Глава 1314. Его выбор

Всё, что Бай Сяочунь только что видел, исчезло, превращаясь в воспоминания в вечности. Он открыл глаза и обнаружил, что стоит в лодке посреди реки Времени и Пространства. Прошёл миг, и он отвёл взгляд от цветка справа. Лодочник достал ещё одну флягу вина, сделал глоток и посмотрел на Бай Сяочуня.

— Этот цветок действительно подходит тебе. Это не возвращение к самому началу, но это и не конец.

Бай Сяочунь ничего не сказал, невозможно было понять, что же он думает. Он посмотрел на цветок слева, потом на цветок справа, а затем снова закрыл глаза.

— Почему бы тебе не выбрать цветок справа? По-моему, он просто великолепен. На самом деле оба цветка вполне подходят… Выбрать один из них действительно очень сложно, — вздохнул старик. По правде говоря, даже ему было бы сложно сделать выбор, будь он на месте Бай Сяочуня. — Один из них представляет заранее заданный конец. Хотя он соответствует твоим желаниям, но всё уже предрешено. Другой — это бесконечное множество возможностей и будущее с множеством выборов. Может быть, ты сможешь сделать так, чтобы всё стало ещё идеальнее. Может быть, тебе удастся избавиться от сомнений и ты сделаешь своё будущее именно таким, каким желаешь, — старик покачал головой. — Что же ты выберешь?.. Хочешь глотнуть вина, пора пытаешься решить?

Тут он протянул Бай Сяочуню свою флягу с вином.

— Нет необходимости, — произнёс Бай Сяочунь. Он открыл глаза и посмотрел на два цветка. Улыбнувшись, он протянул руку…

Конец.

* 1314 Одна жизнь, Одна судьба. Вечная Воля!

(По-китайски число 1314 созвучно с иероглифами «одна жизнь, одна продолжительность жизни от рождения до смерти», эта фраза значит «вся жизнь») Это очень сентиментальное и немного романтическое число.

Эпилог

Прошли годы. Века.

Вечный духовный мир блестел в ярком свете, все миллион восемьдесят тысяч миров лучезарно сияли. Поколения сильных экспертов приходили и уходили. Археи. Суверены. Как гласит пословица, после дождя весенний бамбук зацветает. Эти новые эксперты становились сияющими звёздами тех эр, в которые они жили. Вечные бессмертные области стали самой яркой звездой среди других звёзд.

В конечном итоге Бай Сяочунь покинул вечные бессмертные области, забрав своих друзей и семью с собой. Потом его история стала легендой, а затем превратилась в миф. Даже много лет спустя люди продолжали рассказывать эти истории, что до какой-то степени объясняло исторические события прошлого вечных бессмертных областей.

Никто не знал, куда ушёл Бай Сяочунь. Всё, что можно было сделать, — это изучить самые древние записи в династии Архимператора, но и там присутствовали лишь туманные намёки. Очевидно, что, кто бы ни оставил эти записи, хотел, чтобы люди считали, что Бай Сяочунь вместе с друзьями и роднёй ушёл в какое-то неизвестное место, где жил долго и счастливо.

Люди приняли эту версию, и вскоре она стала частью официальной истории Вечного Духовного Мира. В каждом поколении культиваторов были те, кто пытался отыскать Бай Сяочуня, надеясь лично встретиться с самым могущественным человеком в истории. Но никому так и не удалось это сделать.

**

За пределами Вечного Духовного Мира находилось обширное звёздное небо, наполненное туманом такой плотности, что сложно было понять, где какое направление. Но при этом сейчас можно было увидеть, как среди тумана на полной скорости и с взволнованным видом кто-то летит.

— У меня получилось! Наконец-то… я вырвался на волю!

Он выглядел как юноша, белолицый и чистый душой, в белоснежных одеждах. Что касается его лица, то на нём сияла радость выпущенной из клетки на свободу птички…

— Эти женщины — это просто слишком! Я же честный! Я всегда откровенен. Кто дал им право задирать меня?! — он вздохнул. По блеску в его глазах было понятно, что, хотя он, конечно, не злодей, но и до честного человека ему очень далеко. Конечно, этим юношей был не кто иной, как Бай Сяочунь.

В древних записях говорится, что он забрал с собой друзей и семью, чтобы уйти и жить счастливо в неизвестном месте. Хотя это было правдой, но прошло какое-то время, и Бай Сяочунь больше не смог это выносить. Просто у него был такой характер. Дело осложняло ещё и то, что Сун Цзюньвань, Чжоу Цзымо, Хоу Сяомэй, Гунсунь Вань’эр и Ду Линфэй были с ним очень строги. Наконец дошло до того, что он стал огрызаться.

— Они не давали другим женщинам даже разговаривать со мной. Они не позволяли мне ходить куда бы то ни было одному, они даже имели наглость заявить, что, куда бы я ни пошёл, там случается катастрофа. Они беспокоились, что я разрушу наш дом?! Я ещё мог как-то это терпеть, но они запретили мне изготавливать лекарства! Да за кого они меня принимают?! Нельзя говорить с другими женщинами? Отлично. Нельзя выйти, чтобы развеяться? Хорошо! Нельзя перегонять лекарства? Ладно! Но последней каплей стали их постоянные препирательства между собой. Мы столько лет женаты, что бы я ни делал, чтобы успокоить их, как бы я ни обращался к их разуму, они всегда ссорятся.

Последняя ссора длилась тысячу лет… Но самым ужасным было то, что, когда он начинал обсуждать со своими жёнами что-то важное, они всегда зорко следили, на кого из них он посмотрит в первую очередь.

— Наконец-то я смог сбежать… Они все заняты подготовкой к Новому Году, а я наконец смогу прогуляться, — и так он полетел дальше, полный решимости наконец повеселиться.

Вздыхая, он летел, перемещаясь с каждым движением на огромные расстояния. Что касается места назначения, то он уже сделал выбор. Он отправлялся на родину черепашки в Бесконечные Области Дао. Добравшись до места, прямо перед тем как войти, он нахмурился, внезапно увидев, как в тумане что-то плывёт.

— Это аура четвёртой ступени. Нет, погодите-ка. Эта аура пятой ступени! — моргнув, он протянул руку в туман, и к ней тут же метнулся луч света.

Это была бутылка. Вернее говоря, это была бутылка с посланием внутри. Кто знает, как долго она блуждала по туману звёздного неба, до того как Бай Сяочунь случайно наткнулся на неё.

«Как интересно», — подумал он, моргнув несколько раз. Сначала он осмотрел бутылку, а потом достал содержимое. Там был один листок бумаги. С любопытством он развернул его и тут же рассмеялся.

— Кто написал это? Он хотел разбогатеть?

Однако не успел он отсмеяться, как тут же нахмурился, от бумаги начали исходить потоки кармы, казалось, они пытались прицепиться к Бай Сяочуню. Распахнув глаза, он быстро выполнил жест заклятия левой рукой и обрубил карму.

— Какой злодей! Кто этот парень? Его Дао содержит карму? И кто бы ни взял эту бумагу в руки, в итоге получит долговое обязательство в его пользу? То есть через карму будет должен ему денег?!

— какое-то время посмотрев на бумагу, он холодно хмыкнул. — Да он просто одержим деньгами, полный безумец!

Прошёл ещё миг, он взмахнул рукой, и на обратной стороне бумаги появилась ещё одна надпись: «Что хорошего в том, чтобы быть богатым? Самое важное — жить вечно! Я хочу жить вечно».

Он уже хотел выкинуть бутылку с запиской обратно в туман. Но потом засомневался, снова достал бумагу и добавил ещё одну строку: «Никогда не заводите больше одной жены!»

Очень довольный сделанным, он преисполнился надежд, что тот, кто найдёт бутылку, послушает его совет, ведь это была самая суть его жизненного опыта. Взмахнув рукавом, он отправил бутылку в туман и потом направился к Бесконечным Областям Дао.

— Если я когда-нибудь встречу этого безумного мерзавца, то я обязательно научу его уму-разуму. Не могу поверить, что он пытался сделать меня своим должником! Может быть, мне стоит дать ему пилюлю Грёз. Или… пилюлю афродизиака!