Глава 177. Прощайте, Мадам

Старый Демон не вышел даже на следующий день. Тем временем Кай Ян пытался очистить духовные лекарства.

У него было Непреклонное Золотое Тело, которое было способно поглотить море энергии, независимо от ее типа, и он не боялся своих попыток обработать лекарства. В конце концов, он знал, то оно не ядовито и не вступит в конфликт с его Ци.

Через какое-то время он окончательно впитал лекарство, продвинувшись с третьей ступени Трансформации Ци до четвертой.

За два месяца, что прошли с момента прибытия на Остров Красного Облака, он прорвался на следующий уровень, а это значило, что поездка прошла не зря.

Так как бессмертную душу поглотил Старый Демон, а сокровища захватил Кай Ян, это значило, что через некоторое время остров уже не будет запретной зоной для культиваторов из Секты Красного Облака.

«Время уходить!» — Кай Ян покинул гору и вернулся на берег.

Чтоб покинуть Остров Красного Облака, Кай Яну нужна была лодка. Эта задача оторвала его от созерцания, он понимал, что построить собственную лодку у него не выйдет. Он мог заполучить ее, лишь украв ее у Секты Красного Облака, поэтому ему пришлось раскинуть мозгами.

«Но даже если мне удастся заполучить пустую лодку, как я прикреплю якорь и выведу ее в море?»

Вдруг Кай Ян, погрузившийся в размышления, услышал далекий шорох. Наклонив голову, он сосредоточился на звуке и услышал чье-то тяжелое дыхание, смешанное с умоляющими женскими криками.

Бросившись на звук, Кай Ян тут же побледнел.

Он прятался в кустах, чтоб лучше понять ситуацию: «Так я и думал, Секта Красного Облака отправляет на этот остров только обычных людей, чтоб они собирали эти черные плоды»

В нескольких метрах от него крепкий парень сидел на женщине, разрывая ее одежду. Человек дышал тяжело, словно корова, и истерически смеялся. Женщина под ним пыталась освободиться, но все было напрасно — она была слишком слаба. Она могла лишь молить о пощаде.

«У этого мужчины злая аура!»

Кай Ян оказался позади мужчины и ударил его ногой по спине. Удар оказался таким сильным, что мужчина отлетел в сторону. Тем временем женщина, которая уже освободилась, поспешно собирала свою одежду. Ее тело до сих пор дрожало, в поисках защиты она спряталась у Кай Яна за спиной.

Мужчина, заметив, что земля исчезла у него из-под ног, мучительно вскрикнул. Наконец поднявшись, он поспешно встал и, злобно сверкая глазами, посмотрел на Кай Яна.

Его глаза побагровели, а на лице виднелась враждебность. Было очевидно, что демоническая ци вот-вот поглотит его разум. Пар шел даже из его ноздрей.

Кай Ян вздохнул. Судя по одежде этого мужчины, он был бедняком. Вероятно, его неоднократно бросали на этом острове. Вероятно, его ум постепенно искажался, превращая его в какого-то зверя. Из-за всего этого Кай Ян не хотел убивать этого мужчину. Вместо этого он лишь пнул его.

«Ублюдок! Проваливай!» — поморщился мужчина. Раз он зашел так далеко, то какова вероятность, что присутствие Кай Яна смутит его и он сдастся?

Стоило Кай Яну изобразить незаинтересованность, как мужчина, стоявший перед ним, кинулся на него, как бешеный бык. У него было лицо, наполненное яростью, лицо убийцы.

«Что ж, я освобожу тебя от твоей боли…» — Кай Ян стоял на том же месте. Когда мужчина оказался достаточно близко. Он указал пальцем на грудь мужчины. Вскоре в сердце мужчины хлынула энергия Ян. Которая тут же остановила его. Мужчину покинула боль, покинула жизненная сила.

За спиной Кай Яна скорбно рыдала женщина. Услышав эти слабые всхлипы, Кай Ян ощутил неловкость. Он обернулся, чтоб успокоить ее. Но стоило ему посмотреть на ее лицо, как его разум содрогнулся.

Кажется, женщине было уже за тридцать. Ее белая и нежная кожа была великолепной. Однако на ее лице виднелся ужасный шрам. Все ее лицо было усеяно глубокими царапинами размером с тонкий гвоздь. Края раны покрывала запекшаяся кровь. Ее красоту было уже не вернуть.

Во взгляде женщины был ужас понимания, она прикрывалась порванной одеждой и прятала лицо. Зная о своей внешности, она не желала показываться, даже будучи благодарной своему спасителю. Она не хотела пугать Кай Яна.

Тело Кай Яна похолодело, он протянул руку и схватил женщину за запястье.

«Нет… Пожалуйста, прекратите…» — женщина пыталась сопротивляться.

Кай Ян, сохраняя спокойствие, другой рукой нежно приподнял ее голову.

«Пожалуйста… Умоляю, перестаньте…» — продолжала женщина. По щекам у нее текли слезы, она слабо смотрела на Кай Яна, и шрам на ее лице казался еще ужаснее.

Однако Кай Ян не испытывал ни похоти, ни отвращения. В нем были лишь некоторая грусть и нерешительность. Подняв ее подбородок, он трясущейся рукой убрал с лица женщины черные волосы.

Женщина закрыла глаза. Неизвестно, боялась ли она собственной внешности или действий Кай Яна. По ее лицо продолжали течь слезы.

Кай Ян долго и внимательно смотрел на женщину, прежде чем сказать: «Мадам?»

Услышав знакомое обращение, женщина медленно открыла глаза. Она слезящимися глазами смотрела на Кай Яна, и ее одолевало сомнение. Когда она узнала его, сомнение сменилось удивлением и радостью.

«Мадам, это действительно вы?» — Кай Ян не мог в это поверить. Он думал, что видит всего лишь знакомое лицо. Он вел себя так импульсивно и так странно лишь потому, что хотел убедиться, верна ли его догадка. Женщина, услышав голос Кай Яна, вспомнила, как два месяца назад им встретился бедняжка-нищий, весь покрытый грязью. Дрожа, она произнесла: «Бедняжка-нищий, это ты?»

Кай Ян тяжело вздохнул. Услышав от нее эти слова, он понял, что его догадка была верной: «Никогда бы не подумал, что найду здесь Мадам из семьи Цзян!»

Только трое человек могли назвать его бедняжкой-нищим. Первой была Цуй Эр, второй — Юная Леди из семьи Цзян, а третьей была Мадам из семьи Цзян.

«Почему вы здесь? Что случилось с вашим лицом?» — спросил обеспокоенный Кай Ян. «Цуй Эр и две женщины из семьи Цзян сейчас должны были быть в Морском Городе, под защитой семьи Мяо. Тогда почему Мадам здесь? В день, когда наши пути разошлись, Мяо Хуа Чэн лично прибыл, чтобы их встретить. В конце концов, Юная Леди повенчана с кем-то из семьи Мяо. Мадам должна была жить в безопасности в семье Мяо. Почему она вдруг оказалась здесь?»

«Юный Герой…» — узнав Кай Яна, который прежде спас ее, Мадам вдруг упала на колени. Прижавшись лбом к земле, она горестно воскликнула: «Пожалуйста, прошу тебя, помоги мне восстановить справедливость, ради семьи Цзян!»

Кай Ян быстро помог ей встать. Он снова посмотрел на ее лицо и увидел свежую кровь, очевидно, она была в отчаянии.

«Здесь не место для разговоров. Пойдемте, сначала мы должны уйти. Взяв ее под руку, Кай Ян поддерживал ее и уводил прочь.

«Почему ее внешность так изменилась? Почему ее схватили и отправили в Секту Красного Облака? Где Цуй Эр и Юная Леди? Что случилось с семьей Мяо?» — в голове у Кай Яна крутились множество вопросов.

Хотя они не были ему близки, они, по крайней мере, провели вместе несколько дней. К тому же, с Цуй Эр было так весело говорить. Он не мог забыть ее доброту, когда она делилась с ним едой, и ее очарование. Он не мог забыть ее доброе сердце, добрый характер.

После долгой прогулки, Кай Ян привел Мадам на вершину холма, который находился в самой глубине острова, куда не мог дойти обычный человек.

Они нашли место, чтобы присесть. Женщина, чудесным образом встретившая Кай Яна, тут же расклеилась

Кай Ян не успокаивал ее. Вместо этого он позволил ей выплакаться. В конце концов, они никуда не спешили. У него было много вопросов, и он знал, что Мадам сможет на них ответить.

Плач Мадам утих лишь через полчаса. Она дрожала, закрыв лицо руками.

Кай Ян снял с себя мантию и накрыл ее.

«Спасибо…» — даже в плачевном состоянии Мадам не забывала о вежливости.

«Пожалуйста, расскажите мне. Что случилось?»

Мадам погрузилась в воспоминания, и ее взгляд потускнел. Тихим и глухим голосом она рассказала Кай Яну всю историю.

«Цуй Эр, Хуань Эр (Юная Леди) и я вместе с Мяо Хуа Чэном прибыли в семью Мяо. Первые несколько дней Мяо Хуа Чэн относился к нам как к почетным гостям. Однако когда я заговорила о свадьбе Хуань Эр, он передвинул дату свадьбы с трех месяцев до четырех месяцев. Сначала мне было не до этого. Когда через несколько дней я заговорила с ним, он согласился, но выдвинул условие. Он сказал, что у его сына почетный статус, и Хуань Эр ему не ровня. Если она хочет выйти за него замуж, она может стать его наложницей! Я была в ярости, но не могла ничего сказать. На следующий день я сказала Хуань Эр и Цуй Эр, чтоб они собрали вещи. Я хотела покинуть семью Мяо. Мы пережили столько лишений, мы добрались до Морского Города. Как после всего этого моя дочь могла стать лишь чьей-то наложницей! Более того, об этом браке он договаривался с моим мужем! Как он мог так просто отказаться от своих слов?! Но Мяо Хуа Чэн, не дожидаясь, пока мы уйдем, разозлился и схватил всех нас», — говорила Мадам с испуганным лицом. Очевидно, сложившаяся ситуация была для нее кошмаром.

Ей становилось все хуже, она сдавленно рыдала: «Я не понимала, почему Мяо Хуа Чэн так поступает. Однако расспросив остальных, я наконец узнала правду. Мой муж погиб из-за того, что он подкупил людей в провинции Тун. После смерти моего мужа он напомнил о брачном соглашении, которое связывало Хуань Эр и его сына. Как смешно… Меня застигли врасплох, и я привела мою дочь к логову тигра…»

«Почему он так поступил? Разве ваш муж и Мяо Хуа Чэн не были лучшими друзьями?» — Кай Ян понял, что всего этого нельзя было разглядеть сразу. В тот день, когда он лично видел грустный взгляд Мяо Хуа Чэна и слышал его скорбный голос, тот лишь притворялся!