Глава 70.1. Привет, старший брат Ли

Вблизи Пика Зелёной Горы был проложен небольшой путь, в конце этого пути был пруд, в котором плавали золотые рыбки.

Кроме того, у пруда было пещерное жилище, единственное в этой области, таким образом окрестности были мирными и спокойными. В этом месте, даже духовная энергия была куда богаче, чем в жилой зоне внешних учеников.

В этот момент у пруда сидел молодой человек, одетый в форму внешнего ученика. У молодого человека было красивое лицо, с явно выраженными чертами, и черные волосы, которые каскадом опускались ему на плечи, что выглядело чрезвычайно красиво и привлекательно.

Его кожа была такой белой и гладкой, что даже ученицы чувствовали бы зависть. Его глаза были острыми и пронзительными, как у феникса, время от времени в его взгляде мерцали сверкающие отблески, что создавало вокруг него атмосферу экстраординарности.

В его руке было несколько маленьких рыбок, которых он иногда бросал в пруд, в результате чего золотые рыбки метались в воде и боролись друг с другом, чтобы разорвать на кусочки этих маленьких рыбок и проглотить их.

В этот момент появился мужчина средних лет, который получил пощёчину от Бай Сяочуня и бросился вдоль небольшого пути, его лицо было бледным. Подойдя поближе, он замедлил свои шаги. В его взгляде читалось уважение, он поприветствовал молодого человека.

— Приветствую юного мастера.

— Юный мастер, этот Бай Сяочунь совершенно не знает, что для него хорошо. Я сказал ему четко и ясно, чтобы он пришёл и выказал своё уважение, но он отказался, действуя высокомерно и властно, словно его нынешний статус делает его самым главным, — стиснув зубы, сказал мужчина средних лет.

— Тогда забудь об этом, он просто мелкая сошка, решение попросить его прийти, чтобы выказать мне своё уважение, было чем-то вроде прихоти, — подняв голову, мягко сказал молодой человек, больше не обращая внимания на это дело.

— Слова юного мастера очень мудры, он просто мелкая сошка. Титул Почётного Ученика — для мертвых людей. Что до того, что он младший брат главы секты, то этот статус ещё больше похож на шутку, он действительно признал мёртвого человека своим учителем, — кивнул мужчина средних лет и холодно рассмеялся, а затем внезапно почувствовал, что его сердце вздрогнуло – молодой человек вдруг поднял голову и холодно на него посмотрел.

— Юный… Юный мастер… — мужчина средних лет почувствовал, как холод пробежал по его спине.

— Он всего лишь мелкая сошка, так что нет необходимости с ним возиться. Но учитель главы секты, наш предыдущий патриарх, не тот, о ком ты можешь так небрежно отзываться. Отправляйся к Ледяному Озеру и наказывай себя в течение трёх месяцев, — молодой человек отвёл взгляд и продолжил кормить золотых рыбок.

Сердце мужчины средних лет дрожало, он быстро кивнул головой и удалился.

После урегулирования вопроса с Цянь Дацзинем, Бай Сяочунь вернулся на Гору Душистых Облаков. Что до Избранного Небесами, то Бай Сяочунь не беспокоился об этом ни в малейшей степени. Бай Сяочунь был тем, кто оказал секте большую услугу, следовательно, до тех пор, пока Бай Сяочунь не предаст секту, его жизни совершенно ничего не угрожает.

Несмотря на то, что теперь Бай Сяочунь — старший дядя, он внезапно осознал, что чувство удовлетворения, вызванное уважением окружающих, стало понемногу угасать. Видя, что люди намеренно его избегают, он мог только сожалеть. Тем не менее это длилось лишь до того дня, когда он, случайно проходя мимо Лектория Священных Писаний, внезапно почувствовал пробежавшую через него волну возбуждения.

Он обнаружил, что до тех пор, пока он там присутствует, ему всегда будет предоставлено место рядом со старейшинами, читающими лекции о священных писаниях, эта позиция позволяла ему наблюдать за бесчисленным множеством учеников.

Однажды оказавшись в этой ситуации, Бай Сяочунь сразу же в это влюбился. Отныне, его фигуру можно было увидеть в Лекториях Священных Писаний различных гор.

Иногда, сидя там и глядя на учеников, он выдавал случайную улыбку и кивал, его взгляд, полный ободрения и утешения, походил на взгляды старейшин на стадии Заложения Основы, сидящих рядом с ним.

Видя эту сцену, старейшины на стадии Заложения Основы не знали, смеяться им или плакать. В это время сердца учеников различных гор захлестнула депрессия, они смотрели на Бай Сяочуня с растущей ненавистью, но не могли ничего с этим поделать.

В то же время Бай Сяочунь нашёл новый способ выставлять напоказ свой статус младшего брата главы секты – он начал появляться рядом с культиваторами на стадии Заложения Основы и пользоваться тем же обращением, что и они.

Как только он замечал кого-либо из этих культиваторов стадии Заложения Основы, он немедленно подходил и приветствовал их, как «старшего брата» или «старшую сестру», стараясь казаться как можно послушнее, что не позволяло им ничего сказать. Тем не менее после того, как это случилось множество раз, выражения их лиц стали странными. Что до учеников, окружавших культиваторов на стадии Заложения Основы, то они могли лишь продолжать раздражённо называть его «старшим дядей Баем».

Это длилось довольно долго, до тех пор, пока однажды, Бай Сяочунь не увидел Ли Цин Хоу, он был не в силах контролировать свои желания, и в конце концов обратился к нему в дружественной манере.

— Привет, старший брат Ли.

Выражение лица Ли Цин Хоу было измождённым, он наконец завершил очищение Пилюли Девяти Абсолютов и вышел из культивации за закрытыми дверями. Он как раз собирался покинуть секту, когда вдруг услышал своё имя. Будучи на мгновение ошеломлённым, он остановился и посмотрел по сторонам. Когда он увидел Бай Сяочуня, его лицо немного дрогнуло. Несмотря на то, что в течение этого времени он занимался очищением пилюли, он также слышал рассказы о Бай Сяочуне, которые вызывали у него головную боль. И теперь, видя, что Бай Сяочунь и к нему обратился подобным образом, он бросил в него холодный взгляд.

Как только Бай Сяочунь выкрикнул эти слова, то сразу же об этом пожалел. Теперь, когда он увидел, как на него смотрит Ли Цин Хоу, он мгновенно сделал глубокий вдох. В этой секте, человеком, которого он боялся больше всего, был, несомненно, Ли Цин Хоу.

— Дядя Ли… Я… Я был не прав, — Бай Сяочунь слёзно запинался.

Когда Ли Цин Хоу посмотрел на Бай Сяочуня, в его сердце выросло раздражение. Ещё раз, свирепо на него взглянув, Ли Цин Хоу прочитал Бай Сяочуню лекцию о его поведении.

— Я на какое-то время покину секту, вероятно, это займёт от нескольких месяцев до года. Не будь вредным во время моего отсутствия, упорно трудись и культивируй – это правильный путь, — Ли Цин Хоу дал Бай Сяочуню несколько советов, а затем развернулся и ушёл.

Глядя на удаляющуюся фигуру Ли Цин Хоу, Бай Сяочунь облегчённо вздохнул. Несмотря на то, что в его глазах был намёк на страх, он по-прежнему испытывал к нему глубокое уважение. Согласно тому, что он слышал от Ду Лин Фэй, после того как он пропал, Ли Цин Хоу в одиночку искал его целых два месяца. И когда Ли Цин Хоу вернулся, удерживая обрывки его одежды, он даже начал винить себя.

После смерти своих родителей, Бай Сяочунь очень редко чувствовал такое тепло. И сам того не зная, глубоко в своём сердце, он уже начал считать Ли Цин Хоу своим родственником.

После нагоняя от Ли Цин Хоу, Бай Сяочунь через полмесяца успокоился, он перестал кашлять всякий раз, когда видел людей, но по-прежнему время от времени останавливался возле пещеры Чжоу Синь Ци. Подумав об этом, он понял, что из всех людей, с которыми он познакомился с момента вступления в секту, Чжоу Синь Ци была единственной, кто пока ещё не назвал его «старшим дядей Баем».

Он снова увидел Чжоу Синь Ци лишь несколько дней спустя, она встала на свой синий меч из дамасской стали и улетела. Бай Сяочунь не мог летать, поэтому мог лишь беспомощно и с подавленным сердцем смотреть на её удаляющуюся фигуру.