Глава 632. Цветок Мандала

Бум!

Девушка застыла в воздухе, когда волна страшного давления окутала всех. Пространство в округе как будто сильно потемнело. Даже духовная энергия пришла в неистово.

Под этим давлением лица всех присутствующих изменились, включая различных деканов, которые наблюдали за битвой с высоты. Спокойные выражения на их лицах становились все тяжелее, а в глазах появлялось легкое удивление, пока они смотрели на стройную длинноногую девушку в черном платье.

— На самом деле это Птица Девяти Преисподних… Эта девушка действительно устрашающая, раз завершила свою эволюцию в столь юном возрасте. Такой талант просто ужасает.

— Птица Девяти Преисподних, сила Повелителя четвертого уровня … Поистине могущественная.

— …

Пятеро Великих Деканов тоже наблюдали за ходом боя. Декан Тяньшэн из Святой Духовной Академии не имел никакого выражения на лице, но его руки на подлокотнике непроизвольно сжались.

В то время как Декан Тай Цан выглядел удивленным, но вскоре он сумел прийти в себя. Он пробормотал себе под нос: — Скрытые карты этого парня действительно поразительны…

Когда выражение лиц всех наблюдателей изменилось, Первобытный Ястреб Небесного Дракона в шоке смотрел на Птицу Девяти Преисподних, воскликнув хриплым голосом: — Ты… Ты завершила свою эволюцию?!

Голос Первобытного Ястреба Небесного Дракона был полон нескрываемой ревности. Уничтожение духовности и формирование божественности являлось тем, чего желал каждый духовный зверь. На пути развития духовного зверя эволюция считалась кратчайшим путем. Даже духовные звери с наиболее распространенной родословной могли эволюционировать. Более того, в Мире Великой Тысячи хватало обычных духовных зверей, которые в ходе эволюции прорвались через свои пределы и стали широко известны.

Хотя у Первобытного Ястреба Небесного Дракона необычная родословная, эволюционировать ему нелегко. Даже когда Птица Девяти Подземелий пыталась эволюционировать, она несколько раз терпела неудачу, прежде чем смогла найти возможность завершить свою эволюцию. Трудность заключалась в том, что другие об этом не знали.

Первобытный Ястреб Небесного Дракона тоже пытался это сделать, но все его попытки до сих пор заканчивались неудачей. Он пытался пройти через Бедствие Молнии, но всегда терпел ужасную неудачу. Он почти даже превратился в пепел в результате отдачи. К счастью, он заранее подготовился и смог сохранить свою жизнь. Однако он никогда не осмеливался испытать Бедствие Молнии вновь, так как бедствие становилась сильнее, основываясь на силе призывателя.

В ходе эволюции никто не мог оказать никакой помощи. Эволюцию можно пройти только своими собственными силами.

Поэтому, когда Первобытный Ястреб Небесного Дракона увидел эволюционировавшую Птицу Девяти Подземелий, его сердце запылало ревностью. В Клане Птиц Девяти Подземелий её возраст еще не достиг зрелости, но ее достижения намного превзошли его собственные…

Он почувствовал от неё давление. Это давление даже заставляло его слегка дрожать, поскольку давление исходило от его родословной.

В мире духовных зверей высшим приоритетом обладали Божественные Звери.

— На твоем месте я бы немедленно убежала. — Девять Преисподних медленно заговорила. Она напоминала королеву, которая наблюдает за своим подданным с высоты птичьего полета.

Первобытный Ястреб Небесного Дракона не сводил глаз с Птицы Девяти Преисподних, но его глаза постоянно мерцали свирепым алым блеском. Хотя он постоянно подавлялся её давлением, он оставался существом с родословной Клана Драконов. Поэтому он тоже обладал гордостью дракона, которая укоренилась глубоко в его костях.

Он никогда не признает отступления без боя. Хотя другая сторона успешно эволюционировала, ее сила сравнима с его. Если они будут сражаться, то она не сможет получить никакого преимущества. В конце концов, по его мнению, Птица Девяти Преисподних слишком нежна, в то время как он сам пережил множество битв не на жизнь, а на смерть.

— Я повидал в своей жизни всякие ветра и волны. Это не то, с чем может сравниться маленькая соплячка вроде тебя. Боюсь, что у тебя все еще не хватает квалификации, чтобы заставить меня бежать от одного-единственного лая. — Первобытный Ястреб Небесного Дракона говорил без всякой спешки, а свирепость в его глазах становилась невероятно плотной.

— Если хочешь сражаться, то думаю, что результаты тебя не обрадуют.

Вместе с жутким голосом Первобытного Ястреба Небесного Дракона, пурпурный свет вспыхнул позади него, когда появилась массивная фигура — настоящее тело Первобытного Ястреба Небесного Дракона.

Проливные колебания духовной энергии сеяли хаос, который сотрясал землю и небо.

— Рокот Небесного Дракона!

Первобытный Ястреб Небесного Дракона свирепо раскрыл пасть, заставив землю и небо мгновенно потемнеть. Его огромная пасть напоминала аэродинамическую трубу, когда ужасный океан духовной энергии вырвался наружу, превратившись в рев дракона, что гремел так громко, сотрясая само пространство…

Этот рев мгновенно стал материальным, когда накатывающие звуковые волны превратились в ревущего небесного дракона. Небесный дракон мощного телосложения, который намного превосходил размерами реальное тело Первобытного Ястреба Небесного Дракона. Неописуемое давление дракона распространялось, столкнувшись с давлением Божественного Зверя Птицы Девяти Преисподних.

Звуковая волна небесного дракона обладала реальной силой небесного дракона.

Вполне естественно, что у текущего Первобытного Ястреба Небесного Дракона имеется несколько тузов в рукаве, поскольку он не боялся Птицы Девяти Преисподних. Кроме того, он не проявлял снисхождения, когда атаковал, так как знал, что перед ним настоящий Божественный Зверь.

Это противник, на которого он ни в малейшей степени не мог позволить себе смотреть свысока.

Пространство задрожало после рева дракона.

Небесный дракон приблизился, устремившись к Птице Девяти Подземелий. Судя по этой суматохе, даже небеса и земля будто разлетались вдребезги.

Взгляд девушки похолодел, пока она смотрела на свистящую звуковую волну небесного дракона. Она сдвинулась и вновь появилась на голове массивной Птицы Девяти Преисподних, топнув ногами.

Раздался громкий и резкий крик. Птица Девяти Преисподней раскрыла пасть. Пурпурное пламенеющее море хлынуло наружу во всех направлениях.

Девять Преисподних слегка вдохнула своими розовыми губами и пожрала пурпурное пламя, затем выдохнула его снова.

Полоска пламени, слабо мерцавшая пурпуром и золотом, превратилась в огненную полосу, устремившись вперед.

Это золотисто-пурпурное пламя пронеслось по горизонту, мгновенно раскрошив пространство. Ужасающе высокая температура опалила эту область. Даже духовная энергия вскипела.

— Вечное Пламя.

Негромкое название донеслось со стороны девушки.

Вииизг!

Долгий ясный крик становился все более ярким, когда золотисто-пурпурное пламя сформировалось в ногу пылающей птицы, хлопающей крыльями. Она запылала еще ярче и ринулась в атаку.

Под бесчисленными взглядами она столкнулась лицом к лицу с образом небесного дракона высотой в несколько тысяч футов.

На его фоне пылающая птица, испускающая золотисто-пурпурное пламя, по сравнению с ним мала, как муравей.

Однако результаты этого несравненного противостояния повергли всех в шок.

В момент столкновения пылающая птица превратилась в поток пламени, походивший на горячий нож в масле, пронзающий защиту и массивное тело небесного дракона в одно мгновение.

Золотисто-пурпурное пламя вырвалось из массивного образа небесного дракона, это ужасающее пламя мгновенно охватило массивную фигуру и заставило ее сгореть без единого остатка.

Ясный и резкий крик вырвался из уст Первобытного Ястреба Небесного Дракона, когда он взревел от ярости: — Вечное Пламя?!

Говорилось, что Вечное Пламя — уникальное пламя, которым обладает только Первобытная Бессмертная Птица. Обладатель этого пламени не умрет и не будет уничтожен. Это мечта, к которой стремились бесчисленные эксперты, но это пламя чрезвычайно властное. Если эксперт не совместим с ним, то даже Море Повелителя исчезнет бес следа после соприкосновения с ним.

Бессмертное Пламя можно получить только в результате эволюции Божественных Зверей, которые обладали самой чистой родословной Бессмертной Птицы. Однако он никак не ожидал, что Птица Девяти Преисподних действительно обладает таким пламенем.

Девять Преисподних сохраняла спокойное выражение лица, когда вытянула свой тонкий палец и указала вниз. Десять золотисто-пурпурных огней выстрелили вперед и наложились друг на друга. Она вызвала образ, подобный пылающему шипящему питону, что устремился к Первобытному Ястребу Небесного Дракона. Колебания духовной энергии даже внушали страх различным деканам.

Когда Первобытный Ястреб Небесного Дракона увидел его, то резко отступил, одновременно хлопая крыльями. Множество пурпурных драконьих чешуек вылетело наружу и превратилось в большие драконьи щиты.

Пуф!

Пылающие питоны добрались до врага. Пламя разрушило щиты из драконьей чешуи, словно они ломали бамбук, а обрушились на массивную фигуру Первобытного Ястреба Небесного Дракона.

Бум!

Плоть и кровь брызнули из массивной фигуры Первобытного Ястреба Небесного Дракона, рассыпались на куски и сгорели дотла. Раздался болезненный рев дракона.

В этом болезненном реве даже слышался оттенок ужаса.

Хотя Девять Преисподних обладала лишь силой Повелителя четвертого уровня, ее боевых способностей даже он вынужден опасаться.

Глаза Первобытного Ястреба Небесного Дракона сверкнули, когда он стиснул зубы. Он думал о том, чтобы признать свое поражение, контролируя тело Цзи Сюаня. Он ведь умен и понимал, что сейчас шел просто турнир. Так что как только он признает свое поражение, Девять Преисподних и Му Чэнь не посмеют ничего им сделать.

Однако как раз в тот момент, когда он собирался привести свою мысль в действие, у Му Чэня, наблюдавшего за битвой, в глазах вспыхнул леденящий душу блеск. Цзи Сюань обладал превосходным талантом и являлся глубоким интриганом. В дополнение к помощи Первобытного Ястреба Небесного Дракона из темноты, он определенно сумеет получить высокие достижения в будущем. Если он упустит этот шанс, то может оставить после себя значительное семя в будущем.

Позволить тигру вернуться в горы явно не то, что он не хотел делать.

Поэтому, Му Чэнь поднял голову, и пришел в движение. Он появился на теле огромной Птицы Девяти Преисподних и сел, крепко зажмурив глаза. В то же время таинственная черная бумага в его ауре тихонько дрожала.

«Девять Преисподних, одолжи мне свою силу еще раз!» — Рявкнул Му Чэнь в своем сердце. В тот же миг в него хлынула бурная и бесконечная энергия.

Дрожь таинственной черной бумаги стала еще более явной. Следы пурпурных рун тихо расползлись и испустили сияющий пурпурный свет.

Му Чэнь резко распахнул глаза, а затем стремительно сформировал руками своеобразную печать, которая напоминала цветок лотоса.

Пурпурный свет взорвался с потрясающей силой, а в следующее мгновение все увидели темно-пурпурный и необычайно красивый Цветок Мандалы.

— Бессмертная Печать!

Взгляд Му Чэня был холоден, когда он указал пальцем вниз. Пурпурный Цветок Мандалы задрожал и в следующее мгновение исчез. Когда он снова появился, то уже находился под Первобытным Ястребом Небесного Дракона.

Выражение лица Первобытного Ястреба Небесного Дракона резко изменилось. В его глазах вспыхнули эмоции страха.