Глава 860. Призрак!

На второй палубе галеона царила мёртвая тишина. Пока кресло раскачивалось туда-сюда, Бай Сяочунь ощущал, как его охватывает ощущение жути происходящего. Он дрожал с головы до пят и еле сдерживался, чтобы не закричать. Совершенно очевидно, что в кресле никто не сидел, однако оно продолжало качаться, словно это не так. Более того, Бай Сяочунь был почти уверен, что мог рассмотреть в кресле тень старухи с бледным лицом, которая смотрела на него с жуткой улыбкой.

— Призрак! — вскричал Бай Сяочунь. С быстро бьющимся сердцем, он схватил Сун Цюэ и мастера Божественных Предсказаний и потащил их за собой, бросившись прочь от раскачивающегося кресла.

Два его спутника, казалось, были совсем не в себе. Они смотрели перед собой пустыми глазами, а их тела были скованными, но при этом они ни капли не сопротивлялись, когда Бай Сяочунь потянул их за собой.

В то же время кресло-качалка начало двигаться всё быстрее. Ещё более поразительным было то, что два скелета завибрировали и начали испускать золотой и искрящийся свет. Бай Сяочунь взвыл про себя. От вида раскачивающегося кресла у него сильно закололо затылок. Закинув Сун Цюэ и мастера Божественных Предсказаний в свою бездонную сумку, он словно ветер бросился к лестнице и побежал на палубу этажом выше.

Он двигался с такой скоростью, что поднялся наверх быстрее, чем успел моргнуть. Но когда он сделал последний шаг с лестницы, у него перед глазами всё расплылось и, не успел он облегчённо вздохнуть, как его глаза поползли на лоб, словно у кота, на чей хвост наступили. Поразительно, но он снова стоял и смотрел на два скелета перед креслом-качалкой. Он до сих пор был на второй палубе!

Кресло-качалка раскачивалось взад-вперёд, и в этот раз к крайнему шоку Бай Сяочуня, он даже смог расслышать, как от кресла раздался странный стонущий вой.

— Как такое может быть?!

Развернувшись, он побежал вниз по ступенькам, используя свою основу культивации и силу физического тела. Однако на нижних ступенях перед его глазами снова всё поплыло, а когда картинка прояснилась, то он опять стоял перед двумя скелетами и креслом-качалкой.

Это по-прежнему была вторая палуба! Очевидно, что что бы не делал, он всё равно не мог уйти отсюда. Теперь кресло-качалка двигалось настолько быстро, что оно даже смещалось вперёд, словно пытаясь поймать его.

Бай Сяочунь настолько перепугался, что был близок к потере сознания. Закричав, он взмахнул рукой и отправил в сторону кресла порыв воздуха. Однако тот просто прошёл кресло насквозь. Сейчас он был уверен, что находится в смертельной опасности. Времени на раздумья и составления планов не было. Ему было необходимо срочно выбираться отсюда, до того как кресло-качалка успеет добраться до него и убить.

«Была не была!» Он снова бросился на полной скорости к лестнице, сопровождаемый чередой остаточных образов. Но в этот раз он не пошёл до самого конца лестницы. Вместо этого, он сжал кулак и заставил появиться чёрную воронку. Воздух вокруг сразу же исказился. Не важно, что сейчас он находился на галеоне в Мёртвой зоне, некоторая энергия земли и неба там всё же присутствовала. Благодаря силе притяжения, созданной чёрной воронкой, эта энергия впиталась вместе с силой его основы культивации, ци, крови и даже души.

За его спиной появилась тёмная фигура человека в императорских одеждах и короне. В то же время возникла доминирующая аура. Это было не что иное, как кулак Неумирающего Императора!

Бай Сяочунь уже находился на великой завершённости Неумирающих костей, поэтому его удар кулаком теперь содержал в себе не двойную, а пятикратную силу. Пятикратная сила физического тела в итоге оказывалась таким ужасающим уровнем боевой мощи, что даже эксперты на уровне царства дэвов поражённо вздохнули бы.

— Открывайся! — воскликнул он и нанёс удар по ступеням.

К удару его кулака присоединился удар кулака фигуры императора, производя невероятно мощную атаку. Бу-у-у-ум!

Пронёсся мощный ветер, послышался звук, похожий на завывания огромного дракона. Когда его кулак опустился на лестницу, то она разлетелась на кусочки словно зеркало, а он прыгнул в образовавшуюся дыру. Перед глазами всё поплыло, а когда прояснилось, то он обнаружил, что находится где-то в неизвестном ему месте. Однако он обрадовался уже тому, что ему удалось вырваться со второй палубы.

«Что же это за место?! Не нужно было мне приходить сюда. Мне не нужно было соваться в Мёртвую зону». Его сердце наполнилось сожалениями и он впервые подумал, что хранитель гробницы на самом деле обманул его. Если бы он заранее знал, что в Мёртвой зоне есть такой странный галеон, как этот, то никогда бы не посмел прийти сюда.

Однако сейчас у него было не так то много вариантов. Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний очевидно потеряли рассудок, если бы он не запихнул их в бездонную сумку, то они скорее всего так бы и остались на второй палубе.

«Что же теперь мне делать?» — подумал он, чуть не плача. Использовав кулак Неумирающего Императора, он потратил силу физического тела, но теперь, на великой завершённости Неумирающих костей, истратив силы он уже не ощущал при этом себя так же беспомощно, как раньше.

Хотя только что он и вздохнул с облегчением, это продлилось всего лишь мгновение, после чего он снова задрожал. Его глаза широко распахнулись, а голова пошла кругом. Он ощутил ещё больший ужас от того, что теперь находился не на второй палубе и даже не на первой.

Он попал не на палубу, а в каюту. Это был женский будуар. В комнате находилась старая кровать, покрытая пылью и паутиной, а рядом с ней стоял туалетный столик. Он выглядел древним и тоже был покрыт пылью. Его поверхность растрескалась, а один из углов, казалось, отрубили или отломали. Более того, если приглядеться, то можно было увидеть на нём старую, высохшую кровь.

На туалетном столике стояло зеркало, покрытое бесчисленным множеством трещин. Самым странным было то, что во всей комнате только на зеркале совсем не было пыли. Кроме кровати, туалетного столика и зеркала в комнате больше ничего не наблюдалось. Однако как только Бай Сяочунь огляделся, его бросило в дрожь. Всё дело в том, что как только он посмотрел на туалетный столик, он услышал пение. Это была та же самая история о матери, чью руку съел её же ребёнок. Он очень чётко слышал эту песню, словно её пели в той же комнате, где он стоял.

— Кто бы ты ни был, не тронь меня! Мой ученик — императора ада!

Чувствуя, что вот-вот расплачется, он повернулся, чтобы уйти. Очевидно, что покинув вторую палубу, он оказался в самом ядре корабля. Это была комната, из которой брала начало песня. Она звучала из этого самого туалетного столика.