Глава 883. Мобилизация гильдии Стальной Воли

Патриархом радуги Противоположностей был не кто иной… как дедушка Бай Линя. Его звали Бай Чженьтянь, и не только его культивация могла потрясти небеса и землю, но и его скверный характер. Пока он смотрел на старейшину из Двора Реки Противоположностей, в его глазах горело пламя. Старейшина дрожал, упав перед ним ниц.

— Значит, ты хочешь сказать, что слухи правдивы? Патриарх Двора Реки Противоположностей оказался самым бесполезным и позволил себя убить?

Дрожа от страха, старейшина ответил:

— Это всё из-за патриарха Звёздной Реки. Он…

Не успел он закончить, как Бай Чженьтянь перебил его, разгневанно рявкнув:

— Убирайся!

Радуга вне задрожала, а старейшину кубарем снесло назад, кровь брызнула из его рта, и его выбросило из резиденции Бай Чженьтяня. Как раз в это время божественное сознание Чень Хэтяня достигло Бай Чженьтяня, донося до него мрачный голос:

— Брат Бай, как ты думаешь разобраться с этой ситуацией?

— Как я думаю разобраться? — холодно ответил Бай Чженьтянь. — Заставим этого мерзавца заплатить за это своей жизнью!

Сейчас Бай Чженьтяню не было никакого дела до того, что может об этой ситуации думать его внук. Когда речь шла о вопросах благополучия клана, то не имело значения, что Бай Чженьтяню нравился Бай Линь. Он не мог просто проигнорировать угрозу из-за чувств Бай Линя.

По правде говоря, когда Бай Чженьтянь дал Двору Реки Противоположностей молчаливое согласие атаковать секту Противостояния Реке, Бай Линь приходил с протестами, они даже сильно повздорили. То же произошло и с Чень Хэтянем. Чжао Тяньцзяо и его даосская спутница Чень Юэшань очень просили его передумать, но тот в итоге просто проигнорировал их. Теперь, когда случилось нечто настолько драматичное, Бай Чженьтянь и Чень Хэтянь ни за что не согласились бы замять этот вопрос.

— Я тоже в деле! — древний голос, переданный при помощи божественного сознания, достиг ушей Чень Хэтяня и Бай Чженьтяня.

Это был не кто иной, как патриарх с радуги Звёзд. Он был дедушкой Ли Юаньшэна и главной опорой Общества Божественного Неба. Его звали Ли Сяньдао!

Действия Бай Сяочуня против трёх сект затронули его интересы, хотя Двор Звёздной Реки и пострадал меньше всех, Ли Сяньдао не мог оставить это без внимания. В конце концов… он тоже давал своё согласие на действия трёх сект. Более того, этот альянс был направлен на то, чтобы подавить дэва-ребёнка с радуги Неба. Поэтому разве мог Ли Сяньдао просто так позволить Бай Сяочуню всё испортить?

— Отлично, — сказал Чень Хэтянь, в его глазах блеснул холодный свет. — Раз ты согласен, брат Ли, тогда не будем терять время. В конце концов, мы уже долгие годы подавляем брата даоса Ли Юаньтяня. Мы же не хотим, чтобы у него сейчас появились какие-то надежды.

Среди пяти дэвов секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей двое носили фамилию Ли. Однако они происходили из разных кланов.

В ответ на слова Бай Чженьтяня Ли Сяньдао кивнул. Потом они ещё немного поговорили, и затем с радуг Звёздной, Дао и Противоположностей начали распространяться мощные колебания. Ли Сяньдао, Бай Чженьтянь и Чень Хэтянь превратились в яркие лучи света и полетели вдаль. За ними следом летели патриархи Дворов Реки Дао и Звёздной Реки. Всего в процессии было пять дэвов — трое впереди и два позади, — словно метеоры они летели по небу, спеша в секту Противостояния Реке, чтобы наказать Бай Сяочуня.

То, что пять дэвов одновременно отправились куда-то вместе, вызвало много шума в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Множество учеников оказались потрясены и начали встревоженно выкрикивать:

— Что там такое?!

— Это же патриархи Чень, Бай и Ли… и ещё два дэва, скорее всего, из средних пределов…

Пока ученики начали обсуждать происходящее, Чжао Тяньцзяо поднялся в небо и взволнованно посмотрел вслед своему наставнику. Он тоже слышал, что Бай Сяочунь вернулся и что секте Противостояния Реке удалось победить в войне. Он уже и так чувствовал вину за то, что произошло, поэтому когда он увидел как его наставник и другие дэвы вылетели в сторону секты Противостояния Реке, то сразу же забеспокоился и его глаза налились кровью.

— Мне всё равно, в чём дело, Бай Сяочунь — мой брат. Он не сделал ничего плохого. Только не говорите мне, что теперь по закону нельзя защищать свою жизнь! И нельзя встать на защиту своей секты! — возмущённо восклицая это, Чжао Тяньцзяо отправился в сторону секты Противостояния Реке.

Хотя он понимал, что ничего не сможет сделать, чтобы остановить наставника, но он был намерен встать на сторону Бай Сяочуня. Его даосская спутница Чень Юэшань летела рядом с ним и была настроена не менее решительно.

Когда Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань улетели, в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей остался ещё один человек, который был разъярён сложившейся ситуацией. И это бы не кто иной, как Бай Линь! Когда Бай Линь почувствовал, что его дед собирается на расправу в секту Противостояния Реке, то с трудом сдержал свой гнев.

— Бай Сяочунь — один из моих генерал-майоров, дед! Хоть я и не смог тебе помешать попытаться уничтожить секту Противостояния Реке, пока о нём ничего не было известно, но сейчас он вернулся, и я не могу поверить, что ты действительно собираешься сделать это! Ты… просто вынуждаешь меня!

У Бай Линя был крутой нрав, а когда что-то выводило его из себя, то он сразу же принимался за дело. Поэтому сейчас он поднялся в небо и отправился в гильдию Стальной Воли. Бай Сяочунь был не просто подчинённым Бай Линя. Он так же состоял в рядах гильдии Стальной Воли. Все генерал-майоры пяти легионов были её частью.

В секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей четыре дэва отвечали за четыре рукава реки. Но они не были единственными дэвами. Существовал ещё один. Это был патриарх Стальной Воли, который подчинялся только самому патриарху полубогу. Невозможно сказать, что именно Бай Линь доложил ему, но после его слов активировались такие колебания, которые превосходили всё то, что исходило от Чень Хэтяня и других дэвов. И источником их была гильдия Стальной Воли.

В то же время появился мужчина средних лет, облачённый в доспехи кровавого цвета, из-за которых складывалось впечатление, что он взобрался по горам трупов и переплыл моря крови, чтобы достичь текущего положения.

— Призвать пять легионов! — холодно приказал он.

Как только его слова прокатились по секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, множество людей внезапно поднялись в воздух и устремились в его сторону. Сотни, тысячи, десятки тысяч… За время всего нескольких вдохов появилось почти сто тысяч людей. Это были культиваторы пяти легионов. Многие из них лично знали Бай Сяочуня, а многие сражались с ним плечом к плечу. На самом деле большая их часть принадлежала десятитысячному корпусу, в своё время находившемуся в его подчинении.

В то же время появился и Бай Линь, облачённый в доспехи и с верными генералами. Все они выглядели очень мрачно. Патриарх Стальной Воли огляделся, а потом заговорил громогласным голосом, сразу же проникающим в сердца десятков тысяч культиваторов.

— Если кто-то хочет напасть на секту Противостояния Реке, то нам нет до этого дела. Но если кто-то собирается выступить против генерал-майора гильдии Стальной Воли… разве мы можем такое допустить?

— Ни за что! — прозвучал дружный ответ множества голосов, потрясая всю секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Затем патриарх взмахнул рукой.

— Отлично! Пойдёмте сходим и посмотрим… кто посмел покуситься на одного из наших генерал-майоров!

Послышались мощные боевые кличи, и огромная армия гильдии Стальной Воли последовала за патриархом. Секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей была полностью потрясена увиденным. Множество учеников стояли с выражением полного шока на лицах…

— Что-то мастабное должно вот-вот произойти!

— Секта Противостояния Реке? Бай Сяочунь? Погодите-ка, я вспомнил. Бай Сяочунь раньше был генерал-майором на великой стене!

— Это сражение между дэвами!

Пока всё погружалось в хаос, дэв-ребёнок сидел в своей комнате на радуге Неба и в его глазах виднелись сомнения. По правде говоря, он являлся главной причиной всего происходящего, и сейчас он взвешивал все за и против того, чтобы тоже предпринять активные действия. В конце концов он просто покачал головой.

«Чёрт с ним. Если я вмешаюсь и выиграю, то это не будет иметь никакого значения. А вот если проиграю…» После этого он закрыл глаза и вернулся к медитации, перестав обращать внимание на суматоху в секте.

По правде говоря, в своём сердце он уже давно отказался от секты Противостояния Реке. По его мнению, возвращение Бай Сяочуня не могло ничего изменить. И хотя гильдия Стальной Воли встанет на защиту Бай Сяочуня, защищать секту она не станет. И даже если Бай Сяочунь и сможет выбраться из этой переделки живым, для секты Противостояния Реке это определённо конец.

Четверо из пяти дэвов секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей предприняли активные действия, заставив небеса пойти рябью. Дэвы могли развивать невероятную скорость, особенно Чень Хэтянь и его спутники. Вскоре в поле их зрения уже показалась штаб-квартира секты Противостояния Реке. Чень Хэтянь и другие дэвы обменялись взглядами, а потом стали переговариваться при помощи божественного сознания.

— Неудивительно, что гильдия Стальной Воли решила вмешаться. Но они способны сделать немногое. Даже если они спасут Бай Сяочуня, им нельзя вмешиваться в другие дела секты.

— Патриарх Стальной Воли лишь делает вид, что вмешивается. Если бы он отправился один, то уже давно нагнал нас. То, что он решил взять с собой пять легионов, показывает, что он хочет дать нам время со всем разобраться до его прибытия.

— Если он делает из этого такое событие напоказ, то мы должны выказать ему уважение публично.

— Хорошо, тогда мы просто разрушим основу культивации Бай Сяочуня, но оставим его в живых. Такой результат будет вполне для всех приемлем.