Глава 871. Непросто!

Из трёх дэвов одного убили, второго лишили тела, а третий сбежал. Все культиваторы из четырёх сект были полностью поражены, на их разум одна за другой обрушивались лавины шока.

Культиваторы трёх сект союзников дрожали от отчаяния, особенно из Двора Реки Дао. Так как патриарх Звёздной Реки остался жив, то культиваторы его секты чувствовали себя гораздо лучше. Однако одно слово Бай Сяочуня заставило их патриарха сбежать, бросив их на произвол судьбы. Видя, как он сделал всё, чтобы успеть скрыться за время трёх вдохов, ученики его секты тоже почувствовали крайнюю безнадёжность.

Хуже всех пришлось культиваторам из Двора Реки Противоположностей. Их патриарха больше не было в живых, а это означало, что перспективы секты весьма печальны. На самом деле они уже не имели права оставаться в средних пределах мира культиваторов. Ученики были в полном отчаянии, их глаза налились кровью, но при этом их ненависть была направлена не на секту Противостояния Реке. В конце концов, они сами напали на неё. Хотя уровень силы Бай Сяочуня поражал, они не смели ненавидеть его. В их глазах во всём был виноват… Двор Звёздной Реки!

Последние слова патриарха Реки Противоположностей были проклятием в адрес патриарха Звёздной Реки, и они тут же разожгли ненависть в сердцах культиваторов Двора Реки Противоположностей. Однако сейчас было не время пытаться стереть Двор Звёздной Реки с лица земли. Двор Реки Противоположностей не хотел больше сражаться, и вместо этого культиваторы начали спасаться бегством.

У культиваторов остальных двух сект-союзников тоже не осталось никакой воли к борьбе, и в их сердцах царили тревога и страх. Все патриархи-дэвы покинули поле боя, поэтому и сами секты были в очень опасной ситуации. В головы культиваторов этих сект приходила только одна мысль… Бежать! Три секты оказались подобны горам, которые рассыпались в щебень. Никто из них не осмеливался продолжать атаковать. Они просто сбежали.

Сун Цзюньвань посмотрела на победоносно сияющего Бай Сяочуня. От одного вида того, как он разделался с дэвами и доминировал над всем сущим, у неё закружилась голова. Казалось, он так быстро набирает силы, что скоро оставит её далеко позади. Мастер Беспредельный тоже со смешанными чувствами смотрел в его сторону, вспоминая события в секте Кровавого Потока. Рядом с ним стояла раненная Сюэмэй, которая, хоть и была слаба, испытывала примерно то же, что и Мастер Беспредельный, и не сводила глаз с Бай Сяочуня. В последние годы она часто вспоминала о том недоразумении, что произошло между ними, и с чувством вздыхала.

Подразделение Кровавого Потока было полностью потрясено, но ещё больше удивлено было подразделение Духовного Потока. Многие старейшины и ученики были знакомы с Бай Сяочунем, но он стал настолько сильным, что это поразило их до глубины души. Особенно это касалось последователей Ли Цинхоу.

Шангуань Тянью склонил голову, его сердце наполнилось горечью. Бэйхань Ле стоял молча и переживал сложные чувства. В штаб-квартире кролик, обезьяна и другие могущественные эксперты были рады и восхищены произошедшим. Особенно это касалось главы секты Чжэн Юаньдуна, который был вне себя от радости. Вскоре все начали радостно восклицать. А потом культиваторы направили взгляды на убегающего врага. Старейшины сект подняли боевой клич:

— Убить их!

— Убить их всех!

Ученики секты Противостояния Реке воодушевлённо подхватили клич и ринулись в погоню. Гиганты магических формаций подразделения Духовного Потока снова были сформированы. Сотни их бросились вперёд с большими мечами в руках, нанося удары по врагу при помощи магических предметов, поражая Двор Звёздной Реки. Раненый чернильный дракон Небесный Рог взревел и начал набрасываться, давя врага со смертельной силой.

Подразделение Кровавого Потока тоже пошло в атаку. Патриарх Кровавый Поток повёл всех за собой, сразу за ним шли Сун Цзюньвань с кровавым мечом и Мастер Беспредельный, а также другие лидеры. Все они обрушили свои атаки на Двор Реки Дао.

Крутыш испустил мощный вой, придавая сил духовным зверям, зомби и горгульям. Вместе с подразделением Потока Пилюль и Глубинного Потока они атаковали армию Двора Реки Противоположностей. Секта Противостояния Реке воспользовалась их отчаянием и применила все свои силы, чтобы напасть на врага.

Бай Сяочунь облегчённо вздохнул. Груз, который ему пришлось взять на себя в этом бою, был слишком тяжёл. Одна малейшая ошибка, крохотный недочёт… и ситуация могла обернуться катастрофой. В конце концов, силы трёх великих сект насчитывали примерно сто тысяч человек, в то время как в секте Противостояния Реке от было не более двадцати тысяч. Малейшая неосторожность — и секте Противостояния Реке пришёл бы конец.

И неважно, насколько удивительной была боевая мощь Бай Сяочуня, — что он мог сделать в одиночку против стотысячной армии? Именно поэтому он решился на такой риск и вступил в бой одновременно с тремя дэвами, после чего смертельно устал.

Также ему на руку сыграло то, что три дэва были из разных сект и у них были не самые лучшие отношения между собой, поэтому они с трудом действовали сообща, им не хватало слаженности. Любой из них мог внезапно предать остальных. При подобных отношениях легко сотрудничать, когда всё идёт гладко. Но когда случается беда… то союзники оказываются каждый за себя.

Если бы они смогли как следует согласовать свои действия, не медлили бы, то, даже если бы им не удалось убить Бай Сяочуня, по крайней мере, они смогли бы его серьёзно ранить и, скорее всего, уничтожили бы секту Противостояния Реке. Если бы на их месте оказались, скажем, Небесный Грандмастер и четыре небесных короля на уровне раннего смертного Дао царства дэвов и сразились бы с Бай Сяочунем, то исход был бы совсем другим. Учитывая, насколько согласованы и стратегически продуманы были их действия сообща, то, даже если бы Бай Сяочунь сражался насмерть, используя все возможные козыри, ему бы всё равно не удалось бы убить никого из них.

Ни за что бы исход не был похож на то, что только что произошло: один дэв убит, другой остался без физического тела, последний ранен и сбежал, плюс полностью деморализованные войска. Когда Бай Сяочунь подумал об этом, то внезапно осознал, насколько ему повезло. Сверкнув глазами, он отправился в сторону сражения.

Когда он присоединился к битве, то ещё больше деморализовал силы противника. Если раньше те ещё пытались сопротивляться, то теперь они просто побросали оружие и использовали все силы, чтобы сбежать. Всё поле боя было охвачено хаосом. Культиваторам трёх сект было не так-то просто сбежать, воины секты Противостояния Реке под руководством старейшин наносили им один смертельный удар за другим.

Бай Сяочунь сосредоточил свои силы на боях с культиваторами зарождения души. Куда бы он ни пошёл, он помогал всем, кто находился поблизости, поражал врага и продолжал постоянно искать знакомые лица, особенно Ли Цинхоу и Хоу Сяомэй. Однако поле боя было большим и полностью погрузилось в хаос. То, что ему так и не удалось их обнаружить, заставляло его беспокоиться всё больше, но к тому времени рядом с ним оказался Крутыш. Он уменьшился до обычного размера и обрадованно тыкался лбом ему в ногу. Бай Сяочунь улыбнулся и погладил его по голове. Он невообразимо скучал по нему, а когда увидел шрамы и раны на его теле, то сильно разозлился.

— Кто посмел ранить моего Крутыша? — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Я это просто так не оставлю! — после этого он наклонился и дотронулся до особенно выделяющегося шрама на шее Крутыша. — Следующие несколько дней, Крутыш, мы потратим на то, чтобы отыскать всех тех, кто ранил тебя, чтобы они ответили мне за это!

Крутыш в ответ издал протяжный вой. Однако когда Бай Сяочунь дотронулся до шрама на шее, то Крутыш сразу вспомнил о чём-то, его глаза наполнились грустью и он поник головой.

Бай Сяочунь заметил смену в его настроении и тут же широко распахнул глаза. Он хорошо знал Крутыша и насколько тот был быстр. Даже дэвы трёх великих сект не смогли бы ранить его, не устроив ему засаду. Поэтому он сразу догадался, что его смогли ранить только потому, что он спасал кого-то другого. Судя по шраму, это случилось несколько месяцев назад.

И кто же это мог быть, что Крутыш забыл даже о собственной безопасности… Ведь он решил не сбегать, и сам ринулся в ловушку… Как только эти мысли пришли Бай Сяочуню в голову, он тяжело задышал. Его глаза распахнулись ещё шире, и беспокойство стало сильнее.

— Крутыш, где дядя Ли? И Хоу Сяомэй? Где они?