Глава 991. Физическое тело полубога


Пока призрак проклинал про себя всё на свете, Бай Сяочунь сидел со скрещенными ногами и медитировал, постоянно помещая жизненную энергию в кровь и стимулируя создание Неумирающей крови. Постепенно её количество приблизилось к девяноста процентам. Затем когда на следующее утро он распахнул глаза, в них показался кровавый блеск, а внутри его тела раздался треск. В то же время от него начала исходить мощная энергия. Воздух вокруг так исказился и искривился, что казалось, он не сможет выдержать такое давление. Весь мир задрожал.

«Девяносто процентов!» В глазах Бай Сяочуня ослепительно засияла радость, и он медленно поднялся на ноги. Из-за его прогресса с Неумирающей кровью, он мог точно сказать, что хотя его кровь всё ещё красная, кости уже почти золотые. Согласно описанию в Манускрипте Неумирания, скоро он должен был достичь состояния, когда даже в случае разрушения земли и небес его тело осталось бы целым. Сейчас он ясно ощущал, как не только сила физического тела достигла невероятного уровня, но также и его способности к восстановлению после ранений не поддавались описанию.

«Теперь меня можно убить только если нанести один смертельный удар, в противном случае я быстро восстановлюсь. Небеса, сколько же силы…» Его сердце быстро забилось при мысли о ста процентах Неумирающей крови в венах.

«Если я уже сейчас так силён на девяноста процентах, интересно, каково это достичь великой завершённости Неумирающей крови?..» Сияя от радости, он полетел обратно к призраку.

Призрак считал, что кошмар уже закончился, он всё это время проклинал Бай Сяочуня и клялся отомстить. Однако стоило ему увидеть Бай Сяочуня, как его выражение лица быстро изменилось. А заметив Вечный зонтик, вместо ярости он ощутил отчаяние…

— Не-е-е-т!

Послышался грохот, и Вечный зонтик снова воткнулся в призрака. Он кричал не переставая, пока жизненная сила продолжала покидать его. Он был не в силах хоть как-то сопротивляться в процессе, а его душа продолжала увядать. В первый день он пообещал себе, что будет держаться. Но в этот раз он больше не смог это терпеть. К сожалению, как бы он не пытался бороться, всё что он мог делать, это только кричать.

— Я ненавижу тебя, Бай Сяочунь… Я был не прав, Лорд Бай! Я правда был не прав… Не надо, мне больно…

Недовольно глянув, Бай Сяочунь треснул призрака по голове.

— Успокойся! Зачем ты так орёшь? Вчера же всё было прекрасно, правда? Это просто немного жизненной силы. Когда ты привыкнешь, то даже перестанешь замечать.

Призрак кричал, пока не выдохся, после чего он просто лежал, дёргаясь от судорог и переполнившись таким горем, какое не могло вместить в себя даже море Достигающее Небес… Он снова сильно пожалел, что оставил Мать Призраков. Он пожалел, что позволил Божественному схватить себя, не говоря уже о том, как он сам принёс себя Бай Сяочуню.

«Почему моя жизнь так ужасна?! И как этот проклятый небесами Бай Сяочунь может быть настолько безжалостным?..» В сердце призрака накопилось столько слёз, что они могли бы затопить весь мир, если бы обрушились на него…

«Я клянусь последней каплей жизни во мне, моей основой культивации, всем моим существом, что если я выберусь отсюда, то обязательно медленно покромсаю Бай Сяочуня на кусочки. Я буду мучить его десять тысяч лет!» В какой-то момент призрак наконец потерял сознание.

Когда он очнулся, то Бай Сяочуня рядом уже не было. Призрак внимательно изучил себя, и к своему ужасу обнаружил, что почти совсем лишился жизненной энергии. У него оставалось лишь около десяти процентов от изначального объёма. В первый раз Бай Сяочунь забрал только около десяти процентов, но в последующие два дня он отобрал ещё все восемьдесят процентов. Призрак был полностью сражён. Его божественная душа могла разрушиться в любой миг, словно по нему прошлось миллион солдат.

«Таких беспощадных людей, как он, нужно убивать сразу, как только они появились на свет!» — взвыл призрак.

По правде говоря, призрак не мог адекватно оценить ситуацию. После того, как он лишился чувств, Бай Сяочунь легко мог забрать всю его жизненную силу. Но Бай Сяочунь не смог сделать что-то настолько бесчеловечное, поэтому оставил ему десять процентов.

— Что же, за последние два года я его как следует помучил, — сказал Бай Сяочунь. — Думаю, что пришло время выказать немного сострадания. А, без разницы. Я позволю ему немного прийти в себя, а потом возьму ещё жизненной энергии.

Вздохнув о том, насколько же он мягкосердечен, он ушёл заниматься медитацией, чтобы довести Неумирающую кровь до великой завершённости.

Поглотив достаточное количество жизненной энергии, Неумирающая кровь скачком продвинулась на следующий уровень. Наконец последняя капля крови в его теле стала Неумирающей кровью, всё тело сразу переполнилось мощным грохотом.

Неумирающая Кровь! Сто процентов!

Острая боль заполнила все уголки его тела, его глаза широко распахнулись и налились кровью. Послышался треск, казалось, что его кожа сейчас разорвётся. А под рвущейся кожей можно было увидеть, как течёт кровь по венам. Его кости, энергетические каналы, всё остальное в нём начало преображаться, словно его тело становилось совершенно новым. Прошло время примерно десяти вдохов, его боль стала такой невыносимой, что он запрокинул голову и взвыл. Через миг его тело полностью высохло, а затем взорвалось!

Однако взорвалась только поверхность. Кусочки кожи разлетелись во все стороны, а под ними показались совершенно новые. Его тело сияло и было почти прозрачным, словно драгоценный нефрит. Однако процесс ещё не завершился. Он снова высох и снова взорвался. Потом всё это повторилось третий, четвёртый, пятый раз…

Он высыхал и взрывался восемь раз подряд. К этому времени он уже сиял ослепительным светом, как нечто совершенно невероятное. Если бы кто-то увидел его в это время, то не смог бы поверить своим глазам. Сразу было ясно, что он не является простым смертным, и даже превзошёл доступные пределы для физического тела культиватора.

— Физическое тело полубога! — прошептал он и медленно поднял взгляд. Его глаза сияли, как луна и солнце, делая его похожим на бога, сошедшего на землю. — Это значит, что остался ещё один шаг…

С горящими от нетерпения глазами, он обратил свой взгляд внутрь и обнаружил пятые оковы человеческого тела, которые как огромная гора нависали над ним.

— Прошло так много лет, и мне наконец удалось довести культивацию Манускрипта Неумирания до великой завершённости!

Он поднял руки вверх, заставляя кровь, кости, сухожилия, мышцы и кожу загудеть с невероятной взрывной силой. Его энергия бурлила и вздымалась, словно морские волны, заставляя землю и небеса потемнеть в ответ.

Потом, голосом, похожим на небесный гром, он произнёс:

— Пятые оковы, разбейтесь!

Бум!

Горы огромного веса на его плечах внезапно разлетелись на кусочки, заставляя весь мир магического сокровища мощно задрожать. И снова по его коже начали распространяться трещины, и он быстро высох. Затем он взорвался в девятый раз! После того, как он возник снова, его тело было самым совершенным из всех совершенных тел.

— Что это за аура?! — встревоженно воскликнул призрак.

В тот же миг лицо малышки в небе открыло глаза, и она поражённо посмотрела на Бай Сяочуня, очевидно, испытывая наплыв сложных воспоминаний о прошлом…

Его прорыв с Манускриптом Неумирания повлиял даже на внешний мир. Небо на севере превратились в огромную воронку, заставляя задрожать все земли Достигающие Небеса! В диких землях обе стороны конфликта ощутили, что происходит что-то невероятное, когда увидели в небе над севером большие разрывы. Казалось, что небеса вот-вот разлетятся на кусочки.