Глава 448. Младший брат Бай, можно тебя на пару слов?

Потратив много времени на размышления, Бай Сяочунь так и не смог понять, может или нет столетний голец стать причиной подобной смерти. Однако он знал, что сидя в своей комнате, ответов ему не найти. Поэтому он решил обсудить все со своими защитниками Дао. Последние несколько дней они были слишком взвинчены, чтобы оставаться сосредоточенными только на культивации, но как только они услышали о новой рыбьей теории Бай Сяочуня, сразу начали успокаиваться.

Наконец после того, как он не выходил из своей каюты больше полумесяца, Бай Сяочунь отправился на главную палубу. Там он случайно заметил Гунсунь Вань’эр, которая тоже, казалось, вышла на палубу, чтобы немного развеяться. Увидев Бай Сяочуня и его защитников Дао, она улыбнулась и присоединилась к ним.

Большинство культиваторов на палубе кучковались группами по два — три человека, хотя некоторые и стояли в гордом одиночестве. Группа Бай Сяочуня оказалась самой многочисленной из присутствующих. Сун Цюэ шёл за ним, излучая свою обычную убийственную ауру, которая напрочь отбивала у любого охоту приближаться к нему. Мастер Божественных Предсказаний шёл рядом с ним, словно личный помощник. А с обеих сторон от него находились невероятно привлекательные Гунсунь Вань’эр и Чень Маньяо. Все вместе они очень внушительно выглядели. Многие культиваторы вокруг посматривали на Бай Сяочуня, и хотя некоторые взгляды были холодными, другие, казалось, были наполнены завистью.

Бай Сяочунь глубоко вдохнул морской воздух, посмотрел на небо, а потом начал глазеть на золотое море. Постепенно тяжесть у него на сердце начинала исчезать.

— Ах, — он вздохнул. — Невероятно, что такое замечательное путешествие в итоге обернулось таким ужасным образом.

Оглядев толпу, он внезапно осознал, что многие люди смотрят на него. Повернувшись, он понял, что Гунсунь Вань’эр и Чень Маньяо рядом с ним сейчас ему мило улыбаются. Это были две очень разные улыбки, выражения лиц у девушек при этом тоже были очень разные, но они обе были невероятно красивыми. Внезапно настроение у Бай Сяочуня стало ещё лучше.

С этого времени у него появилось новое хобби. В последующие дни каждый раз, отправляясь на главную палубу, он всегда начинал мило болтать с Чень Маньяо и Гунсунь Вань’эр. Они улыбались и смеялись рядом с ним, что заставляло многих окружающих культиваторов завистливо смотреть на него. Чем больше он получал подобных взоров, тем больше ему нравилось его новое хобби, в то же время он стал ближе общаться с Гунсунь Вань’эр.

«Гунсунь Вань’эр очень даже симпатичная, когда улыбается», — подумал он, гордо посматривая на толпу. В это время он заметил, что впереди, словно ледяная статуя, стоит Чжао Тяньцзяо. В последние несколько дней он время от времени замечал среди людей на палубе Чжао Тяньцзяо и иногда Чень Юэшань. Они оба являлись суперзвёздами лучшей тройки с очень высоким статусом. Этим двоим не нужен был антураж, чтобы собирать завистливые взгляды от окружающих.

Когда Чжао Тяньцзяо прогуливался по палубе, за ним с очень услужливым видом по пятам ходили семь или восемь последователей. Бай Сяочунь даже узнал некоторых из них, они состояли в гильдии Истребителей Дьяволов на Радуге Неба, и он приходил к ним за помощью, когда ему была нужна семицветная трава туманного моря. Понизив голос, он сказал на ухо мастеру Божественных Предсказаний:

— Мастер Хрюкохмык, как ты думаешь, почему все суперзвёзды ходят с таким холодным видом? Чжао Тяньцзяо выглядит так, словно он лучше всех, и то же с Чень Юэшань и Еретиком. Они редко общаются с другими и проводят большую часть своего времени в уединённой медитации.

Мастер Божественных Предсказаний немного подумал, а потом ответил:

— Ну, эм… может быть, они ведут себя так потому, что все именно этого и ожидают от них.

Пока Бай Сяочунь обдумывал этот вариант, он посмотрел на Чжао Тяньцзяо и обнаружил, что тот повернулся и смотрит на него. Внезапно их взгляды встретились. Хотя выражение лица Чжао Тяньцзяо было спокойным, в его взгляде было нечто пронзительное, от чего смотреть ему в глаза было почти что больно. Конечно, хотя Бай Сяочунь и боялся смерти, но он никогда не отводил взгляда, когда кто-то просто смотрел ему в глаза. Как только он ощутил боль от пронзительного взгляда Чжао Тяньцзяо, его глаза тоже мощно засветились и он уставился в ответ. Хотя при этом не возникало никаких звуков, но головы обоих наполнились мощными колебаниями. Бай Сяочунь помрачнел и остановился, потом Чжао Тяньцзяо отвёл глаза. Но в отличие от Бай Сяочуня, Чжао Тяньцзяо продолжил идти вперёд. И направлялся он прямо в сторону Бай Сяочуня.

Так как Чжао Тяньцзяо занимал первую строчку в рейтинге суперзвёзд, куда бы он не пошёл, он всегда был в центре всеобщего внимания. Когда люди поняли, что он идёт прямо к Бай Сяочуню, то все начали ещё пристальнее наблюдать за происходящим. Из-за семи или восьми последователей за его спиной казалось, что идёт целая большая процессия.

Выражение лица Сун Цюэ стало очень серьёзным, хотя сначала мастер Божественных Предсказаний поражённо вздохнул, его выражение лица тоже быстро стало таким же, как и у Сун Цюэ. Даже Чень Маньяо удивилась. И только Гунсунь Вань’эр ничуть не изменилась в лице, казалось, ей даже интересно, что из этого выйдет.

Пока Чжао Тяньцзяо шёл вперёд, на палубе воцарилось молчание. Все смотрели, как он медленно подошёл и остановился прямо напротив Бай Сяочуня. Его выражение лица было ледяным, он выглядел, словно поблёскивающий меч, вынутый из ножен, мощный, словно гора, с высоты взирающая на окружение. Он смерил Бай Сяочуня взглядом. В ответ тот моргнул несколько раз, пытаясь понять, что происходит. В конце концов они с Чжао Тяньцзяо только несколько раз видели друг друга, но ни разу ещё не сказали друг другу ни слова. Спустя какое-то время Бай Сяочунь не удержался и спросил:

— Старший брат Чжао?

Как только он это произнёс, Чжао Тяньцзяо холодным голосом ответил:

— Младший брат Бай, можно тебя на пару слов?

Хотя Чжао Тяньцзяо не активизировал свою ауру, учитывая его статус и боевые достижения, он являлся таким человеком, который заставлял любого содрогаться от страха.

— А? — ответил поражённый Бай Сяочунь.

Немного подумав, он кивнул. По правде говоря, ему не было страшно, но зато было очень любопытно, о чём такая суперзвезда, как Чжао Тяньцзяо, хочет поговорить с ним.

Выражение лица Чжао Тяньцзяо оставалось как всегда очень холодным, когда он направился в сторону носа корабля. Когда он приблизился к носу, все, кто до этого стоял там, уступили ему место и отошли. С большим любопытством Бай Сяочунь последовал за ним. Конечно, он постоянно оставался начеку, хотя и сомневался, что у Чжао Тяньцзяо какие-то злые намерения, но при этом был готов ко всему.

Вскоре Бай Сяочунь и Чжао Тяньцзяо остались одни на носу корабля, после чего Чжао Тяньцзяо взмахнул правой рукой и заставил появиться вокруг них блестящий барьер, полностью отрезающий их от окружающих. Очевидно, что это был не защитный барьер, но скорее он делал так, что никто не мог ни обычным слухом, ни при помощи божественного сознания услышать их разговор. Теперь они могли спокойно обсудить всё, что угодно, и никто не мог узнать, о чём они говорят.

Любопытство Бай Сяочуня всё больше усиливалось, он смотрел на Чжао Тяньцзяо, ожидая, когда тот заговорит. Чжао Тяньцзяо какое-то время молча стоял и смотрел на Бай Сяочуня с очень мрачным и торжественным видом, словно пытаясь решиться на что-то. Бай Сяочунь уже чуть ли не кипел от нетерпения и любопытства, ровно как и все остальные на главной палубе. Люди с различными выражениями на лицах, не отрываясь, наблюдали за происходящим.

— Интересно, о чём самый старший брат хочет поговорить с Бай Сяочунем?

— Происходит что-то странное… может быть, это имеет отношение к смерти Цзи Фана?

— Теперь, если подумать, я припоминаю, что у Цзи Фана и Бай Сяочуня был какой-то конфликт как раз перед смертью Цзи Фана…

В головах наблюдателей появилось множество различных предположений. Пока Бай Сяочунь пытался отгадать, в чём дело, Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул и сказал:

— Младший брат Бай…

Бай Сяочунь подался вперёд, внимательно слушая. С очень серьёзным видом Чжао Тяньцзяо продолжил:

— Младший брат Бай… эти две девушки, которые постоянно рядом с тобой… они очень симпатичные…

— А? — переспросил поражённый Бай Сяочунь.

Учитывая, насколько у Чжао Тяньцзяо было серьёзное выражение лица, он был практически уверен, что неправильно его расслышал.

— Эм… послушай, не пойми меня неправильно, младший брат. У меня нет к ним чувств… Я просто хочу узнать, как тебе удалось завоевать их внимание. Я наблюдал за тобой эти последние несколько дней и очень хочу понять, как ты смог сделать так, что две такие красотки охотно общаются с тобой.

У Чжао Тяньцзяо по-прежнему было очень мрачное и холодное выражение лица. Он казался высоким и гордым, словно вынутый из ножен меч. Но при этом его слова заставили глаза Бай Сяочуня полезть на лоб. Если бы он не услышал их своими собственными ушами, то по выражению лица Чжао Тяньцзяо было бы совершенно невозможно догадаться, на какую тему тот хотел поговорить. Это было совершенно неожиданно… Бай Сяочунь немного растерялся и почесал голову. Даже не задумываясь, он ответил:

— Они сами за мной увязались. Я бы не смог отделаться от них, даже если бы захотел…

Когда Чжао Тяньцзяо услышал это, его выражение стало ещё серьёзнее, он даже нахмурился. Учитывая его статус и невероятную боевую мощь, такое хмурое лицо заставляло всех, кто видел его, думать, что сейчас разразится буря. Конечно, никто не слышал, о чём разговаривали эти двое. Они видели только выражения их лиц. Сначала они увидели, как Бай Сяочунь сильно удивился, и сразу же начали пытаться придумать объяснения, в чём причина этому.

— Происходит что-то масштабное. Только посмотрите! Бай Сяочунь покачал головой. Теперь он чего-то ожидает.

— Это правда странно. Посмотрите на выражение лица самого старшего брата. Он стал ещё более серьёзным, чем раньше. Словно… он не верит словам Бай Сяочуня!