Глава 86.2. И снова эта же тактика…

«Оставив лишь кости?!» Сердце Бай Сяочаня дрожало.

«Есть люди куда более жестокие, чем он, третий и четвёртый Избранные Небесами северного берега. Эти двое — брат и сестра, дуэт с Ирисовой Горы. Младшую сестру зовут Гун Сунь Вань-эр, и она невероятна красива. Она является экспертом в хищных птицах и однажды дралась с Чжоу Синь Кай… но кто выиграл, а кто проиграл так и остаётся неизвестным!»

«Старшего брата зовут Гун Сунь Юн, он является экспертом в Дао насекомых и паразитов. Он любит носить чёрные одежды и использует своё собственное тело, чтобы выращивать духовных насекомых. Ходят слухи, что внутренности его тела наполнены яйцами насекомых. Он чрезвычайно странный. В конце концов, по всему телу его противников зачастую ползают паразиты. Они пробираются в человеческое тело и пожирают их плоть, причиняя им столько боли, что они начинают желать смерти. Если их реакция хоть немного задержится, они будут начисто съедены этими паразитами, не оставив после себя даже костей!»

«Не оставив даже костей?!» Бай Сяочань сделал глубокий вдох, после того, как он представил себе эту сцену, его волосы встали дыбом.

«Последний человек… считается самым загадочным среди пяти великих Избранных Небесами. У этого человека нет имени, двадцать лет назад его принёс в секту предок Горы Призрачного Зуба. Его происхождение является тайной, он принял имя Гуй Я. Он пришёл с Горы Призрачного Зуба и является экспертом в Дао призрачных техник. Он культивирует технику, которая, по слухам, является самой трудной среди десяти величайших секретных техник Секты Речного Духа и такой же известной, как Техника Нации Воды… Техника Ночного Странника. Ходят слухи, что он уже достиг уровня Ста Призраков. Есть люди, которые считают его сильнейшим Избранным Небесами северного берега…» Сю Бао Цай рассказал Бай Сяочаню всё что знал, услышав это, сердце Бай Сяочаня дико задрожало.

Он понял, что каждый из этих Избранных Небесами северного берега, выглядит куда более свирепым, чем Избранные Небесами южного берега. Даже несмотря на то, что северный берег в основном занимается укрощением зверей, и для них неизбежно вонять кровью, это неравенство не должно было быть таким огромным.

«На протяжении многих лет, южный берег подавлялся северным и проигрывал Войну Избранных Небесами. Я даже слышал, что в прошлый раз, из первой десятки, девять человек было с северного берега. Это унижение, мы…» В настоящее время, Сю Бао Цай работал над тем, что сказать, но он вдруг понял, что с цветом лица Бай Сяочаня что-то не так, он испуганно на него посмотрел и спросил.

«Старший дядя Бай, что случилось?»

Бай Сяочань быстро поднял свой маленький подбородок и праведным, внушающим благоговение, тоном сказал.

«Когда я, как воспитанник южного берега, услышал о положении дел южного берега, это сделало меня разъярённым до самых глубин моего сердца!»

«Старшему дяде Баю не нужно быть разъярённым. На этот раз, нас будет представлять старший дядя Бай, так что мы обязательно покажем северному берегу силу нашего южного берега!» Сю Бао Цай плотно сжал кулак и с энтузиазмом сказал.

«Северный берег – ничто. Когда, я, Бай Сяочань, взмахну своим рукавом, они обратятся в прах и рассеются в дым». Бай Сяочань уже не мог слезть со своей высокой лошади, поэтому говорил высокомерно, приподняв подбородок и взмахивая рукавом. [‘Слезть с высокой лошади’ – идиома, значит стать скромнее, быть менее высокомерным.]

Сю Бао Цай был покорён и наполнен благоговением, он ещё немного поговорил с Бай Сяочанем, а затем, наконец, попрощался.

Была поздняя ночь, во дворе остался лишь Бай Сяочань. Когда он вспомнил тех пятерых, о которых ему рассказал Сю Бао Цай, подул горный ветер, холод пробежал по его спине.

«Какие люди на северном берегу? Они выращивают зверей, жуков и даже призраков… Похоже, они очень страшные…» Бай Сяочань сделал глубокий вдох, и вернулся к себе в дом. Рассказ Сю Бао Цая о северном береге всё ещё плавал в его сознании.

«Должно быть, старейшина Чжоу сделал это нарочно!» Бай Сяочань был убеждён, что что-то не так, и пришёл к такому выводу.

«Дело в том, что больше всего в своей жизни я ненавижу драться и убивать грозных противников!» Бай Сяочань уже решил, что независимо от того, что он сказал ранее, он не будет участвовать в Войне Избранных Небесами.

Однако, на следующий день, рано утром, и даже прежде, чем Бай Сяочань придумал, как отвертеться от участия в Войне Избранных Небесами, нефрит с указом был послан с Горы Душистых Облаков. Нефрит с указом превратился в черный свет и влетел в домик Бай Сяочаня, а затем, из него вдруг послышался голос Ли Куинг Хао.

«Бай Сяочань, занявший первое место в квалификационной битве южного берега, вы должны участвовать в Войне Избранных Небесами между внешними сектами северного и южного берегов вместе с девятью другими квалифицированными участниками! В случае отказа, вас бросят в Долину Десяти Тысяч Змей!»

«И снова эта же тактика…» Когда Бай Сяочань услышал раздававшийся из указа голос Ли Куинг Хао, выражения его лица стало мрачным. Он почувствовал себя обманутым старейшиной Чжоу…

После того, как голос Ли Куинг Хао затих, и нефритовая табличка исчезла во вспышке света, из ниоткуда вдруг появился браслет, который приземлился перед Бай Сяочанем.

Бай Сяочань был поражён, он взял браслет в руки и тщательно его осмотрел. Когда он направил в браслет свою духовную энергию, тот вдруг превратился в жидкость черного цвета. Она окутала правую руку Бай Сяочаня, и со вспышкой распространилась, покрыв всё его тело.

В то же время, оставленная Ли Куинг Хао техника, используемая для контроля браслета, вошла в уши Бай Сяочаня. Кроме того, он объяснил, что браслет может выдержать одну атаку, нанесённую в полную силу культиватором ранней стадии Заложения Основы!

Бай Сяочань был поражён. Он больше не был деревенщиной, который только что вошёл в секту. Он ясно понимал ценность защитного сокровища вроде этого. Оно было даже более драгоценным, чем Щит Божественного Журавля, который дал ему глава секты. Бай Сяочань поднял голову и посмотрел на вершину Горы Душистых Облаков.

Несмотря на то, что Ли Куинг Хао ничего ему не объяснил, глубоко внутри этого браслета Бай Сяочань почувствовал тепло. Оно напомнило ему о небольших соревнованиях и об ожиданиях Ли Куинг Хао.

Долгое время храня молчание, Бай Сяочань вдруг стиснул зубы, решимость вспыхнула в его глазах.

«Война Избранных Небесами, я буду в ней участвовать!»