Глава 76. Восьмой уровень Конденсации Ци

Между тем, культиваторы стадии Заложения Основы трёх гор южного берега наслаждались сценой, как Бай Сяочунь отчаянно убегает от старейшины Чжоу. Они знали, что старейшина Чжоу хотел лишь напугать Бай Сяочуня. Однако когда они увидели, что Бай Сяочунь привлёк молнию, улыбки исчезли с их лиц. Они бросились к нему на помощь, только чтобы найти Бай Сяочаня полностью целым и невредимым.

Их глаза наполнились удивлением.

— Этот ребёнок хорош!

— Чтобы пережить все попытки Падшего Клана Чень его убить, он действительно должен иметь пару трюков в своём рукаве.

— Несмотря на то, что он немного выскочка, на данный момент он, возможно, даже талантливее, чем Шангуань Тянь Ю! Лу Тянь Лэй и Чжоу Синь Ци уже не могут с ним сравниться!

Пока те, в толпе, молча кивали своими головами, на Горе Чжун Дао, на лице главы секты также показалось удивление. Он был свидетелем этой сцены, на самом деле он использовал своё духовное сознание, чтобы наблюдать за всем происходящим в тот самый момент, когда Бай Сяочунь начал кричать.

Выступление Бай Сяочуня, без сомнения, было удивительным. Поэтому он решил не вмешиваться и понаблюдать за тем, насколько большой потенциал продемонстрирует Бай Сяочунь. Глаза Чжэн Юань Дуна светились похвалой, его тело мелькнуло и спустя лишь одно мгновение появилось прямо перед Бай Сяочунем.

— Старший брат глава секты, спасите меня! Старейшина Чжоу пытается меня убить! Моя короткая жизнь практически потеряна! — сразу после того, как Бай Сяочунь заметил Чжэн Юань Дуна, он быстро подошёл и спрятался у него за спиной, продолжая жалобно смотреть.

Увидев выражение лица Бай Сяучаня, Чжэн Юань Дун сухо кашлянул и горько улыбнулся. Он поднял голову, чтобы посмотреть на старейшину Чжоу, который уже догнал их и впился свирепым взглядом в Бай Сяочуня, а затем повернулся к Чжэн Юань Дуну и обхватил кулак.

Когда их взгляды встретились, два старых лиса мгновенно поняли мысли друг друга. На самом деле, феникс не имеет большого значения, сейчас куда большей проблемой являются проделки Бай Сяочуня.

В конце концов, единственным, что у них было против этого ребёнка, был Ли Цин Хоу. В его отсутствие, не было никого, кто бы мог контролировать Бай Сяочуня, с его заслугами перед сектой, статусами Почётного Ученика и младшего брата главы секты.

Даже если Чжэн Юань Дун накажет его, Бай Сяочунь, вероятно, обратится к портрету своего мертвого мастера, чтобы поплакаться об этом.

— Глава секты, пожалуйста, не вмешивайтесь и позвольте мне разобраться с Бай Сяочунем! — старейшина Чжоу смотрел на Бай Сяочуня яростным взглядом, злобно посмеиваясь в процессе.

— Ваша проклятая птица… — попробовал объясниться дрожащий Бай Сяочунь.

Когда старейшина Чжоу услышал эти слова, его лицо позеленело, что побудило Бай Сяочуня мгновенно заткнуться и с видом потерпевшего отчаянно обратится к Чжэн Юань Дуну.

— Старший брат, я проливал кровь за секту… Я оказал ей услугу…

Лицо Чжэн Юань Дуна дёрнулось, он откашлялся.

— Старейшина Чжоу, почему бы нам не оставить это позади? Сяочунь непослушный ребёнок, но у него доброе сердце. Как насчет такого, в следующий раз, когда он снова сделает что-то подобное, этот старик сразу же с ним разберётся.

Старейшина Чжоу, казалось, не хотел соглашаться, но в конце концов нехотя кивнул головой. Уходя, он бросил в Бай Сяочуня свирепый взгляд.

Сделав глубокий вдох, Бай Сяочунь выпрямился, подозрительный взгляд появился у него на лице. Он был умным ребёнком, всё случилось так быстро, что он даже не успел отреагировать. Он понял, что что-то здесь не так… Однако он не был уверен в том, что это было. Он посмотрел на главу секты, тот заговорил.

— Фениксы когда-то принадлежали партнеру старейшины Чжоу. Она пала в бою, чтобы спасти его. Едва избежать объятий смерти и потерять любимую, это не то, от чего можно просто отмахнуться. Из-за этого он временами немного сходит с ума.

— Посторонние знали его лишь как старика, одержимого травами, не обращая внимания на тот факт, что травы были его способом подавить сумасшествие и успокоить свой разум.

— Бай Сяочунь, больше его не провоцируй. Я боюсь, что могу не добраться до вас к тому времени, когда он впадет в безумие, — сказал Чжэн Юань Дун, пристально глядя на Бай Сяочуня.

Услышав его слова, Бай Сяочунь почувствовал сочувствие к старейшине Чжоу. Ощутив, как холод пробежал по его спине, Бай Сяочунь кивнул и обиженно сказал.

— Его проклятая птица, я действительно ничего ей не давал… Эта проклятая птица на самом деле пыталась меня подставить.

— Всё имеет причину и следствие. Независимо от обстоятельств, ты уже втянут в это и правда не имеет никакого значения, — Чжэн Юань Дун похлопал его по плечу и равнодушно отвернулся.

Бай Сяочунь вздохнул, думая о своем невезении. Единственное, что он теперь мог сделать, это постараться избегать старейшины. Он осторожно вернулся на Гору Душистых Облаков, пошёл к себе домой и решил там закрыться.

Что до подставившей его птицы, то Бай Сяочунь боялся, что она с самого начала планировала, что он спровоцирует старейшину. Он стиснул зубы и заставил себя забыть об этом.

«Хорошие люди не шутят с птицами!» — Бай Сяочунь сидел в деревянном доме и утешал себя, доставая Пилюли Увеличения Фиолетовой Ци, которые сам и очистил. Затем он гордо улыбнулся, подумав о том, что все-таки разобрался с атаками старейшины.

«Культиваторы стадии Заложения Основы действительно жесткие, если бы у меня не было моей непробиваемой кожи, то этот парень порол бы меня до крови», — Бай Сяочунь почувствовал небольшое сожаление и посмотрел на пилюли. Он проверил окрестности и убедился в том, что здесь безопасно, прежде чем достать черепаший котёл и снова приступить к очищению.

Вскоре все пилюли были трижды духовно очищены. Глядя на темнеющие на пилюлях серебряные линии, Бай Сяочунь вздохнул.

«Если бы у меня было четырёхцветное пламя».

Он слышал о четырёхцветном пламени, но в секте его было не так много, количество очков содействия, необходимых для его получения, было слишком большим. Существовали специальные лекарственные пилюли для культивации огня, но они были чрезвычайно редкими.

Что касается рыночной площади у подножия горы, никто не мог просто пойти туда и купить его. Даже на ежегодных аукционах четырёхцветное пламя встречалось крайне редко.

«У меня уже заканчиваются духовные хвосты», — Бай Сяочунь проверил оставшиеся у него духовные хвосты, а затем проглотил Пилюлю Увеличения Фиолетовой Ци и приступил к культивации.

Шли дни, Бай Сяочунь совершенствовался, глотая пилюли одну за другой, что сильно увеличило скорость его культивации. Это было ночью, спустя несколько дней после того, как он прикончил последнюю пилюлю. Облака заслоняли лунный свет, а тело Бай Сяочуня дрожало внутри деревянного дома. В этот момент в его теле раздавались взрывы. Но в окрестностях не было слышно ни единого звука.

Его тело дрожало, а внутренняя энергия текла из каждой части его тела, образуя большую реку, напоминающую дракона наводнения, которая распространялась по всему его телу, открывая меридианы.

Когда закончился весь цикл, Ци в его теле стала гораздо толще своего первоначального размера, что позволило нечистотам покинуть его тело через поры. Ощущение невесомости и спокойствия заставило Бай Сяочуня разомкнуть веки, в его глазах сиял яркий свет, похожий на огромное пламя в темной комнате.

— Восьмой уровень Конденсации Ци, — рассмеялся Бай Сяочунь, вставая, чтобы очистить своё тело. Прошло много времени с тех пор, как он вошёл в секту, его тело стало намного энергичнее и подвижнее. Его рост практически не увеличился, однако это не особо его беспокоило.

Ему действительно нравилось, что он не сильно изменился, он по-прежнему белый, маленький и чистый.

«Теперь, когда я достиг восьмого уровня Конденсации Ци, я должен был стать намного сильнее», — Бай Сяочунь поднял руку и указал на валун, находившийся на расстоянии, подбросив его силой своего разума. Он контролировал его скорость, то увеличивая, то уменьшая её, переключаясь между состояниями «Легкость – в тяжести» и «Тяжесть – в легкости».

«Вещь, которая интересна мне больше всего, это то, как мне тогда удалось прорваться, хотя… Должно быть, это из-за боя с членами Падшего Клана Чень», — глаза Бай Сяочуня ярко сияли. Попрактиковавшись ещё немного, он в конце концов остановился и погрузился глубоко в свои мысли.

«Техника Управления Котлом Фиолетовой Ци действительно достигла восьмого уровня Конденсации Ци, мощь Техники Плавильного Котла Фиолетовой Ци также должна была сильно увеличиться».

Безмолвно стоя во дворе, Бай Сяочунь сжал свои пальцы и указал вперёд.

Мгновенно появились нити фиолетовой Ци, и в промежутке между двумя вздохами сформировали перед ним большой фиолетовый котёл.

Это было в два раза быстрее, чем в предыдущий раз.

В то же время котлы, очевидно, были разными. Теперь он не был размытым, а выглядел очень чётким и детализированным, на нём даже были выгравированы руны.

Мощь, излучаемая котлом, была удивительно сильной. Глаза Бай Сяочуня сияли от того, насколько экстраординарным это было.

«Это гораздо сильнее, чем раньше!»

Бай Сяочунь проверил оставшуюся в его теле Ци. Раньше, чтобы сформировать котёл, ему требовалась половина всей его Ци и немного времени, чтобы её восстановить, прежде чем он мог сформировать другой котёл.

Тем не менее он обнаружил, что Ци, оставшаяся в его теле после предыдущей попытки, составляла около семидесяти процентов от её максимального объёма.

«Я могу использовать это три раза!» — Бай Сяочунь был приятно удивлён, он рассеял котёл и достал Меч Золотого Ворона, превращая его в золотой свет. Он встал на него и покинул Гору Душистых Облаков.

По прибытии в лес, находящийся за пределами секты, Бай Сяочунь услышал слабые отзвуки грома, предвещающие скорую грозу. Бай Сяочунь подумал, что долго здесь оставаться небезопасно, так что быстро сжал пальцы, пытаясь сформировать котёл, чтобы побыстрее покинуть это место. Он отправил котёл в полёт в сторону валуна, находившегося на расстоянии, дрожащий котёл яростно на него обрушился.

Столкновение было громким, даже земля завибрировала, насторожив множество зверей, огромная траншея с треском распространилась от места, где был валун. Поражённая область имела радиус в десять чжанов. [1 чжан = 3,58 м]

— Так сильно? — ахнул Бай Сяочунь, оценивая повреждения. Теперь, с его непробиваемой кожей и Техникой Плавильного Котла Фиолетовой Ци, бой с Чень Хэном не причинил бы ему столько хлопот. На самом деле Бай Сяочунь чувствовал, что мог бы уничтожить его в одно мгновение.

«Ну да ладно…» — думая об этом, Бай Сяочунь колебался. Просто ему не казалось мудрым брать на себя риск. В последний раз, когда он столкнулся с противником, близким ему по силе, он практически заплатил за это жизнью. Он чувствовал, что для абсолютной безопасности лучше иметь врагов ниже седьмого уровня Конденсации Ци.

«Щелчок моих пальцев уничтожает любого противника с первого по седьмой уровень Конденсации Ци», — Бай Сяочунь выбросил рукав в сторону, он был недоволен тем, что поблизости нет забора, на который можно было встать; из-за этого ему пришлось стоять на лезвии меча. Он поднял голову и уставился в облака, принимая позу мастера. Поддерживая эту позу, Бай Сяочунь направился обратно в секту.

В этот момент сверкающие в облаках молнии, привлечённые Мечом Золотого Ворона, собрались вместе, сформировав множество серебряных змей, которые ринулись прямиком к Бай Сяочуню.

Его глаза расширились от шока.

Через некоторое время где-то вдалеке послышались крики Бай Сяочуня…