Глава 166. Жалкий попрошайка

Кай Ян был рад, что сбежал из Высшего Небесного Павильона. Это стоило сделать, учитывая, что он уже получил свою выгоду.

«Сколько дней прошло с тех пор, как я ушел?» — спросил Кай Ян.

«Тридцать пять дней», — ответил Старый Демон.

Прошло больше месяца, но Кай Ян совсем не ощущал течения времени. Он не думал, что это продлится так долго. К счастью, благодаря таблеткам Ся Нин Чан, в его даньтяне было много капель Ян. Иначе он ничего бы не достиг.

«Прошло тридцать пять дней… Интересно, что сейчас делает Су Янь…»

Хотя Кай Ян беспокоился за Су Янь, но он в нее верил. Су Янь была уравновешеннее остальных женщин. Она не могла контролировать себя, пока Кай Ян был в Высшем Небесном Павильоне. Теперь, когда он сбежал, она могла полностью сосредоточиться на культивации.

«Я верю в нее. Безусловно, когда мы встретимся в следующий раз, она будет еще успешнее. В конце концов, Искусство Холодного Сердца требует сосредоточенности. Теперь я не сомневаюсь, что она будет развиваться намного быстрее…»

«Где я?» — осмотрелся Кай Ян, но ничего не узнал. Он мог лишь догадываться, что находится достаточно далеко от Высшего Небесного Павильона.

Однако он услышал скрип. Обернувшись, он посмотрел туда, откуда доносился звук.

Кай Ян молча смотрел на приближающуюся группу экипажей. Лошади тянули три экипажа, которые окружали конвойные, оседлавшие высоких и крепких лошадей. Руки этих людей лежали на рукоятях мечей, висящих у них на поясах. Очевидно, это были бойцы, практикующие искусства меча.

Кай Ян, стоящий на обочине, привлек их внимание. Они насторожились, но Кай Ян не обратил на это внимания. Он спокойно стоял на месте, продолжая наблюдать. После месяца наблюдения он мог удерживать юаньци в своем теле. А эти культиваторы вряд ли могли понять уровень его сил. Через несколько секунд бойцы утратили осторожность.

Мужчина средних лет, ведущий группу, выкрикнул: «Уйди с дороги, жалкий нищий!»

Кай Ян нахмурил брови, услышав в его голосе враждебность. Он неохотно отступил назад. На самом деле Кай Ян хотел узнать дорогу, но такая враждебность его отталкивала. Он решил, что в дальнейшем разговоре нет необходимости.

Лошади ржали. Кай Ян заметил, что средний экипаж оставляет более глубокие следы, чем остальные. Видимо, там лежали более дорогие товары. Из последнего экипажа на Кай Яна смотрели яркие женские глаза. Он понял, что в нем сидят женщины.

Когда экипажи проехали, Кай Ян ступил на главную дорогу и пошел следом. Он был уверен, что они приведут его к какому-нибудь поселению. Он не знал своего местоположения, поэтому решил, что экипажи следуют к населенному пункту. Не успев сделать и нескольких шагов, он помрачнел. Мужчина средних лет снова что-то прокричал ему. «Что он хочет делать? Хочет прогнать меня?» — глумливо думал Кай Ян. Он был уверен в силе и мастерстве, поэтому спокойно замер на месте.

Мужчина несся к нему, едва сдерживая лошадь. Копыта взлетели к небу, и лошадь громко заржала.

Мужчина с нетерпением произнес: «Ты должен благодарить свою удачу, жалкий попрошайка. Юная леди хорошо воспитана, у нее доброе сердце. Она опасается, что тебя в этой пустыне убьют грабители, бандиты или дикие животные. Мы вынуждены взять тебя под нашу защиту»

Мужчина спешился и начал обыскивать Кай Яна.

Затем он схватил Кай Яна за шкирку. Кай Ян едва не начал сопротивляться, но понял, что намерения этого мужчины не враждебные. Хотя ему определенно следовало быть более вежливым.

Он усадил Кай Яна сзади себя на лошадь. Затем хлестнул ее, и они помчались к группе. Подбросив Кай Яна в воздух, он улыбнулся и завопил: «Лови, старина У!»

На облучке первого экипажа сидел старик с кнутом в руке. Это был извозчик. Он не глядя поймал Кай Яна и осторожно усадил его рядом с собой.

«Этот старик, по меньшей мере, боец Истинного Элемента!» — поразился Кай Ян, осмотрев его. В Высшем Павильоне уровень Истинного Элемента был посредственным, потому что Су Янь и Се Хунь Чэн достигли этого уровня в раннем возрасте. Они достигли этого благодаря происхождению. Вне сект и семей бойцов Истинного Элемента высоко ценили.

Старик У был неподвижен. Он смотрел вниз, а лицо бороздили морщины, словно он был на пороге смерти. Он протянул Кай Яну бутылку.

«Большое спасибо, почтеннейший». Кай Ян сделал глоток, но тут же сплюнул. Несколько конвойных расхохотались. «Старик У, ты хочешь отравить его? Даже мы не рискуем пить твое пойло!»

На самом деле Кай Ян сплюнул, потому что впервые попробовал алкоголь. Жжение в горле, оставленное напитком, ошеломило его. Зная, что не сможет наслаждаться таким напитком, Кай Ян вернул бутылку старику: «Я должен вернуть ее вам…»

Старик У сделал глоток, и его лицо наполнилось энергией. Оно снова засветилось здоровьем, а сам он повел экипаж более умело.

Получив возможность бесплатно проехаться, Кай Ян безмятежно сидел рядом со стариком У. Кай Ян надеялся, что в ближайшем городе его ссадят.

Экипаж двигался достаточно медленно, чтоб поездка не слишком утомила женщин. Когда опустились сумерки, они проехали примерно сорок километров.

Перед тем, как слабый свет солнца исчез за горизонтом, экипажи остановились, чтоб найти место для костра. Когда костер разгорелся, бойцы начали выполнять свои обязанности. Некоторые готовили еду, некоторые следили за огнем. Уже скоро воздух заполнился ароматом приготовленной еды. Кай Ян спустился и немного потренировался.

Вскоре двери третьего экипажа распахнулись, и из него вышли три женщины. Обернувшись, Кай Ян увидел тридцатилетнюю красавицу с пышной грудью, ее худоба и нефритово-белая кожа делали ее весьма грациозной. Рядом с ней шли две женщины, которые были лет на десять моложе нее. Одна из них была одета, как служанка, а ее взгляд был очарователен. Она держала под руку другую молодую даму.

Безусловно, эта дама имела отношение к женщине тридцати лет. Кай Ян решил, что ее изящные движения и красивый внешний вид делали ее сокровищем семьи. Несмотря на то, что она не могла сравниться с Су Янь или сестрами Ху, она выглядела великолепно, особенно в платье, покрытое узорчатыми цветами.

Кай Ян ощущал напряженные взгляды бойцов, направленные на трех женщин.

Красивая женщина, нежная молодая леди и очаровательная горничная… Это необыкновенное зрелище привлекало внимание мужчин.

Заметив пристальный взгляд Кай Яна, горничная пригрозила: «Ну что ты смотришь? Прекрати, иначе я выколю тебе глаза!»

Ее тон был свирепым, а обращалась она не только к Кай Яну. Бойцы прекратили глазеть. Неловко кашлянув, Кай Ян тоже отвернулся.

«Цуй», — тихо произнесла молодая леди.

Цуй, держащая ее под руку, недовольно забормотала.

Когда подали еду, бойцы столпились вокруг, а женщины сели рядом и начали есть. Лишь Кай Ян остался в стороне. Выглядело это жалко. Когда женщина и молодая леди заметили его, они прошептали что-то Цу й.

Служанка кивнула и подошла к Кай Яну, держа в руках еду: «Вот твоя еда, бедняк»

Кай Ян протянул руку и взял еду.

На обаятельном лицу Цуй расплылась улыбка, и она уже не походила на пламенного дьявола, которым была раньше. Присев, она мягко произнесла: «Не сердись. Я не буду тебя ругать»

Кай Ян нахмурил брови: «Подождите, как вы меня назвали?»

Ему казалось странным, что мужчина днем назвал его попрошайкой. Он думал, что это ошибка, но услышал похожее от Цуй, и это разожгло его любопытство.

Цуй скупо улыбнулась, ее глаза забегали: «Разве ты не юный бедняк?»

«Я?» — Кай Ян понял, что они не шутят. Посмотрев на себя, Кай Ян увидел, что его одежда грязная и рваная, а кожа покрыта царапинами. Он действительно выглядел, как нищий.

Радостная Цуй протянула ему маленькое бронзовое зеркало: «Посмотри на себя. Разве ты не похож на бедняка?»

Кай Ян взял зеркало и затаил дыхание: «Неужели я выгляжу так?». Его волосы напоминали воронье гнездо. Спутанные пряди слиплись. Кожа и одежда покрылись грязью, и он действительно напоминал нищего.

Он смутно припоминал, что часто врезался в деревья и падал в лужи. Довольная Цуй забрала зеркало и спросила: «Откуда ты пришел, бедняк? Как ты попал в пустыню?»

Кай Ян добродушно ответил: «Я действительно попрошайничаю. Я не знаю, откуда я пришел»

«Это так печально…» — горестно вздохнула Цуй. Несмотря на то, что она хотела отряхнуть Кай Яна, она боялась испачкать руки. Вместо этого она нахмурилась.