Глава 709. Сражению быть

Бурлящая Воля распространялась по всему региону. Глаза Му Чэня были плотно закрыты, пока он погружался в океан Боевой Воли. Однако каждая его попытка интегрироваться в Боевую Волю выходила с трудом.

Если бы только он мог контролировать эту Боевую Волю, но ему было трудно слиться с ней и стать единым целым. Если он не сможет достичь этого, тогда так называемое «Достижение Сердца» просто пустая болтовня.

Однако Му Чэнь не удручался после своих неудач, так как знал, что Боевая Воля слабо различимое существование. Она рождалась из воли людей и становилась могущественной, потому что интегрировалась с духовной энергией.

Но поскольку каждая отдельная воля отличалась друг от друга, нелегко полностью интегрироваться со всеми.

Му Чэнь успокоил свое сердце, пока глубины поврежденного бамбукового свитка постоянно мелькали в его сознании. Он тщательно пытался понять в попытке получить ключи к разгадке.

Боевая Воля олицетворяла интеграцию воли с духовной энергией, попытка овладеть ею требовала воли в Боевой Воле, чтобы заставить следовать приказам. Это основные требования к Мастеру Боевых Построений. Однако дело заключалось только в том, что в армии тысяча экспертов и все они закалены кровью и огнем, их воля непреклонна. Попытка полностью высвободить энергию потребует от обеих сторон достижения доверия и гармонии без каких-либо оговорок.

Но насильственное управление — низший метод.

Му Чэнь открыл свои глаза, когда одна мысль мелькнула у него в голове. Через короткое мгновение он медленно протянул руку, а его духовная энергия тихо втянулась в его тело.

В то же время его воля начала расслабляться. Настолько, что он даже инстинктивно отказался от сопротивления и позволил огромной Боевой Воле яростно устремиться к нему.

Как правило, когда люди контролируют Боевую Волю, у них более или менее есть сопротивление в их сердце. В конце концов, как только бушующая ярость битвы превысит предел человека, контролирующего ее, она может поглотить их сознание. Поэтому действия Му Чэня, несомненно, выглядели бы очень смелыми с точки зрения многих.

Бум!

Нахлынувшая Боевая Воля подобна штормовым приливным волнам, когда вливалась в тело Му Чэня. Но он не оказал никакого сопротивления и позволил ей бушевать. С течением времени сознание Му Чэня начало страдать от коррозии растущей Боевой Воли, что и ожидалось. Но, к счастью, он держался за след сознания, позволяя своему сознанию падать между состоянием нечеткости и ясности…

Дело не в том, сколько времени прошло. Сознание Му Чэня начало немного ослабевать. Однако не от поражения, а от упорядоченного рассеяния и соприкосновения с волей многих экспертов, которая скрывалась в бурлящей Боевой Воле.

Рев!

Как будто в сердце Му Чэня раздавались бесчисленные боевые выкрики. Его воля продолжала пытаться войти в контакт с волей многих экспертов, скрытых внутри Боевой Воли.

Хотя Му Чэнь получил признание от Армии Девяти Преисподних, это признание только позволяло ему контролировать Боевую Волю на поверхности. Но прямо сейчас он пытался осуществить более глубокую интеграцию, которая позволила бы ему высвободить их истинную силу.

Только тогда его можно будет считать настоящим Мастером Боевых Построений!

Время шло, и три дня прошли спокойно.

В течение этих трех дней новости о пари уже разнесли по всем Великим Владениям Небесного Закона стараниями некоторых людей.

Естественно, они узнали, что если Армия Девяти Преисподних потерпит поражение, то Дворец Девяти Преисподних подчинится Залу Кровавого Ястреба. Этот результат несколько удивителен, так как не появлялось никаких королевских сил, которые подчинялись бы другой королевской силе за всю историю Великих Владений Небесного Закона.

Поэтому Король Кровавый Ястреб практически загнал Дворец Девяти Преисподних в тупик. Если они проиграют, их репутация рухнет. Независимо от того, насколько Император Небесный Стервятник поддерживал их, им будет трудно сохранить свою группировку.

Некоторые люди внутренне качали головами, полагая, что Королева Девять преисподних все еще слишком молода. По сравнению с Королем Кровавым Ястребом, который хитер, ей все еще не хватало силы.

Но каким бы кипящим ни были Великие Владения Небесного Закона из-за пари, Дворец Девяти Преисподних сохранял спокойствие и не паниковал. Многие люди подумали неладное. Не может же быть, что они совершенно не паниковали?

Они настолько уверены в Армии Девяти Преисподних?

В подозрениях и догадках, срок в три дня уже истек…

Когда третье солнце прорвалось сквозь облака и осветило землю, почти все взгляды в Великих Владениях Небесного Закона устремились на безмолвный Дворец Девяти Преисподних.

В одном из районов владений, Король Асура без всякого выражения посмотрел в сторону Дворца Девяти Преисподних. Позади него, опустив руки, стоял глава четырех Великих Лордов Владений, Сюй Цин.

— Король, неужели из Дворца Девяти Преисподних все еще нет новостей? — Сюй Цин немного подождал, но не смог удержаться от вопроса.

Король Асура тихо ответил: — Хотя Королева Девять Преисподних молода, она не безрассудный человек. Она должно быть достаточно уверена в себе, раз согласилась на пари Зала Кровавого Ястреба.

— Говорят, что это пари согласовано с их новым Лордом, Му Чэнем… — Сюй Цин нахмурился и продолжил: — Он, должно быть, несколько не осведомлен о необъятности небес и земли. Как Девять Преисподних может позволять ему делать то, что он хочет?

В его тоне ощущались странные нотки, когда он понял, что отношения Девяти Преисподних с Му Чэнем не казались такими простыми, как отношения начальника и подчиненного. Иначе почему она позволяла ему так себя вести?

Король Асура перевел на него взгляд, а на его лице появилось подобие улыбки: — Что? Ревнуешь?

Сюй Цин слегка покраснел, но смущенно улыбнулся.

— Не принижай этого молодого человека. — Король Асура покачал головой и прищурился, глядя в направлении Дворца Девяти Преисподних. — У меня такое чувство, что Зал Кровавого Ястреба пожалеет, что спровоцировал его.

Сюй Цин вздрогнул и погрузился в молчание. Он впервые услышал, как Король Асура дал такую оценку молодому человеку, который даже моложе его.

Зал Кровавого Ястреба.

Король Кровавый Ястребов сидел на своем троне, а его жуткое выражение показывало веселую улыбку. В руке он держал два металлических шарика и медленно вращал их.Он с насмешкой смотрел в строну Дворца Девяти Преисподних.

Не имело значения, какие меры они предпримут, так как результат останется только один. После подавления Дворца Девяти Преисподних он посмотрит, осмелится ли кто-нибудь оскорбить их Зал Кровавого Ястреба в Великих Владениях Небесного Закона.

Более того, когда они проиграют, он хотел своими глазами увидеть, какое выражение лица останется у той гордой женщины.

Подумав об этом, в глазах Короля Кровавого Ястреба вспыхнул яркий свет.

В то время как Король Асура и Король Кровавый Ястреб смотрели в сторону Дворца Девяти Преисподних, различные Короли также направили свои взоры в их сторону. Если так и останутся за закрытыми вратами, то это пари просто посмешище, которого так ожидал Король Кровавый Ястреб.

Глубоко в горах Дворца Девяти Преисподних.

Девять Преисподних спокойно стояла на вершине горы. Она надела темно-зеленое платье с облегающими шортами, подчеркивающими ее соблазнительные ноги, а волосы развевались на ветру. Ее холодное и элегантное лицо выглядело спокойным.

Стоявшие позади нее Тан Бин и Тан Жу выглядели встревожено. А все потому, что Му Чэнь не проявил никакой яркой реакции в течении прошедших трех дней.

И прямо сейчас уже пришло время для пари.

Если сейчас они ничего не замечали. Все будут говорить, что их Дворец Девяти Преисподних боится сражаться, что будет фатальным ударом по их репутации.

— Старшая сестра Девять Преисподних. — Не удержалась Тан Бин и продолжила: — Может быть, нам стоит силой разбудить Му Чэня? Даже если мы проиграем, это все равно лучше, чем бояться битвы.

Услышав ее вопрос, Девять Преисподних мягко покачала головой: — Ждем.

Услышав ее слова, Тан Бин только кивнула головой и горько улыбнулась.

Стоя на краю обрыва, Мандала по-прежнему смотрела на него с непринужденным выражением лица. Мгновение спустя она вытянула талию и устремила взгляд в сторону ауры Боевой Воли с незаметным разочарованием.

Значит, в конце концов он все равно не смог?

Мандала встала и похлопала в ладошки. Как раз когда она собиралась уходить, выражение ее лица резко изменилось, и она немедленно повернулась назад. Даже Девять преисподних открыла глаза.

Бум!

А когда они уставились вперед, вздымающаяся Боевая Воля засвистела, как приливная волна. Ураганы боевых намерений пронеслись над горизонтом.

Девять Преисподних и остальные тоже смотрели в ту сторону с удивлением. После они увидели, как стройный парень медленно поднялся на ноги.

Не зная почему, но прямо сейчас от него исходила леденящая кровь Боевая Воля.

— Похоже, что ему удалось. — В золотистых зрачках Мандалы мелькнуло удивление. Она улыбнулась.

Услышав ее слова, Тан Бин и Тан Жу почувствовали неудержимую радость. Руки Девяти Преисподних также медленно расслабились. Она почувствовала, что освободилась от значительного груза.

Му Чэнь переместился и появился перед группой Девяти Преисподних. На его лице появилась улыбка. Эта улыбка переполнялась восторженным намерением двигаться вперед.

— Извините, я заставил вас долго ждать. Давайте уже заберем нашу ставку на пари!

Девять Преисподних и остальные посмотрели на уверенную улыбку молодого парня. Их напряженные сердца полностью расслабились.

Этот юноша всегда мог творить чудеса, к которым другие могли только стремиться, и на этот раз все будет точно так же.