба. Мне нужно заставить больше руин засиять и создать больше клонов Дао!»

Бай Сяочунь знал, что только эта тактика может сработать. Как только он стал сувереном, то ощутил, что в звёздном небе есть нечто очень загадочное и неуловимое. Что бы это ни было, оно служило основой для всего на свете, и хотя он мог почувствовать это, но потрогать не мог. Однако чем больше у него становилось клонов Дао, тем отчётливее он ощущал это.

«После царства суверенов идёт царство вечного… Что бы за неуловимое и загадочное ни существовало в звёздном небе… может ли это быть путём к Вечному?» Он был уверен, что поглотить вечные бессмертные области, чтобы стать Вечным, это не единственный путь, и он никогда не выбрал бы его.

Тут Смертный Отступник заговорил:

— Давно я не встречал никого, кто смог бы выдержать мой удар ладонью.

По его мнению, не имело никакого значения, что вечные бессмертные области продолжали уплывать прочь. Он мог догнать их в любой момент. Однако присутствие Бай Сяочуня оказало на него такое давление, что он тратил очень много сил, чтобы скрыть это.

В конце концов Бай Сяочунь смог стать сувереном… по существу отнимая часть сил у Смертного Отступника, изгоняя тьму его воли. Очевидно, что это представляло для того реальную угрозу.

— На моём боевом корабле не хватает главного флага. Как только я благословлю тебя моим нирваническим уничтожением, я использую твою душу, чтобы восполнить этот пробел, — затем Смертный Отступник протянул руку, не выполняя жест заклятия, а просто указывая на Бай Сяочуня. — Мировое Погребение! — сказал он, и его древний голос разнёсся по звёздному небу.

Внезапно пустота перед Бай Сяочунем исказилась, и там материализовались девять статуй. Каждая была в тридцать километров в высоту, они излучали невыразимую ауру смерти и нирванического уничтожения. Пока Бай Сяочунь смотрел на них, он понял, что это было не девять статуй, а скорее… девять огромных миров, таких же, как вечные земли. Очевидно, что когда-то эти девять миров существовали в звёздном небе. Тут Смертный Отступник снова заговорил:

— Вечный Мир, или мне лучше называть его Вечными Областями, когда-то был центром девяти звёздных небес, девяти великих миров… Но однажды я уничтожил все эти девять миров. И только после этого я принёс нирваническое уничтожение сюда… — хотя Смертный Отступник говорил и не громко, но его голос был настолько мощным, что всё звёздное небо дрожало.

Как только он произнёс эти слова, девять огромных статуй засветились чёрным светом, создавая девять огромных воронок, которые полетели прямо на Бай Сяочуня. Внутри воронок содержались бесчисленные дьявольские духи, они отчаянно выли и желали поглотить Бай Сяочуня. Каждая статуя источала давление подобно суверену или даже ещё сильнее. Это заставило Бай Сяочуня нахмуриться.

«Так значит, — подумал Бай Сяочунь, — помимо Вечного Мира существовало ещё девять других великих миров…» Этого Бай Сяочунь никогда не знал, он не встречал ничего об этом в воспоминаниях Мирового Даоса.

Каждая из этих девяти статуй содержала разрушающую силу, подобную Вечному Миру, и обладала божественной способностью, о которой Бай Сяочунь никогда не слышал. Он только стал сувереном и ещё ни разу не сражался с суверенами, все его враги ранее были слабыми проекциями душ. Поэтому он не был уверен, какими божественными способностями может обладать суверен. Даже воспоминания Мирового Даоса тут не могли помочь. Однако несмотря на то что он был серьёзно потрясён, он не отступил. В конце концов, если бы он уклонился от атаки, то девять воронок точно полетели бы дальше за вечными бессмертными областями. Его глаза налились кровью, и он подумал:

«У меня есть только один выбор: сражаться!»