Глава 858. Странный костяной галеон

Секта Противостояния Реке уже многие годы была в очень натянутых отношениях с тремя великими сектами, и теперь открытого конфликта было не избежать. В то время как сражение уже было готово начаться, Бай Сяочунь, Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний находились в мёртвой зоне, еле живые от страха и мечтающие добраться до своей родной секты.

Они стояли на палубе потрёпанного в битве галеона и на их лицах одно выражение сменяло другое, пока они оглядывались по сторонам. В чёрной как смоль палубе были дыры, что свидетельствовало о фантастическом сражении, в котором побывал корабль в древние времена. Несмотря на потрёпанное состояние галеона, от него исходила мощная аура. Она вселяла в Бай Сяочуня такой ужас, что даже страх, испытанный в присутствии Божественного, бледнел на этом фоне. На самом деле галеон казался немного более могущественным, чем Божественный. Это потрясло его до самой глубины души.

Нервно оглядевшись по сторонам, Бай Сяочунь сорвался с места и помчался к борту галеона, где хотел просто перепрыгнуть через него. Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний присоединились к нему, но как только они приблизились к борту, появилось чёрное защитное поле и они врезались в него. Не имело никакого значения, что Бай Сяочунь мог сокрушить культиваторов ранней стадии царства дэвов и сражаться на равных с теми, кто был на средней стадии. Как только он столкнулся с защитным полем, его просто отбросило назад. Он снова пошёл на таран, но случилось то же самое. Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний тоже попытались ещё пару раз. Тяжело дыша, они стали оглядываться с очень серьёзными выражениями на лицах.

Палуба галеона была почти полностью пуста, никаких больших построек на ней не было. Был только мостик или рубка, из которой вниз шла лестница на нижние палубы. Другого пути вниз не было. Судя по всему, раньше на палубе было немало сооружений, но они все оказались давно уничтожены. Из рубки торчало три флагштока с тремя флагами с вышитыми лицами призраков. А над дверью висело простенькое зеркало восьми триграмм. Кроме этого ничего больше видно не было.

Сун Цюэ с очень неприглядным выражением на лице стал ходить по галеону и изучать его. Мастер Божественных Предсказаний тяжело дышал и дрожал. Он и так не успел как следует восстановиться, а на палубе галеона отчётливо ощущал, как в него вливается безграничный холод.

— Поспеши и сделай предсказания, мастер Божественных Предсказаний, — попросил Бай Сяочунь. — Посмотри, сможем ли мы найти выход и выбраться с этого галеона.

Он посмотрел на дверь рубки, и его вдруг охватило чувство, что призрачный галеон полностью контролирует его жизнь. Более того, он понял, что галеон желает, чтобы они втроём вошли в дверь рубки.

Ужас мастера Божественных Предсказаний с каждой минутой нарастал. Услышав просьбу Бай Сяочуня, он достал из своих одежд медную монету, при помощи которой совершал предсказания. Обычно он очень трепетно относился к этой медной монете. На самом деле, когда его держали в плену в племени, ему позволили всегда иметь эту монету при себе, даже когда он выполнял свои обязанности. Он достал её и уже активировал различные магические техники и божественные способности, которые он использовал для предсказаний. К сожалению, в это время внезапно на ветру захлопал флаг с зелёным клыкастым призраком. В результате у мастера Божественных Предсказаний дрогнула рука, и монетка выскользнула у него между пальцев. Она приземлилась на палубу и покатилась в сторону, пока не провалилась в одну из трещин и не исчезла из виду.

— Моя магическая монетка! — воскликнул мастер Божественных Предсказаний. — Другой такой нет во всём мире! Это магический предмет моей жизненной сущности, на ней выгравировано моё имя!

Он бросился к трещине, в которую провалилась монетка, но в неё можно было увидеть только темноту внизу. Невозможно было понять, куда приземлилась магическая монетка. Мастер Божественных Предсказаний тут же зарыдал. Даже во время своих мучений в племени дикарей, он смог сохранить монетку, но теперь на этом странном корабле лишился её.

Бай Сяочунь сразу же расстроился от того, как прямо перед получением важного предсказания произошло нечто подобное. Он снова огляделся и уставился на рубку. Сун Цюэ осмотрел палубу, но ничего не найдя, тоже посмотрел на рубку. Подойдя, он нахмурился и начал изучать дверь.

Мастер Божественных Предсказаний со слезами на глазах ощутил, что во всём виноват Бай Сяочунь. Однако он не посмел ничего сказать. Наконец и он посмотрел на рубку, и в его глазах блеснул огонёк.

Больше всего его привлекло зеркало восьми триграмм. Зеркало было тёмным и, казалось, не могло отображать свет или предметы. Более того, в нём чувствовалось что-то жуткое и зловещее. Но мастер Божественных Предсказаний сразу же понял, что оно очень необычное.

«Должно быть, это какое-то сокровище!» — подумал он. Обладая достаточными познаниями в искусстве предсказаний, мастер Божественных Предсказаний пришёл к выводу, что это зеркало восьми триграмм как нельзя лучше подойдёт ему. Это было особенно верно, учитывая, как тяжело он переживал утрату магической монеты. Широко распахнув глаза, он поспешил достать зеркало.

— Постой, — воскликнул Бай Сяочунь, удивляясь бесстрашию мастера Божественных Предсказаний. Однако уже было слишком поздно. Мастер Божественных Предсказаний успел схватить зеркало.

У Бай Сяочуня закружилась голова от того, насколько это показалось ему опасным. Даже Сун Цюэ оказался поражён тем, насколько импульсивно повёл себя мастер Божественных Предсказаний.

— Что ты делаешь, мастер Божественных Предсказаний?! — спросил он, сразу же приходя в полную боевую готовность и вращая основу культивации. Однако ничего особенно не произошло. Скелеты перед кораблём продолжали тянуть его с такой же скоростью, как и раньше. Когда стало очевидно, что ничего не произойдёт, Бай Сяочунь облегчённо выдохнул. Мастер Божественных Предсказаний понял, что поступил слишком необдуманно, и почувствовал себя виноватым. Однако он быстро убрал зеркало восьми триграмм в свою бездонную сумку.

— Моя магическая монетка упала в щель, — сказал он, оправдываясь, — поэтому я заберу вместо неё это медное зеркало.

Бай Сяочунь потёр переносицу, Сун Цюэ ещё какое-то время смотрел на мастера Божественных Предсказаний, а потом продолжил осматривать палубу. И тут в его глазах появилась решимость.

— Мы на странном корабле, который везёт нас неизвестно куда, — сказал он, — и не отпускает нас. Думаю, что надо спуститься и немного изучить его. Может быть, нам удастся узнать, куда именно он направляется. После этого он перестал обращать внимание на Бай Сяочуня и мастера Божественных Предсказаний и ринулся к двери рубки.

— Подожди немного, Сун Цюэ! — громко позвал его Бай Сяочунь.

Однако Сун Цюэ не обратил на него никакого внимания и исчез за дверью рубки.

Бай Сяочунь начал злиться на то, насколько безрассудно и импульсивно вели себя мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ. Бай Сяочунь являлся лидером группы, верно? Они определённо должны были слушаться его.

«Эти люди безумны, или что? Он только один раз посмотрел на это зеркало, а уже готов отдать свою жизнь за него? А другой на всех парах рвётся прямо к смерти в пасть?!» Пока Бай Сяочунь стоял и не знал, что делать дальше, мастер Божественных Предсказаний какое-то время тоже колебался. По правде говоря, он до сих пор чувствовал боль от потери медной монеты, а ведь она упала куда-то вниз и только ждала, чтобы её нашли. Стиснув зубы, он отправился к двери рубки.

— Сун Цюэ прав. Не похоже, чтобы галеон хотел нашей смерти. Если бы это было так, то мы бы уже давно умерли. Лучше всего будет разведать, что находится внизу.

После этого он тоже исчез в рубке, оставляя Бай Сяочуня в одиночестве стоять на палубе. Бай Сяочунь с каждой секундой становился всё мрачнее и не сводил глаз с двери рубки. По какой-то причине она напоминала ему зловещий рот свирепого злого духа. Внезапно по его позвоночнику пробежал холодок.

«Погодите-ка, — подумал он. — Сун Цюэ никогда не вёл себя настолько импульсивно. Да и мастер Божественных Предсказаний тоже… Если бы это было не так, они бы не смогли выжить в мире культиваторов. Почему они вдруг стали вести себя так необычно на борту этого странного галеона?!»

Он огляделся, но не заметил ничего необычного. Вдалеке, туман был по-прежнему густым и всё было тихо, как и до этого. Он какое-то время ещё колебался, но потом стиснул зубы и принял решение. Раз галеон не даёт ему уйти, то остаётся только войти в рубку. Он не мог просто так стоять и смотреть, как Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний навлекают на себя беду. С налившимися кровью глазами, он хлопнул по бездонной сумке и достал оставшиеся бумажные талисманы, чтобы облепить себя ими с головы до ног. Ещё он достал несколько комплектов доспехов и облачился в них. И только после этого он ворвался в дверь.

Когда он исчез за ней, на лице зелёного призрака с длинными клыками на знамени внезапно показалась ухмылка.