Глава 164. Выступая против традиций, предавая собственную мораль

Кай Ян даже не думал обменивать Удар Пылающего Солнца на другую боевую технику. К сожалению, секта не позволяла ученика обмениваться техниками в частном порядке. Когда Кай Ян собирался уйти, его окликнул холодный голос: «Кай Ян!»

Кай Ян повернул голову на звук и слегка нахмурил брови. Человеку, который остановил его, было двадцать шесть или двадцать семь лет. Кай Ян узнал его, это был Цао Чжэнь Вэнь. Несколько месяцев назад он приказал бросить Кай Яна, Ли Юн Тяна и остальных в лесную тюрьму. Вытащив руки из карманов, Цао Чжэнь Вэнь безразлично подошел к Кай Яну.

«Брат, у тебя есть что-нибудь для меня?»

Цао Чжэнь Вэнь фыркнул. Он сунул что-то в ладонь Кай Яна.

Кай Ян сжал предмет, который ему дал пораженный его словам Цао Чжэнь Вэнь. Его губы слегка дрогнули. Он не ожидал, что Кай Ян так легко устранит темную энергию, окружающую предмет.

«Что это?» — спросил Кай Ян, глядя на лежащее на ладони письмо.

«Приказ о твоем повышении! — серьезно сказал Цао Чжэнь Вэнь. — Старейшины решили продвигать тебя к начальной стадии Инициации. Согласно правилам Высшего Небесного Павильона, ты имеешь право стать рядовым учеником.

Кай Ян нахмурил брови: „Повышение?“

„Да, — кивнул Цао Чжэнь Вэнь, — ты провел здесь три года, находясь на уровне Закаленного Тела, так что ты был учеником-стажером. Однако ты усердно культивировал и прорвался на уровень Инициации. Старейшины решили, что у тебя должна быть возможность повышения!“

„Возможность?“ — переспросил Кай Ян.

Цао Чжэнь Вэнь объяснил: „До тех пор, пока ты выполняешь поставленные задачи, ты будешь рядовым учеником. Такое продвижение по службе это большая честь, особенно для ученика-стажера. Это редкая возможность, так что воспользуйся ей, брат Ян. Что касается дальнейшего продвижения, оно будет зависеть от твоих навыков и удачи“

„Мне не интересно“, — махнул рукой Кай Ян и отбросил письмо.

Цвет лица Цао Чжэнь Вэня изменился, он поднял письмо и взревел: „Кай Ян! Это приказ Совета Старейшин, как ты смеешь отказываться?!“

„Ну и что?! — нетерпеливо возразил Кай Ян. — Я никогда не просил повышения, желая оставаться учеником-стажером. Они хотят заставить меня?“. Кай Ян не знал, что за приказы ему придется выполнять, но они явно будут тяжелыми. Возможно, ему придется сталкиваться с опасностью, чтоб выполнять их.

„То есть, ты доволен своим посредственным положением?“ — усмехнулся Цао Чжэнь Вэнь. Это должно было произойти после того, как Су Янь вытащила его из Лесной Тюрьмы. Однако, несмотря на это, он пошел в Долину Девяти Инь вместе с Ся Нин Чан, поэтому повышение было отложено.

„Не тебе решать, что посредственно“, — поджал губы Кай Ян и отошел от Цао Чжэнь Вэня.

„Кай Ян!“ — взревел Цао Чжэнь Вэнь, привлекая внимание учеников. — Не думай, что ты можешь так вести себя, если получил возможность попасть в Пещеру Небесного Наследия! Ты посмел проигнорировать приказ Совета Старейшин, и это тебе просто так не простят!»

«Проваливай!» — обернулся Кай Ян и закричал. Цао Чжэнь Вэня сразу же ударила злая ци. Когда ему удалось прийти в себя, Кай Ян уже исчез из поля зрения.

Ученики в Павильоне Боевых Техник спокойно смотрели на разыгравшуюся перед ними сцену. Все были поражены отказом Кай Яна. Никто не ожидал, что Кай Ян проигнорирует Совет Старейшин. Это было непостижимо. Они всегда считали слова Совета Старейшин приказами, которые нужно выполнять вне зависимости от опасностей и трудностей, которые они повлекут. Ни один не думал сопротивляться. Но ученик-стажер сделал то, что было для них неведомо.

«Полное отсутствие добродетели! Никакого уважения к старшим!» — ученики смотрели на Кай Яна с оттенком восхищения, однако осуждали его. Они считали, что Кай Ян доволен статусом ученика-стажера, раз отказался от продвижения.

Побледневший Цао Чжэнь Вэнь стоял на месте, держа в руке письмо. Несмотря на раздражение, он чувствовал внутреннюю пустоту. Великий Старейшина лично приказал передать Кай Яну это письмо. Его одолело любопытство, и он прочел его.

«Приказ: в одиночку отправиться в Земли Пепельно-Серых Облаков Зла и убить культиватора, который не слабее тебя»

Это задание было легким и трудным одновременно. В Землях жили бесчисленные злые культиваторы. Если Кай Яну повезет встретить культиватора его уровня, задание будет легким. Однако у него было много шансов встретить сильного культиватора, которые, вероятно, не оставил бы его в живых.

Цао Чжэнь Вэнь подумал, что Кай Ян согласился бы на это задание. Он не думал, что Кай Ян окажется настолько смелым, что откажет на виду у всех учеников. Как он скажет все Старейшинам? Он еще долго стоял на месте, размышляя, и лишь потом, горько сжав зубы, ушел.

Настроение Кай Яна было ненамного лучше. Встреча с Цао Чжэнь Вэнем омрачила его лицо.

«Если бы он не послал меня сюда, я бы не отправился так далеко. Почему он послал меня сюда? Как он связан с Высшим Небесным Павильоном?»

Проведя здесь три года, видя непостоянство и жестокость людей, Кай Ян чувствовал себя не в своей тарелке. На данный момент тепло дарила лишь Су Янь. Он вспомнил о Ся Нин Чан: «Верно, она тоже дарит мне ощущение тепла…»

Погрузившись в мысли, он не заметил, как к нему бросился некто, объятый ароматом. «Брат Ян!». Повернув голову, он увидел Лань Чу Дэ.

Хотя в Пещере Небесного Наследия она не была к нему особо благосклонна, она никогда не провоцировала его. Они были командой. Кай Ян ответил: «Сестра Лань!»

Лань Чу Дэ улыбалась, ее округлая грудь вздымалась, пока она тяжело дышала. Она посмотрела на Кай Яна и произнесла: «Я думала, я больше тебе неинтересна»

«Вовсе нет, сестра. Я всегда буду помнить о тебе», — улыбнулся Кай Ян.

Глаза Лань Чу Дэ загорелись: «Я была неправа в Пещере Небесного Наследия, но не мог бы ты оказать мне услугу?». Лань Чу Дэ была умной женщиной и все говорила без обиняков. Она говорила о том, что произошло в Пещере Небесного Наследия.

Кай Ян не был достаточно мужественным, однако, когда она извинилась, его впечатление о ней немного улучшилось. Сохраняя дружелюбную улыбку, он покачал головой: «Сестра, я думал, ты хочешь поговорить со мной о чем-то серьезном»

«Когда ты ведешь себя так, я чувствую себя в своей тарелке», — Лань Чу Дэ похлопала себя по груди, показывая, как ей легко. Однако вдруг она нахмурила брови: «Брат, ты был немного опрометчив, когда отклонил приказ Совета Старейшин. Ты навлек на себя большие неприятности»

«Цао Чжэнь Вэнь уже сказал, что я доволен своим посредственным положением. Раз я доволен, зачем что-то менять?»

Не успела Лань Чу Дэ открыть рот, а Кай Ян уже резко прервал ее: «Мне не совсем хорошо, так что я не настроен с кем-то говорить. Прощу прощения, до свидания»

Лань Чу Дэ была поражена, но с улыбкой кивнула. Она видела нахмуренные брови Кай Яна и понимала, что он серьезен. Несмотря на то, что он говорил мягко, ему не следовало навязываться.

Попрощавшись с Лань Чу Дэ, Кай Ян вернулся в пещеру. Он обнаружил, что Ся Нин Чан исчезла, и понял, что она ушла. Осмотревшись, он обнаружил в пещере два бонсая. Они казались знакомыми, и Кай Ян вспомнил, где видел их — в Зале Контрибуций. За ними ухаживал Мэн Ву Я, но Ся Нин Чан принесла их сюда.

По Высшему Небесному Павильону прокатилась волна слухов. Вернувшись к Совету Старейшин, Цао Чжэнь Вэня объяснил все Вэй Си Туну, и тот поперхнулся чаем.

«Он действительно отказался?» — Великий Старейшина не ожидал, что мальчик откажется от бесчисленных возможностей.

«Да… — смущенно ответил Цао Чжэнь Вэнь. — Он не только отказался, но и оклеветал Совет Старейшин перед толпой учеников. Великий Старейшина, как он мог проявить такое неуважение после того, как его пустили в Пещеру Небесного Наследия? Его нужно наказать за дерзость, иначе остальные последуют его примерн»

«Замолчи! — Вэй Си Тун хлопнул по столу и уставился на Цао Чжэнь Вэня. — Как ты посмел вернуться, не выполнив приказ? Возможно, ты даже не пытался его заставить?»

Цао Чжэнь Вэнь не мог понять, о чем думает Великий Старейшина: «Почему он хотел, чтоб я стал его запугивать? Чем я навредил себе? Разве в том, что он отказался, нет ничего хорошего? Можно воспользоваться это возможностью и преподать ему урок. Не понимаю…». Цао Чжэнь ВЭнь был сбит с толку, но молчал, боясь, что настроение Великого Старейшины ухудшится.

«Иди! Заставь его согласиться! Он должен согласиться, даже если тебе придется встать на колени!» — глухо прорычал Вэй Си Тун.

Цао Чжэнь Вэнь пораженно застыл на месте: «Я должен встать на колени, чтоб он согласился?!»

«Чего ты ждешь?!» — Великий Старейшина хлопнул ладонью по столу, подняв облако пыли.

«Есть!» — поспешно ответил Цао Чжэнь Вэнь и сразу же отступил.

Второй старейшина Высшего Небесного Павильона, Су Сюань Ву, сидел, скрестив ноги, а перед ним стояла шахматная доска, заполненная черными и белыми фигурами. Черные злобно наступали на белых, но оборона белых одерживала верх и, казалось, была непроницаемой. Эта напряженная партия должна была завершиться ничьей, если ни одна из сторон не допустит ошибки.

Выслушав ученика, Су Сюань Ву спросил, странно посмотрев: «Он отказался?»

Ученик ответил: «Да. Он отверг приказ с вопиющим высокомерием!»

Су Сюань Ву не знал, как отреагировать, однако в итоге рассмеялся: «Отказ это хорошо! Очень хорошо! Брат, весьма глупо поднимать валун, если он может упасть тебе на ногу!»