Глава 2363. Снятие печати

На острове тело Яо Чан Цзюня внезапно исчезло. Когда он появился снова, он уже был перед Ян Каем, которого отбросило назад от удара, прилипшего к нему, как личинки к гниющим костям.

Он холодно фыркнул и без особой заботы схватил Ян Кая: “Если бы ты сотрудничал с этим старым мастером раньше, то этот старый мастер все еще мог бы оставить тебя в живых!”

Его слова подразумевали, что для Ян Кая было уже слишком поздно молить о пощаде.

После внезапного нападения, которому он подвергся от Ян Кая, Яо Чан Цзюнь затаил на него обиду и считал это большим позором. Как он мог так легко отпустить Ян Кая сейчас?

“Издевательства над людьми ничем хорошим не заканчиваются. Ты вынудил меня!” — прокричал Ян Кай сквозь стиснутые зубы. Он не увернулся от захвата Яо Чан Цзюня, а вместо этого сформировал чрезвычайно странную печать своими руками.

Как только он завершил эту печать, беспокойство, которое Яо Чан Цзюнь испытывал раньше, внезапно появилось снова. Встревоженный, его лицо внезапно изменилось, и он не осмелился ни на малейшее колебание, ускорив движения своих рук, когда он схватил Ян Кая за плечо.

Как раз в этот момент выражение лица Ян Кая внезапно стало спокойным. С холодными глазами он крикнул: “Печать Тьмы, откройся!”

“Печать Тьмы? Что это, черт возьми, такое?” — Яо Чан Цзюнь был сбит с толку. Он вообще не мог понять, что Ян Кай говорил, но в следующее мгновение его лицо резко изменилось, как будто в него ударила молния, его глаза расширились, как будто он только что увидел призрака среди бела дня, странно вскрикнув и попятившись.

*Бум…*

Раздался громкий шум, когда из даньтяня Ян Кая внезапно вырвалась неописуемая аура. Эта аура была наполнена чрезвычайно темным и недоброжелательным чувством, как будто самая жестокая и яростная негативная аура была собрана в одном месте. Это было так сильно, что Яо Чан Цзюнь не мог не чувствовать себя потерянным, все тело дрожало.

Темная аура рассеивалась, как твердая субстанция, мгновенно окутывая Ян Кая, и, казалось, жила своей собственной жизнью, непрерывно обтекая его. Таинственный и глубокий набор узоров начал появляться на коже Ян Кая.

Аура Ян Кая неуклонно поднималась вверх.

Небо и земля содрогнулись, мир рухнул, и вселенная перевернулась с ног на голову. Сила, которая, казалось, была способна разрушить небеса и землю, вырвалась во всех направлениях.

Всего через несколько мгновений Ян Кай исчез, оставив вместо себя только темную фигуру. Темнота, казалось, поглотила все, даже свет. Была видна только пара алых глаз, наполненных кровавым намерением убить.

“Де-демоническая Ци!” — зубы Яо Чан Цзюня стучали, и он почти прикусил свой собственный язык. Он с недоверием уставился на открывшееся перед ним зрелище. С его знаниями и опытом, он, естественно, мог с первого взгляда увидеть, что аура, витающая вокруг Ян Кая, была демонической Ци, и не просто какая-либо демоническая Ци, а чистейшая, древняя демоническая Ци!

“Как это может быть?” — Яо Чан Цзюнь не мог поверить своим глазам. Подумать только, что он сможет взглянуть на древнюю демоническую Ци при своей жизни, не говоря даже о том, что она пришла от младшего царства Дао Истока(12) третьего порядка.

Древняя демоническая Ци обладала особыми свойствами: она была чрезвычайно коррозионной и заразной. Если бы такой культиватор царства Императора(13) третьего порядка, как он, был окутан этой древней демонической Ци, он бы определенно сошел с ума за короткое время и стал демоном.

Как Ян Кай мог сохранить рассудок в таком состоянии? Как он смог сохранить такую ужасающую демоническую Ци в своем собственном теле?

Вспомнив слова Ян Кая только что, Яо Чан Цзюнь внезапно понял, что этот маленький сопляк использовал какие-то неизвестные средства, чтобы запечатать эту демоническую Ци в своем собственном теле, и он сможет раскрыть её, когда ему понадобится использовать её против своих врагов.

Но было бы гораздо труднее снова запечатать демоническую Ци. Разве он не боялся, что демоническая Ци поглотит его сознание и превратит в демона? Неудивительно, что этот маленький сопляк постоянно твердил ему, чтобы он не давил на него. Оказалось, что у него действительно были средства, чтобы бороться с ним. Несмотря на то, что раньше казалось, что Ян Кай подшучивал над ним, теперь казалось, что у него действительно была свобода говорить так громко.

Яо Чан Цзюнь чувствовал себя крайне огорченным. Если бы он знал, что это произойдет, то не стал бы использовать такие агрессивные слова против Ян Кая. Прямо сейчас, когда демоническая Ци обволакивала тело этого мальчика, было невозможно сказать, сохранил ли маленький сопляк все еще здравомыслие. Бурлящая демоническая энергия и пугающее давление были совсем не тем, с чем Яо Чан Цзюнь хотел бороться.

Внимательно посмотрев в глаза Ян Кая, он понял, что, хотя они были красными и кровожадными, в них, казалось, не было никакой борьбы. Яо Чан Цзюнь быстро сказал: “Младший брат, подожди! Этот старый мастер хочет что-то сказать!”

Услышав это, Ян Кай равнодушно взглянул на него: “Все, что ты говоришь, для меня просто пердёж!”

Яо Чан Цзюнь был в ярости!

Если бы Ян Кай осмелился так разговаривать с ним раньше, то он бы дал ему пощечину, но теперь Ян Кай имел право говорить с ним неуважительно.

В сердце Яо Чан Цзюня была глубокая горечь, когда он осознал источник своего предыдущего беспокойства.

“Кажется, сила стала сильнее…» — Ян Кай крепко сжал кулаки, смутно ощущая свое нынешнее положение. Однако это увеличение силы не сделало его счастливым, а наоборот, встревожило. Это было потому, что после снятия серебряно-золотой печати Небесного Дерева и высвобождения демонической Ци Древнего Демона Ян Кай почувствовал, что демоническое влияние было еще более сильным, чем в прошлый раз.

Это было не потому, что его собственная сила улучшалась, а скорее потому, что его тело стало более совместимым с этой демонической Ци.

В прошлый раз он был всего лишь культиватором царства Дао Истока(12) первого порядка, и после трансформации Ян Кай сражался в большой битве с тремя мастерами царства Императора(13) первого порядка, сумев в конце концов благополучно сбежать. Однако на этот раз Ян Кай почувствовал себя еще сильнее после демонической трансформации.

Это немного беспокоило Ян Кая, потому что чем больше возрастет сила после демонизации, тем труднее будет снова запечатать эту демоническую Ци. Если бы её нельзя было запечатать полностью, то Ян Кай действительно превратился бы в демона, потерял бы сознание, проклиная себя на всю вечность.

Яо Чан Цзюнь понятия не имел, что Ян Кай беспокоился об этом, однако, и когда он услышал, как тот сказал, что демоническая Ци стала сильнее, он даже подумал, что маленький сопляк выпендривается, и сразу же разозлился: “Мальчик, обиды должны быть решены, а не урегулированы. И ты, и я здесь в беде, так зачем же драться и убивать друг друга? Не лучше ли найти выход вместе? Более того, твое нынешнее состояние сильно, но ты не обязательно сможешь убить этого старого мастера. В конце концов, этот старый мастер сделан не из глины.”

Ян Кай посмотрел на него холодными глазами и фыркнул: “Если бы ты смог проявить истинную силу Императора(13) третьего порядка, этот молодой мастер действительно не смог бы убить тебя, но с недостатком твоей поврежденной души ты все еще осмеливаешься чесать языком передо мной?”

“Недо… недостатком?” — глаза Яо Чан Цзюня почти вылезли из орбит. Он был очень зол и пристыжен. Никто никогда не осмеливался так с ним разговаривать.

Ян Кай сказал: “У этого молодого мастера не так много времени, так что я покончу с твоей жизнью в три хода!”

“Нелепо! Этот старый мастер хочет посмотреть, как ты будешь пытаться!” — Яо Чан Цзюнь дрожал от гнева. Он почувствовал, что на него смотрят свысока, и в его сердце поднялась волна гордости. Он подумал про себя, что определенно должен преподать этому маленькому отродью урок и показать ему, что даже у старой собаки остались острые зубы, которыми можно укусить.

Как только он закончил эту мысль, Ян Кай внезапно сузил глаза и прошептал себе под нос: “Чистилище Черного Глаза, Бесконечная Тьма!”

Как только эти слова прозвучали, весь мир внезапно стал несравненно темнее. Не было видно ни единого проблеска света. Куда бы Яо Чан Цзюнь ни поворачивался, он ничего не видел, как будто был слеп. Он не только был слеп, но даже острое восприятие, которое он имел как Император(13) третьего порядка, было подавлено до предела.

Он не мог ослепнуть без причины, и мир не мог внезапно погрузиться во тьму. Единственным объяснением было бы то, что Ян Кай только что выполнил какую-то технику, бросающую вызов Небесам.

Вспомнив странное черное свечение, исходящее только что из правого глаза Ян Кая, Яо Чан Цзюнь воскликнул: “Техника зрачка!”

Как только он это сказал, его прошиб холодный пот. Это было потому, что он понял, что его голос вообще не проецировался. Мир, в котором он находился, казалось, лишил его всех чувств. Он не мог ни говорить, ни видеть, и его охватил страх, как будто он падал в бесконечную пропасть.

Единственное, что он смутно ощущал, было что-то, парящее у него над головой. Однако, когда он в тревоге поднял глаза и увидел, что это было, Яо Чан Цзюнь замер.

Там, в темном и бескрайнем небе, огромный глаз протянулся через пустоту, глядя на него холодно и бесстрастно.

Этот глаз был подобен глазу небес. Яо Чан Цзюнь почувствовал себя ничтожеством под пристальным взглядом этого огромного глаза, и его сердце упало. Ему казалось, что все эти бесчисленные годы упорного труда были напрасны, и в конце концов он превратился в груду увядающих костей перед этим глазом.

Когда эти мысли всплыли, аура Яо Чан Цзюня начала ослабевать, поскольку неописуемая Ци смерти преследовала его личность.

В этот момент из огромного глаза внезапно вырвался поток света, образовав форму длинной сабли.

Артефакт Императора(11), Сабля Расщепления Души!

После того, как Ян Кай усовершенствовал её, теперь он мог по своему желанию управлять Саблей Расщепления Души. Несмотря на то, что Ян Кай не мог раскрыть всю мощь Сабли Расщепления Души при своем обычном развитии, в своем демонизированном состоянии он был не менее могуществен, чем Император(13) третьего порядка, поэтому нынешняя сила Сабли Расщепления Души была поразительной.

Более того, чтобы быстро прикончить Яо Чан Цзюня, Ян Кай даже использовал секретную технику Разрубающий Небеса Разрез.

Разрубающий Небеса Разрез был секретной техникой типа Души, которой он научился у Тянь Яня в мире Зеркала Божественного Вознесения. В обычные дни Ян Кай питал и очищал Саблю Расщепления Души своей духовной энергией, накапливая в ней силы, чтобы, когда он столкнется с врагом, первый удар Сабли Расщепления Души — Разрубающий Небеса Разрез, был чрезвычайно мощным.

Но это было ограничено только первым ударом.

Артефакт Императора(11) типа Души, используемый вместе с секретной техникой типа Души. Даже если Яо Чан Цзюнь не был ранен, он все равно может не вынести этого, не говоря уже о том, что его душа уже была ранена.

Лезвие злобно врезалось в Море Знаний Яо Чан Цзюня, проделав в нем огромную дыру, как будто оно срезало сухие сорняки и ломало гнилое дерево.

Море Знаний Яо Чан Цзюня уже было очень сильно повреждено с самого начала, так что теперь, когда Ян Кай ударил по нему так яростно, это привело к тому, что Море Знаний этого Императора(13) третьего порядка едва не рухнуло.

Сильная боль пронзила Яо Чан Цзюня, заставив его очнуться от отчаяния. Он закричал от боли, и в его руках внезапно появилось пятицветное копье, ярко сияющее и излучающее энергетические колебания артефакта Императора(11) с ужасающей силой.

Неудивительно, что Яо Чан Цзюнь имел артефакт Императора(11). ведь он был Императором(13) третьего порядка. На самом деле было бы странно, если бы у него не было такого оружия.

Когда он закричал от боли, Яо Чан Цзюнь безумно влил свою Ци Императора в пятицветное копье. Копье зажужжало и внезапно задрожало в его руке, прежде чем исчезнуть без следа.

В следующее мгновение гигантский глаз в небе был пронзен копьем. В тот же миг тьма, закрывающая небо и землю, была разрушена.

Подобно последней схватке пойманного зверя, Яо Чан Цзюнь вырвался с ужасающей силой и разрушил секретную технику темного мира. Эта секретная техника была уникальной для Древней Расы Демонов и не то, что Ян Кай мог получить путем культивирования. Он мог выполнять это только в своей демонизированной форме.

Небо было разорвано пятицветным копьем и оно долго не восстанавливалось.

“Маленькое отродье, ты смеешь причинять мне боль? Этот старый мастер убьет тебя!” — Яо Чан Цзюнь взвыл от ярости, но, поскольку его Море Знаний вот-вот рухнет, все его тело постоянно дрожало, лицо подергивалось, поскольку его Ци Императора стала чрезвычайно нестабильной.