Глава 2309. Кто может остановить меня от убийства?

Все задавались вопросом, Что бы сделал Фан Гуйсин увидев властное отношение и силу Ли Ци Ё.

Гуйсин заговорил серьезным тоном — «Друг, пора остановиться здесь, не нужно заходить так далеко.»

«Кто ты, черт возьми, такой, чтобы указывать мне, что делать?» — Лениво сказал Ли Ци Ё, продолжая идти к Чжикун.

Выражение лица Гуйсин изменилось. С тех пор, как он пришел в мириад со своим учителем, все придавали ему лицо, включая предков и восходящих. Они все еще обращались к нему как к «брату Дао Фан», хотя у него был более низкий уровень развития.

Так было и в Империале; великие персонажи там проявляли к нему достаточно вежливости, поскольку Му был одним из трех чудовищ.

Но теперь младший посмел говорить с ним так — что-то сродни пощечине.

«Я являюсь членом клана Му уже несколько тысяч лет, когда-то я служил великому предку Му и был компаньоном по учебе мастера клана.» — произнес Фан Гуйсин [1]

Гуйсин ясно дал понять свой престижный статус. Несмотря на то, что он был всего лишь слугой, он служил уже несколько поколений. Его абсолютная преданность принесла ему уважение в клане, позволив высказать свое мнение перед мастером клана.

«Кто, черт возьми, эти Му?» — Ли Ци Ё был все так же беспечен, как и всегда, держа свой бамбуковый меч в угрожающей манере.

Чжикун бежал, оглядываясь на Ли Ци Ё и не желая ничего больше, чем оказаться как можно дальше от этого монстра.

Гуйсин скорчил гримасу, глаза его извергали вспышки гнева. Остальная часть толпы глубоко вздохнула. Некоторые, естественно, были недовольны молодым Лордом Му, но никто не осмелился бы произнести подобную фразу. Провоцирование клана Му может привести к катастрофе для их секты.

«Младший, одного этого замечания достаточно, чтобы уничтожить весь твой клан.» — Пригрозил Гуйсин.

«О? Так ли это? Если твой клан не будет умным, я буду тем, кто уничтожит их всех» — беззаботно возразил Ли Ци Ё.

«Неужели его безумию нет конца?!» — Выпалил кто-то, совершенно потеряв дар речи. Даже истинный император не сказал бы этого публично, так как Му был непостижим.

«Невежественное отродье, уничтожающее наш клан? Тебе конец, мы обязательно прикончим тебя» — фыркнул Фан Гуйсин.

«Я столько раз слышала эту фразу. Те, кто говорит это обо мне, теперь все мертвы», — сказал Ли Ци Ё, ковыряя в ухе.

В конце концов, распутное высокомерие стало респектабельным из-за необходимой дерзости. Кое-кто в толпе определенно восхищался ли Ци.

«Старший Фан». — Когда Чикун подошел ближе к Фан Гуйсин, он пришел в восторг — «Спаси меня!»

Фан Гуйсин решил бросить предмет, приколов его перед Ли Ци Ё. Он должен был спасти этого мальчика на побегушках, чтобы сохранить репутацию своего клана.

Это было знамя с вырезанным на нем словом «му», написанным древним и смелым стилем. Он явно исходил от кого-то особенного.

«Знамя Му!» — Предки содрогнулись, осознав его значение.

Оно олицетворяло власть этого клана. Как только они увидят это, всем придется отступить, иначе они рискуют вызвать враждебность клана — действительно серьезное дело. Не у каждого может быть такое. Преданность Гуйсин принесла ему это драгоценное знамя.

«Остановись, или ты действительно станешь врагом нашего клана.» — Сурово повторил Гуйсин.

Тем временем Чжикун увидел знамя и оказался еще ближе к старцу. Он радостно сказал — «Спасибо тебе, старейшина Фан, за спасение.»

Но прежде чем он успел закончить, слова внезапно застряли у него во рту. Из дыры в шее начала сочиться кровь.

Это был смертельный удар мечом. Никто не мог спасти его из-за огромной скорости, даже Гуйсин.

Ли Ци Ё снова сдул кровь с меча — «Забудь об этом, сдирать кожу слишком утомительно. Я просто убью тебя прямо сейчас.»

Потрясенная толпа не ожидала, что Чжикун будет убит прямо на глазах у Гуйсин.

Затем произошло нечто еще более невероятное. Ли Ци Ё наступил на знамя и сказал — «Этот кусок дерьма не имеет здесь никакого применения.»

«Такой властный!» — Опытные предки все равно были ошеломлены.

Топтать это знамя было то же самое, что топтать авторитет Му — по-настоящему ухаживать за смертью.

Для Гуйсин это был первый раз. В прошлом, даже в императорской линии, выбрасывание этого знамени решило бы все его проблемы. Это не сработало для этого парня. Теперь Ли Ци Ё шел прямо на него.

«Чего ты хочешь?!» — Теперь Гуйсин почувствовал страх, осознав, что пнул железного коня. Этого парня нельзя было провоцировать.

Значит, в этом мире все еще есть кто-то, кто не боится Му.

Ли Ци Ё улыбнулся — «Ну, я, естественно, должен убить тебя первым, так как ты хочешь уничтожить мой клан.»

«Не сходи с ума!» — Гуйсин глубоко вздохнул и сказал — «Будьте ответственны за свои действия, иначе ваша секта и система Дао тоже пострадают!»

«Тогда мне просто нужно сначала уничтожить твой клан» — неторопливо сказал Ли Ци Ё.

«Ты?!» — Гуйсин подумал, что этот парень сошел с ума, не заботясь о последствиях.

Запугивание и угрозы были бесполезны перед сумасшедшим.

«Ну, давай посмотрим, как далеко ты сможешь убежать.» — Ли Ци Ё игриво взмахнул мечом.

Увидев это, зрители переглянулись. Убийство Гуйсин сильно отличалось от убийства Чжикун.

«Разве его секта не остановит его? Противостояние Му закончится большой катастрофой.» — Заметил один из зрителей, совершенно ошеломленный.

«Он не валяет дурака, он действительно собирается убить слугу из Му» — ответил другой предок.

«Базз.» — Гуйсин бросился бежать. Когда он скрылся за горизонтом, в воздухе появилась рябь. Он перестал заботиться о внешности — этот безумец был слишком страшен.

____________________________

1. У богатых детей есть товарищи по учебе/слуги, которые учатся вместе с ними, так как у них есть частный учитель. Это была традиция еще в Древнем Китае.