Глава 986. Глубокое товарищество

— Братья, нам просто нужно стереть Брайана с лица земли! Бахрома тогда будет нашей! — внезапно сказал Тир рассмеявшись. Увидев, что некоторые люди все еще сомневаются в нем, он продолжил: — Верно, мы с Даккой действительно братья. Да, я использовал других в своих целях. Но разве другие так не поступают? Или вы все не в порядке? Я сделал все это не только для себя. В будущем вы увидите, что Альянс Охотников за Богом не будет представлять угрозы для нас, когда я буду отвечать за него. Разве это не то, к чему мы все стремились?

Он все еще пытался спасти оставшуюся лояльность. Подчиненные, которые следовали за ним на протяжении многих лет, казались растерянными. Но ни один из них не обещал, что немедленно вступит в бой на его стороне. Похоже, что они все хотели отказаться, предпочитая хранить молчание.

Хань Шо сразу понял причину их колебаний.

— Кто будет править, а кто упадет, решит этот бой. Хахаха! Дакка, Тир, все, что вам нужно сделать, это победить меня. В конце концов твои люди останутся твоими!

Тир задумался и сразу понял, о чем думают его люди. Если он и Дакка будут убиты в следующем сражении, то для их подчинённых не будет никакой гарантии безопасности.

— Брат, давай убьем Брайана! Нет сверхбога, который может противостоять нам! — гордо провозгласил Тир.

Казалось, его слова подогрели мужество Дакки. Тот, преисполнившись мужества, крикнул:

— Хахахахаха! Неплохо сказано! Ни один сверхбог без Квинтэссенции не сможет сразиться с нами, двумя братьями.

Вдвоем они повернулись к Хань Шо. Они оба были верховными богами разрушения одной крови, что позволило бы им лучше синхронизироваться друг с другом. Они также могли объединить свои силы, что они тут же и проделали. После этого их разрушительная мощь просто сметала всякое воображение.

Возможно, ни один сверхбог без Квинтэссенции не смог бы им противостоять. Однако объединение доменов с использованием шести различных энергий было в сто раз сложнее, чем-то, что делали Дакка и Тир, и, следовательно, в сто раз более мощным. Они все еще были далеки от того, чтобы быть реальными соперниками для Хань Шо.

Даже почувствовав рост их силы, Хань Шо все еще продолжал улыбаться. Он подождал, пока их сила достигнет своего пика, и сказал:

— Дакка, Тир, как смеют такие как вы заявлять, что им нет равных среди всех сверхбогов?

Энергия разрушения вырвалась из Хань Шо и распространилась наружу огромной волной. Сила была настолько устрашающей, что выдавила объединенные владения Дакки и Тира и сокрушила их.

— Я даже не боюсь Богов Смерти и Света, так почему я должен бояться такой мелочи, как вы? — он засмеялся так громко, что сотряс небо. И тогда еще больше силы хлынуло на двоих братьев из пустоты.

Были слышны только их крики боли. Тир был окружен мощным светом и перенесен в странное место, где уже находился Лог. Когда Дакка обнаружил это, он немедленно попытался убежать, но был поражен волной света, в результате чего он был весь в крови. Он не осмеливался ни обернуться, ни взглянуть на Хань Шо. Ему уже не было дела до спасения своего младшего брата. Боль, которую он испытывал, заставила его бежать в отчаянии.

Заявление Хань Шо о том, что он не боится Богов Смерти и Света, заставило его кое-что осознать. Когда он покидал Пандемониум, он знал, что Нестор идет туда. Он думал, что Хань Шо и Хань Хао, несомненно, будут убиты им, но он был все еще жив и сказал что-то в этом роде. Последствия этого были настолько пугающими, что Дакка бежал, не выдержав атаки Хань Шо.

— Брат! — Тир плакал в тюрьме рядом с Логом. Он не мог убежать или сражаться, но его зрение и слух не были повреждены. Он отчаянно кричал, глядя, как Дакка бежит, не заботясь ни о чем другом. Дакка, очевидно, слышал его, но и не думал останавливаться.

Хань Шо улыбнулся и сказал:

— Вот это умно с твоей стороны. Но ты действительно думаешь, что сможешь сбежать?

Причина, по которой Хань Шо не двинулся с места, заключалась в том, что он чувствовал Хань Хао поблизости. Дакка внезапно заметил кого-то впереди себя. Вскоре стало очевидно, что это был Хань Хао. Дакка в ярости закричал:

— Ты тоже хочешь попытаться остановить меня?! Поскольку твой отец причинил мне боль, я отплачу ему, отомстив тебе!

Он использовал всю энергию разрушения, собранную в его теле, сконцентрировав её в «серое солнце». Затем он выпустил гигантскую Сферу разрушения в Хань Хао.

Казалось, недовольство промелькнуло в глазах Хань Хао, когда он гордо стоял, орудуя своим костяным копьем. Он сурово воззрился на наглеца, что пытался напасть на него. Его голос гремел, как настоящее средоточие мирового ужаса:

— Ты действительно заслуживаешь смерти!

Он поднял копье и выпустил луч из его конца. Он содержал всевозможные негативные энергии, такие как смерть, отчаяние и жестокость. Серое солнце разрушения, тотальная атака Дакки, казалось таким незначительным по сравнению с этим лучом.

Затем раздался громкий взрыв. Атака Дакки внезапно прекратилась, и, прежде чем он успел среагировать, он уже увидел перед собой костяное копье. В следующее мгновение оно пронзило его глаза, «пригвоздив» его в воздухе, прежде чем его плоть и душа были поглощены копьем. Отчаяние, которое он испытывал перед смертью, превратилось в туман, который проглотил Хань Хао. Его глаза загорелись ярче, как будто он был голодным зверем, который только пожрал отменную тушу.

Тир печально смотрел на смерть брата. Но его мысли занимало вовсе не осознания жестокости смерти Дакки. Он не мог понять, как Хань Шо и Хань Хао стали такими могущественными за считанные дни.

— Ты посмел напасть на мою семью? Ты заслуживаешь смерти! — сказал Хань Хао, вытаскивая копье из божественного тела Дакки, прежде чем оно превратилось в ничто.

После убийства Дакки Хань Хао не стал двигаться в сторону отца. Вместо этого он отправил телепатическое сообщение:

«Отец, я уже убил Дакку. В Омфалосе еще есть несколько Гегемонов. Я позабочусь о том, чтобы они не оставили Фриндж живыми».

«Давай! Я скоро буду там!»

Затем Хань Шо повернулся к своим заключенным:

— Тир, твой брат ушел первым и умер первым. Ты должен знать, что он убит, если ты можешь общаться с его душой.

Тир, который все еще испытывал ненависть к своему бессердечному брату, теперь казался ошеломленным. Он попытался дотянуться до волшебного зеркала, прежде чем рассмеяться:

— Ха-ха, ха-ха-ха! Он заслуживал смерти! Давай умрем вместе!

Внезапно огромная разрушительная сила вышла из его тела и потрясла клетку, прежде чем окутать ее светом. Даже Логу не удалось сбежать, когда Тир взорвал свое божественное тело.

Увидев самоубийство Тира, Хань Шо поспешно лишил их сил и бросил Котел мириад демонов в клетку. Даже если бы он не смог собрать их божественные тела или божественную энергию, он смог бы получить их очищенные божественные души.

Божественная душа сверхбога была слишком драгоценна. С Тиром и Логом можно было продвинуться дальше в энергии смерти и разрушения. Как только кто-то из Дома Хань поймет тонкости силы, он сможет однажды стать могущественным сверхбогом.

К счастью, Хань Шо успел. Котлу удалось поглотить души этих двоих, прежде чем они были уничтожены светом. Хотя Тир сказал, что Дакка заслуживает смерти, он покончил жизнь самоубийством. Хань Шо нашел это довольно странным. Он не был уверен, решил ли он убить себя из-за своих тесных связей с Даккой, или потому, что знал, что нет никакой надежды спастись от гнева Хань Шо.