Глава 80.1. Талант Первого Толстяка Чжана

Теперь, когда у него было достаточно духовных камней, Бай Сяочань оставил вопрос Маленькой Черепахи, хоть его сердце и было полно дыр. Он закрылся внутри Павильона Очищения Лекарств и целиком погрузился в очищение, постепенно приходя в себя.

С течением времени, духовные лекарства второго класса, очищенные Бай Сяочанем, становились всё ближе и ближе к совершенству, а его показатель успеха в их очищении достиг шокирующих высот. Итак, он приступил к попыткам очистить духовные лекарства третьего класса.

В то время, как он пытался очистить духовные лекарства третьего класса, из его комнаты в Павильоне Очищения Лекарств часто раздавался грохот. Однажды, по какой-то не известной причине, его алхимическая печь взорвалась, она подлетела в воздух и с лязгом приземлилась в углу комнаты.

Но это ещё ничего. После этого, из алхимической печи начал валить очень густой дым, и этот дым не был обычным. Его не смогли заблокировать даже размещённые в здании массивы формации, в результате чего, он поглотил половину Павильона Очищения Лекарств, заставив учеников, занимающихся очищением, выйти наружу, пока они пытались откашляться, с их уст слетали бесконечные проклятия.

Будучи тем, кто он есть, Бай Сяочань тоже выбежал наружу, так что виновник так и остался неизвестным.

В глубине своего сердца, Бай Сяочань чувствовал себя обиженным, он недолго колебался, прежде чем осторожно продолжить очищение лекарств третьего класса. Шло время, выражение его лица стало странным. Он обнаружил, что всегда очищает какие-то странные лекарства. Первые признаки проявились ещё во время его ранних попыток очищения, когда он создал ту черную пилюлю, которая привлекла множество муравьёв, помимо этого, также была Возбуждающая Пилюля…

Эти странные эликсиры испугали даже его самого.

«Может быть, это из-за моего нежелания соблюдать установленные рецепты? Возможно, причиной является тот факт, что я упорно изменяю рецепты, следуя за своим собственным суждением… Или же это из-за моего экстраординарного таланта, которому завидуют даже Небеса, поэтому то они и возводят бесчисленные препятствия у меня на пути…» Бай Сяочань уставился на десятки лежащих перед ним разноцветных пилюль и нахмурился.

Некоторые из этих пилюль сохранили свою сферическую форму, некоторые были похожи на куб, а другие вообще не имели определённой формы, словно небрежно замешанная грязь. С первого же взгляда можно было понять, что эти пилюли не были обычными духовными лекарствами. Но даже так, все они источали лекарственный аромат…

Но даже будь у него сотня кишок, Бай Сяочань никогда бы не осмелился их употребить. Кто, черт возьми, знает, какими будут их эффекты?

«То, что я преследую, это абсолютное совершенство в Дао Медицины, безупречность, подобная парящим в небе белоснежным облакам, обособленным от всего мира. Трудности, возникающие на этом пути, не пугают меня, моя решимость будет толкать меня вперёд. Вот что делает меня тем, кто я есть, единственным и неповторимым Бай Сяочанем». Бай Сяочань сделал глубокий вдох, решимость возникла у него на лице. Бай Сяочань, словно мученик, спрятал пилюли и продолжил очищение.

Вскоре, его очищения поглотили полгода. На данный момент, в Павильоне Очищения Лекарств практически никого не осталось, просто это было слишком опасно. В комнате Бай Сяочаня снова взорвалась алхимическая печь, в результате чего, появилась огромная трещина. Бай Сяочань угрюмо предложил компенсировать ущерб духовными камнями, но несмотря на это, его вежливо попросили уйти.

И как раз тогда, когда Бай Сяочань начал подумывать о том, чтобы использовать свой статус младшего брата главы секты, он через нефритовую табличку связи получил сообщение от Первого Толстяка Чжана, который спрашивал о том, где он сейчас находится.

Из-за прибытия Первого Толстяка Чжана, Бай Сяочань решил отбросить вопрос с Павильоном Очищения Лекарств и направился на Гору Душистых Облаков, чувствуя себя обиженным.

«Очевидно, что стремление к абсолютному совершенству в Дао Медицины заполнено препятствиями! Я, Бай Сяочань, как парящее в небе облако, и поэтому, никогда не сдамся!» Выпрямив спину и приподняв подбородок, Бай Сяочань почувствовал, что что-то здесь не так. Был полдень, обычно, в такое время секта была куда оживлённее. Но сегодня Гора Душистых Облаков была намного более спокойной. Присмотревшись поближе, он едва смог заметить учеников выше шестого уровня Конденсации Ци, большинство было либо на шестом уровне, либо ниже.

Бай Сяочань был изумлён, вернувшись к себе во двор, он увидел высокого и тощего молодого человека, который ходил взад-вперёд и казался очень взволнованным.

Этим человеком был Первый Толстяк Чжан после потери веса.

«Большой брат» Поспешно крикнул Бай Сяочань.

«Девятый младший брат!» Первый Толстяк Чжан сразу же обернулся и рассмеялся. Он не заботился о текущем статусе Бай Сяочаня, в его глазах он всё ещё оставался его младшим братом.

Бай Сяочань пригласил его во двор, где они немного поговорили о том, чем они занимались в последнее время, затем Бай Сяочань с любопытством спросил.

«Старший брат, ты посещаешь меня не так часто, что привело тебя сегодня? Если тебе нужно, чтобы я, Бай Сяочань, что-то для тебя сделал, просто скажи». Для Бай Сяочаня, Первый Толстяк Чжан на самом деле был кем-то вроде старшего брата. Каждый раз, когда Бай Сяочань вспоминал свою жизнь на Кухне Горящих Печей, он чувствовал тепло.

Пока Первый Толстяк Чжан прочищал своё горло, Бай Сяочань ясно видел в его глазах гордость и волнение. Взглянув на Бай Сяочаня, он хлопнул себя по животу, но вместо ‘сочного’ шлепка, как в то время, когда у него ещё был толстый живот, прозвучал лишь слабый хлопок.

«Девятый младший брат, позволь рассказать тебе большой секрет!»

Когда Бай Сяочань услышал слово ‘секрет’, его глаза широко раскрылись, а уши навострились. Эти слова показались ему немного знакомыми.

«С сегодняшнего дня, я, Первый Толстяк Чжан, стану очень уважаемым человеком в Секте Речного Духа. Ох, огромное количество учеников будет пытаться снискать мою благосклонность, возможно, что даже старейшины на стадии Заложения Основы будут со мной вежливы». С гордостью объявил Первый Толстяк Чжан.

«А? Как так? Ты тоже Маленькая Черепаха?» Бай Сяочань был ошеломлён.

«Какая Маленькая Черепаха? Младший брат, ты ведь знаешь, что мой мастер — глава Горы Фиолетового Котла Сю Мэй Сян, верно?» Первый Толстяк Чжан явно был в приподнятом настроении, он посмотрел на Бай Сяочаня и низким голосом спросил.

Бай Сяочань кивнул. Он об этом знал, а также понял, почему Первый Толстяк Чжан потерял свой вес. Это произошло именно из-за того, что его мастер не любит толстяков, до такой степени, что в её сознании возникают какие-то странные идеи.