Глава 206. Кукушки семьи Ян

Фамилия Ян была очень распространенной: от королевский семей и дворян до семей бойцов, вплоть до обычных граждан и нищих детей улиц. Фамилию Ян носило бесчисленное множество людей.

Однако в этом огромном мире была лишь одна семья Ян, которую имел в виду Дун Цин Хань.

Среди Восьми Великих Семей была одна, носившая фамилию Ян! Эта загадочная и замкнутая семья Ян была сильнейшей из Восьми Великих Семей!

Семья Дун считалась первоклассной силой этого мира, но между ней и Восемью Великими Семьями все же существовал огромный разрыв.

Если бы им сказали, что молодой лорд одной великой семьи оказался в этом отдаленном месте, где даже птицы не несутся, как поговаривал один ученик, они бы ни за что в это не поверили. Этих молодых мастеров считали избалованными детьми, которые наслаждались славой и богатством и никогда не сталкивались с трудностями, перед которыми лежал четкий путь к успеху.

Но дети семьи Ян были совсем в иной ситуации.

У семьи Ян были новаторские методы воспитания, и через них проходило каждое взрослеющее поколение. В определенный день каждый потомок покидал семью, чтобы искать возможности для культивации, а затем, в определенный момент, их звали обратно.

Этот метод воспитания был очень опасным, потому что потомки были вынуждены покидать родной дом и не могли пользоваться силой и ресурсами своей семьи. Как только они вступали в конфликт, их могли лишить головы, и такое происходило уже много раз, так что ученики семьи Ян часто умирали в раннем возрасте.

Но кроме недостатков были и преимущества.

Этот уникальный метод воспитания гарантировал, что каждый потомок семьи Ян, потеряв зависимость от семьи, пройдя через годы тяжкого труда, станет сильнее и узнает, что такое жизнь, где твоя слава зависит только от тебя!

Так что среди учеников семьи Ян мало кто бесполезно прожигал жизнь, все они были хладнокровными и смертоносными, как клинки.

Более того, благодаря этому методу семья Ян собирала множество тайных искусств и боевых техник. Постепенно пополняющаяся библиотека была самой большой коллекцией редких и мощных культивационных техник и боевых искусств во всем мире.

В этом мире водились птицы, которых называли кукушками.

Кукушки подкидывали свои яйца в гнезда других птиц, чтобы те вылуплялись в чужих гнездах и там же росли. Эти птенцы были жестокими, они не только присваивали чужие ресурсы, но и вытесняли других птенцов из их гнезд. Те падали на землю и разбивались насмерть, а выживали только кукушата. У кукушки была не самая хорошая репутация среди птиц, такой же была репутация семьи Ян в мире культиваторов, потому что действовали они схоже.

Всякий раз, когда семья Ян готовилась отправить в мир учеников, различные секты мира поднимали бдительность, пытаясь спастись от одного из потомков Ян. Естественно, все боялись случайно заполучить такого ученика, вырастить его, а затем увидеть, как ученик улетает.

Разумеется, подобная практика семьи Ян привела к большому недовольству, но они были первыми из Восьми Великих Семей, они обладали огромной властью и влиянием, и никто не смел жаловаться, чтобы не злить семью Ян.

Говорили, что лет назад ученик семьи Ян был членом секты первого класса, Секты Небесного Круга. Талант этого ученика семьи Ян был выдающимся, он был редким гением.

Мастер и старейшины Секты Небесного Круга очень его любили, не щадили сил на его культивацию. Они даже называли его официальным преемником секты, безоговорочно обучая его всем секретам.

Этот ребенок действительно был драконом среди людей, всего за несколько лет он изучил все основные боевые техники Секты Небесного Круга, полностью их осмыслив, чем очень обрадовал своих учителей.

Но через десять лет после того, как он присоединился к секте, после того, как он потратил огромное количество их ресурсов, этот гениальный ученик, на которого мастер и старейшины возлагали все свои надежды, фактически исчез в ночи.

Лишь тогда Секта Небесного Круга поняла, что этот выдающийся талант был потомком семьи Ян!

Мастер и старейшины Секты плевались кровью! Они чуть серьезно не заболели. Десять лет они потратили на то, чтобы обучить неблагодарного волка, отдали ему все секреты и ресурсы, а он оказался частью этой проклятой семьи Ян. Как они могли не страдать?

Секта Небесного Круга отправилась к семье Ян, чтобы найти справедливость, но получили лишь небольшую компенсацию.

Именно из-за этой трагедии мир защищал себя от ее повторения. Теперь они знали, что это такое: десять лет воспитывать потомка семьи Ян, а затем смотреть, как он уходит. Никто не хотел повторять ошибку Секты Небесного Круга, чтобы не стать предметом шуток для всего мира.

Однако сколько бы ни готовились эти силы, они не могли помешать потомкам семьи Ян воспользоваться ими, потому что мало кто знал имена новых потомков, мало кто вообще их видел.

Распознать потомка семьи Ян было невозможно!

Два стражника Ветра и Облака все больше и больше убеждались, что именно Кай Яна семья Ян почти четыре года назад отправила в его жизненный путь.

Не означало ли это, что юноша перед ними был самым младшим сыном семьи Ян? Разве не он был не способен к культивации? Если да, то как он достиг уровня Воссоединения? Хотя эта сила не была потрясающей, недооценивать его было нельзя.

По крайней мере, теперь они поняли, откуда их молодой мастер его знает. Это было не так уж и удивительно, потому что в предыдущем поколении семья Дун и семья Ян соединились браком, а тетя их молодого мастера стала четвертой женой мастера семьи Ян. Их молодой мастер несколько раз навещал детей семьи Ян и, должно быть, встретил его именно тогда.

«Заходи внутрь, там мы сможем поговорить», — взгляд Дун Цин Ханя был полон непонимания и странного ожидания.

Кай Ян слегка кивнул.

Интерьер хижины до сих пор был скудным, кроме нового стола, уставленного едой и вином.

«Садись!» — кратко сказал Дун Цин Хань.

«Ты ждал меня?» — сел Кай Ян, немного удивившись деликатесам на столе.

Во взгляде Дун Цин Ханя мелькнула серьезность, и он кивнул: «Похоже, всего за несколько лет ты стал сильнее, метод воспитания Ян, несомненно, дает потрясающие результаты!»

«Человек должен развиваться, пока живет», — Кай Ян взял кувшин и наполнил бокал.

«Прежде, когда ты видел меня, ты напоминал мышь, встретившуюся с кошкой. Ты больше не боишься? Ты даже осмелился ударить меня», — Дун Цин Хань до сих пор ощущал во рту привкус крови — так тяжел был этот удар Кай Яна.

«А что не так? Когда мы были детьми, мне столько раз приходилось терпеть твои издевательства», — усмехнулся Кай Ян, которого кузен всегда очень расстраивал. Всякий раз, навещая семью Ян, он лез в драку. Тогда его тело было слабым, а таланта к культивации почти не было, к тому же, Дун Цин Хань был на несколько лет старше. Как он мог с ним сражаться? Всякий раз он избивал его до черных синяков.

Вспоминая это, Кай Ян испытывал всегда сдерживаемое раздражение.

«Я тогда был молод», — спокойно сказал Дун Цин Хань безо всякого сожаления. Он спокойно опустошил свой бокал, а затем подвинул его к Кай Яну, намекая, чтобы тот наполнил его. Один двоюродный брат наливает вино другому. Естественно, возразить было нельзя.

Выпив несколько бокалов, они переглянулись и тяжело вздохнули. Хотя у них были не очень хорошие отношения, Кай Ян знал, что у его брата нет злых намерений, он просто наказывал его за то, что он не хотел совершенствоваться. Он просто использовал кулаки, чтобы убедить его.

В общем, Дун Цин Хань подарил Кай Яну множество детских травм. Его намерения были хорошими, просто методы оказались несколько радикальными.

«Не ожидал, что ты придешь сюда! — вдруг усмехнулся Дун Цин Хань. — Когда я прибыл сюда и услышал твое имя, я сначала даже поверить не мог. Лишь после нескольких расспросов я убедился, что это ты»

«Меня послал сюда отец»

«Ох? Дядя тоже провел здесь годы?» — удивился Дун Цин Хань.

«Он не говорил, просто велел мне ехать сюда», — Кай Ян тоже был озадачен. Интересно, какой смысл в пребывании здесь?

«Как мои отец и мать?» — спросил Кай Ян, немного помолчав. Он смотрел на Дун Цин Ханя.

Тот тоже посмотрел на него и сказал: «Тетя скучает по тебе и она, кажется, немного похудела»

Лицо Кай Яна омрачилось. Он покинул семью Ян обычным человеком и не возвращался уже несколько лет, его отец и мать очень беспокоились.

«К тому же… Тетушка уже полгода под домашним арестом, а дядюшку жестоко наказали тридцатью ударами плетью»

Бокал в руке Кай Яна хрустнул, его лицо похолодело, тело окружила густая аура злобы: «Что произошло?»

Дун Цин Хань усмехнулся: «Отпустив тебя тетушка решила посмотреть, как ты поживаешь, но старые призраки семьи Ян поймали ее. Ты знаешь правила семьи Ян: никто не должен вступать в контакт с потомком, пока тот не приобретет жизненный опыт, а любой преступник подвергается серьезному наказанию. Если бы дядя не вызвался заменить ее, тридцать плетей получила бы тетушка»

Целых тридцать ударов, это была не просто плеть! У семьи Ян был артефакт, который значительно усиливал боль. Даже мастер Истинного Элемента, получив лишь несколько ударов, несколько дней лежал в постели.

Кай Ян подсчитал, сколько нужно приходить в себя, получив тридцать ударов.

Сделав глубокий вдох, он постепенно успокоил бушующую кровь. Он схватил бокал Дун Цин Ханя и мгновенно опустошил его.

«Эти чертовы старые призраки, рано или поздно они за это заплатят!» — холодно произнес Кай Ян.

Когда он не желал культивировать, когда он мечтал о жизни простого человека, старые призраки семьи Ян выгнали его, заставив накапливать жизненный опыт.

Обычный двенадцатилетний мальчик без толики способностей был вынужден дойти до Высшего Небесного Павильона. Как он страдал, как тяжело ему дался этот путь!

«Мне не нравятся методы семьи Ян, мне не нравятся люди из семьи Ян. Вы все так холодны и безжалостны», — с презрением процедил Дун Цин Хань.

Метод воспитания Ян мог укрепить человека, но им приходилось выгонять людей из дома, так что семейных связей в семье Ян практически не существовало. Чтобы удержать влияние семьи Ян, они могли пожертвовать кем угодно, даже своими братьями и сестрами.

«Обычно ученики семьи Ян самостоятельно живут десять лет. Пока прошло меньше четырех, и я не знаю, сможет ли тетушка выдержать эти шесть лет, чтобы увидеть тебя…» — голос Дун Цин Ханя был полон грусти.

«Когда вернешься, передай отцу и матери письмо, скажи им, что я здоров, что они могут быть уверены, что я вернусь в целости и сохранности»

«Я сделаю это, — серьезно кивнул Дун Цин Хань, — в конце концов, это моя тетя!»

Разговор, отягощенный такой тяжелой темой, постепенно становился не таким напряженным и свелся к различным историям.

«Значит, ты тоже пришел в Высший Небесный Павильон ради Пещеры Небесного Наследия?» — спросил Кай Ян.

«Конечно, иначе что мне делать в этом богом забытом месте? — непринужденно сказал Дун Цин Хань и вдруг усмехнулся. — Но здесь действительно есть несколько гениев, особенно эта девушка по имени Су Янь. Говорят, она не только обладает выдающимся талантом, но еще и красотой, которая способна разрушать города, чистым ледяным сиянием. К сожалению, мне пока не удалось увидеть ее лицо»