Глава 440. Невероятная секта Противостояния Реке

Когда Бай Сяочунь появился за пределами испытаний огнём и раздался голос главы секты, все, кто наблюдал за ним ранее, оказались полностью поражены. Потребовалось всего мгновение, чтобы множество пламенных взглядов оказалось направлено в сторону Бай Сяочуня. Обычно в подобной ситуации он бы позволил всем подойти и поздравить его с достижениями. Но сейчас у него не было на это времени. Как только он получил силу Дэва, он взмыл в небо и, превратившись в луч света, устремился к порталу телепортации. Он не знал точно, сколько времени уже прошло, поэтому с тревогой спешил вернуться в гильдию Истребителей Дьяволов на Радуге Неба и спасти Большого толстяка Чжана. Когда он улетел, среди собравшихся у входа на испытания огнём снова начались обсуждения. Бай Сяочунь теперь стал одним из самых лучших в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Он оказался в лучшей десятке.

Хотя никто не знал, что он пережил во время фиолетового испытания огнём, все видели, что на фиолетовом сегменте радуги сияет десятая звезда. Можно было легко представить, как в будущем имя Бай Сяочуня сможет подняться в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей до невиданных высот. Однако Бай Сяочунь сейчас был не в настроении радоваться славе, что пришла вместе с его достижением. Он летел вперёд на предельной скорости, пока не добрался до портала телепортации, где он исчез и потом снова возник на Радуге Неба. Как только он вышел из портала телепортации, он увидел собравшихся неподалёку культиваторов Радуги Неба, которые начали восторженно приветствовать его.

— Поздравляем, старший брат Бай!

Бай Сяочунь слишком беспокоился за Большого толстяка Чжана, поэтому он успел только кивнуть в ответ и поспешил дальше. Учитывая, что теперь он находился на позднем Формировании Ядра, превратившись в луч света, он смог двигаться ещё быстрее, чем раньше. Буквально ничто не могло затормозить его, встав на пути, но никто и не пытался этого сделать, даже когда он пролетел прямо по территории остальных десяти гильдий. Из-за того что он попал в лучшую десятку в рейтинге, теперь он занимал особое место в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей и имел особые привилегии. Так ему удалось добраться до гильдии Истребителей Дьяволов быстрее, чем сгорает палочка благовоний.

Тут же к нему навстречу с уважением на лицах вышло множество культиваторов, чтобы формально поприветствовать. До того как он покорил испытания огнём, все в гильдии Истребителей Дьяволов только делали вид, что уважают его, но про себя презирали за то, что он полагается на силу покровителя, чтобы самому стать важной персоной. Некоторые пересмотрели своё отношение, когда он попал в лучшие пятьсот. Но теперь, когда его звезда оказалась на фиолетовом сегменте радуги, всё изменилось.

— Поздравляем, старший брат Бай!

— Старший брат Бай…

Всё больше и больше людей выходили к нему навстречу, и всё больше раздавалось голосов. Некоторых Бай Сяочунь даже узнал, включая мастера Облако Дао, который ждал его у главного храма. Как только мастер Облако Дао увидел его, то соединил руки и преувеличенно низко поклонился.

— Мои поздравления, старший брат Бай!

Мастер Божественных Предсказаний, Сюй Баоцай и Чень Маньяо тоже ждали у входа в главный храм. Когда они увидели Бай Сяочуня, то на их лицах появились обрадованные выражения. Бай Сяочунь кивнул всем, а потом с очень серьёзным лицом зашёл в храм. Первое, что он увидел, — это отощавшего, похожего на скелет Большого толстяка Чжана, который с болезненным выражением лица сидел со скрещённым ногами посреди храма. Очевидно, что его жизненная сила была настолько истощённой, что она почти совсем исчезла, и его окружала очень сильная аура смерти. Если бы Фэн Юдэ не поддерживал его всё это время при помощи основы культивации Зарождения Души, Большой толстяк Чжан уже давно бы умер.

— Мастер, я принёс силу Дэва!

С опасением поглядывая на Большого толстяка Чжана, Бай Сяочунь быстро достал листик с силой Дэва элемента дерево, который только что получил. Фэн Юдэ посмотрел на него и сделал хватательное движение рукой, заставляя листик подлететь и опустить на макушку Большого толстяка Чжана. С серьёзным выражением лица Фэн Юдэ выполнил жест заклятия и указал на листик, который начал дрожать и испускать зеленоватое свечение. В то же время зелёная нить энергии появилась из листика и начала проникать в Большого толстяка Чжана. Он задрожал, и его лицо разгладилось, словно боль ушла. Почти сразу на его щёках появился лёгкий румянец, а туман, который окружал его, начал впитываться в его тело. Вместо того чтобы расползаться во все стороны, как раньше, туман начал принимать форму в районе даньтяня. Увидев это, Бай Сяочунь сразу начал успокаиваться. Наконец Фэн Юдэ глубоко вздохнул и поднялся на ноги.

— Благодаря силе Дэва твой самый старший брат без проблем сможет достичь Формирования Ядра. Однако он потратил очень много жизненной силы. Поэтому процесс затянется на целых полгода, -он вздохнул. — Ну хорошо, можешь пока оставить его у меня, я пригляжу за ним.

— Большое спасибо, мастер, — обрадованно воскликнул Бай Сяочунь, соединил руки и низко поклонился.

Затем он снова посмотрел на Большого толстяка Чжана, чтобы удостовериться, что с ним всё в порядке, и только тогда понял, насколько сам неимоверно устал.

Сражение со статуей Гунсунь Вань’эр потребовало от него огромной отдачи и расхода всех видов энергии. Наряду с беспокойством за жизнь Большого толстяка Чжана, всё вместе истощило его и физически, и морально, и сейчас усталость накрыла его с головой. Теперь, когда он точно знал, что с Большим толстяком Чжаном будет всё в порядке, он покинул храм, но не для того чтобы отправиться в свою пещеру бессмертного, а чтобы занять одно из пустых жилищ в гильдии Истребителей Дьяволов. Там он сел со скрещёнными ногами и занялся дыхательными упражнениями, чтобы восстановиться. Он отдыхал целых три дня.

Всё это время секта продолжала гудеть, обсуждая случившееся на испытаниях огнём, а имя Бай Сяочуня стало невероятно знаменитым. Вскоре информация о его прошлом стала общеизвестной. Так культиваторы секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей узнали о секте Противостояния Реке. В конце концов, оказалось, что оттуда пришло сразу двое из лучшей десятки суперзвёзд.

— Секта Противостояния Реке просто невероятна!

— Сложно даже вообразить, что сразу два заложника из неё оказались в лучшей десятке!

— Я слышал, что когда Бай Сяочунь прибыл из секты Противостояния Реке, то привёл с собой защитников Дао… Наверняка они тоже невероятные!

Медленно, но верно, имена защитников Дао Бай Сяочуня тоже стали всем известны. Сун Цюэ. Большой Толстяк Чжан. Сюй Баоцай. Мастер Божественных Предсказаний. Чень Маньяо. Этих пятерых тоже стали обсуждать повсеместно. Сюй Баоцай особо не обращал на это внимания и просто наслаждался славой, в то время как Сун Цюэ было сложно смириться с причиной своей известности.

На самом деле на четвёртый день Сун Цюэ покинул пещеру бессмертного и отправился на испытания огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, чтобы доказать, что даже если он и не ровня Бай Сяочуню, то уж точно не так далеко от него отстал. Из-за того что он являлся одним из защитников Дао Бай Сяочуня, многие люди наблюдали за тем, как он проходил испытания. Когда он в результате оказался в лучших шестисот, то это вызвало много разговоров.

После Сун Цюэ точно так же поступила и Чень Маньяо, которая тоже попала примерно в те же строки рейтинга, что и Сун Цюэ, не слишком высоко, но и совсем не низко. Мастер Божественных Предсказаний на самом деле не хотел проходить испытания, но его тоже убедили это сделать, и он достиг лучших девятисот. Сюй Баоцай сомневался, стоит ли ему пытаться, и в итоге отказался от этой идеи. По его мнению, если бы он не смог попасть в лучшую тысячу, то опозорился бы.

Хотя Сюй Баоцай и не стал пытаться, Сун Цюэ, Чень Маньяо и мастер Божественных Предсказаний — все прошли испытания, и в результате имя секты Противостояния Реке стало ещё внушительнее. Наконец, глава горы Радуги Неба лично издал приказ, чтобы секту Противостояния Реке известили о том, что произошло, и даже наградили. Награда была небольшой, но проявленное главой горы Радуги Неба внимание дорогого стоило. Более того, заслуги Гунсунь Вань’эр, Бай Сяочуня и его защитников Дао привели к тому, что остальные три секты средних пределов стали ещё осторожнее, не желая вступать в конфликт с сектой Противостояния Реке. Основной причиной этому было то, что Бай Сяочунь и Гунсунь Вань’эр попали в лучшую десятку. Остальные три секты были ошеломлены таким развитием событий и тут же начали прикладывать все силы, чтобы улучшить свои отношения с сектой Противостояния Реке. Это очень порадовало патриархов секты Противостояния Реке. Патриарх Ледосект запрокинул голову и раскатисто рассмеялся.

— Ах, Сяочунь. Куда бы он ни пошёл, он тут же становится там звездой. Ничто не может заставить его прозябать в неизвестности.

Остальные ученики в секте тоже очень обрадовались, особенно Хоу Сяомэй и Сун Цзюньвань, а также другие друзья Бай Сяочуня.

Прошёл месяц, в течение которого имя Бай Сяочуня продолжало приобретать всё большую популярность в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. В конце концов о нём хорошо знали практически все, включая Дэвов. Что касается Большого толстяка Чжана, то он так и не очнулся, но его состояние было стабильным. Он больше не напоминал скелет, а весь туман, что окружал его, медленно впитывался в его тело. Он уже преодолел смертельно опасный кризис, и через несколько месяцев у него благополучно должно было сформироваться Ядро Воли, после чего он ступал на стадию Формирования Ядра.