Глава 741. План Достопочтенного Парящего Облака

Беловолосый Бог Алхимии сидел в своём изящном кресле внутри божественного павильона, расположенного в самом сердце Города Алхимии. Тело Святого Доктора Дьявольской Руки лежало на полу перед ним прямо посередине зала.

Алхимик молча сидел в своём кресле, его аура давила на окружающих и делала его больше похожим на Бога-Монарха, горделиво возвышающегося над Девятью Мирами в своём белоснежном одеянии, поверх которого струился водопад чёрных словно смоль волос – настоящий журавль среди кур.

Демонстрируя пренебрежительное отношение и высокомерие, молодой человек не просто играл на публику, он вёл себя так потому, что был абсолютно уверен в себе и своём превосходстве над остальными!

Поднявшись на ноги, алхимик вновь посмотрел на распростёршееся на полу тело доктора, а затем взглянул на ученика, притащившего сюда его тело, и, возвысив голос, потребовал объяснений:

– Что произошло?

– Уважаемый Старший Брат, всё из-за этого человеческого мальчишки по имени Ли Ци Е, – тут же ответил ему ученик. – Этот Ли Ци Е нарочно всё спланировал именно так, чтобы Брат Дьявольская Рука попался в его ловушку и умер ужасной смертью от ядовитого существа.

Сказав это, ученик принялся в красках описывать то, что произошло в особняке Монарха Наблюдателя. Конечно же, он постарался свалить всю вину на Ли Ци Е, убеждая Беловолосого Алхимика в том, что именно Ли Ци Е заманил доктора в ловушку, искусно расставив приманки и отвлекая его внимание. В конце концов он остановился на том, как доктора убило ядовитое существо.

Вкратце, пространный рассказ ученика можно было свести в одно предложение – Ли Ци Е виновен в смерти доктора. Если бы он не отвлекал доктора, то доктор до сих пор был бы жив.

– Ли Ци Е! – ожесточённо сверкнул глазами Беловолосый Алхимик, дослушав рассказ ученика до конца. Его аура по-прежнему угнетала, но алхимик не был зол. – Иди и скажи Ли Ци Е, что я требую от него объяснений! – холодно скомандовал он. – В противном случае, последствия будут неотвратимы!

– Я понял! – радостно отозвался ученик, больше смахивая на сумасшедшего. До сих пор все ордены мира относились к их Клану Байлянь с большим почтением, особенно после того, как их Первый Брат, Беловолосый Бог Алхимии, научился готовить бесподобные снадобья долголетия. Тогда их клан и занял чуть ли не самое престижное положение в мире. Даже практики уровня предка вынуждены были относиться к ним с уважением!

Можно сказать, что Клан Байлянь мог позволить себе шагать по миру с гордо поднятой головой и делать всё, что им заблагорассудится. Поэтому теперь они должны как следует разобраться с этим Ли Ци Е!

***

Прибыв в Царство Алхимии, Цао Гояо не пошёл в главный зал, где королевство устраивало приём для всех участников конференции. Вместо этого он отправился в тихое местечко, в особняк, который к его приезду специально подготовил один очень могущественный и известный вельможа королевства.

Не прошло и двух дней с момента его пребывания в городе, как к нему с визитом явился гость. На самом деле в его поместье постоянно толпились люди, отчего в доме на протяжении всего дня практически не оставалось свободного места. Обычных посетителей разворачивали прямо у порога, но этот гость оказался особенным, поэтому Цао Гояо вышел встретить его лично.

– Достопочтенный Парящее Облако, если вы пришли затем, чтобы попытаться завербовать меня, то можете сразу же об этом забыть, – холодно произнёс Цао Гояо, увидев достопочтенного. – Лишь моё Государство Цао вправе нанимать на службу других людей, но сами мы никогда не станем работать на кого-то. Если Молодой Господин Е желает подружиться со мной, я с радостью заведу себе такого друга, как он. Однако, если он хочет, чтобы я готовил для него пилюли и снадобья, то этот вопрос не обсуждается. Я алхимик и не принадлежу никому!

В этом мире лишь немногие могли позволить себе не обращать внимания на нужды Е Цинчэна, и Цао Гояо как раз был одним из них.

– Брат Цао, должно быть, шутит, – улыбнулся достопочтенный. – Наш Молодой Господин, конечно же, считает вас своим другом. Это честь для нашего Молодого Господина иметь такого друга, как вы.

– Оно и к лучшему, – на этот раз Цао Гояо смягчился. – Я понимаю, что Е Цинчен желает повелевать всем миром, но я к нему не присоединюсь. Разумеется, мы можем оставаться друзьями и время от времени я даже могу очищать для него кое-какие пилюли и снадобья, но я не собираюсь становиться его личным алхимиком. И речи быть не может!

Достопочтенный улыбнулся и сказал:

– Брат Цао всё неверно понял. Наш Молодой Господин желает, чтобы между вами установились дружеские отношения, как между равными. Если однажды наш Молодой Господин станет Бессмертным Императором, то Брат Цао станет Монархом и сможет встать плечом к плечу с императором. Лишь Брат Цао достоин того, чтобы занять место по правую руку от моего Молодого Господина, когда он достигнет пика своей славы и будет свысока взирать на все Девять Миров.

Язык у Достопочтенного Парящее Облако и вправду был без костей. Да и кто бы ни захотел, чтобы ему так искусно польстили?

Услышав об этом, настроение Цао Гояо заметно улучшилось. Он улыбнулся и сказал:

– Если Брат Парящее Облако явился сюда не затем, чтобы завербовать меня… То не говорите, что вы пришли навестить меня исключительно по доброте душевной! Вы не тот, кто приходит в гости без особой на то причины.

Цао Гояо был очень горд собой. Обычные люди были не вправе заговаривать с ним, а достопочтенный был настолько красноречив, что смог незамедлительно осчастливить Цао Гояо.

– Брат Цао, вы снова ошибаетесь. На самом деле я уже давно хотел посетить ваше Государство Цао. Изобилие духовных лекарственных растений и богатая энергия мироздания – кто бы ни захотел остаться в такой великой стране? Брат Цао может не знать, но я день и ночь тружусь на благо своего Молодого Господина, выполняя каждый день бесчисленное множество его поручений. Я скоро сотру себе ноги в кровь от путешествий с севера на юг, – достопочтенный тут же принялся жаловаться и высказывать Цао Гояо свои обиды.

Внезапно после этой маленькой случайной беседы их отношения с Цао Гояо стали намного ближе.

Цао Гояо улыбнулся и сказал:

– Ну, Брат Парящее Облако, не нужно надо мной больше смеяться. Если вы пришли сюда по какому-то важному делу, то говорите.

– Брат Цао, – тут же сказал достопочтенный, – на этот раз я пришёл сюда из-за конференции.

– Конференции? Тогда нам не о чем говорить! – уверенно заявил Цао Гояо. – Мне нет дела ни до кого, кроме белобрысого идиота. Лишь он один достоин состязаться со мной за право занять первое место!

– Брат Цао, – откликнулся достопочтенный, – не стоит относиться к этому так легкомысленно. Есть кое-кто, кого вы не можете игнорировать, он действительно сильный противник.

– И кто бы это мог быть? – поинтересовался Цао Гояо. – Хотел бы я посмотреть на того, кто станет для меня угрозой.

– Это Ли Ци Е, алхимик, нанятый Страной Гигантского Бамбука. Он, безусловно, представляет угрозу для Брата Цао, – сказал достопочтенный.

Но Цао Гояо не воспринял его слова всерьёз.

– Это тот самый Ли Ци Е, который по слухам может очищать пилюли, словно он жарит на костре бобы? Ха, да это всего лишь слухи, им нельзя верить. Очищать пилюли словно готовить овощи? Лишь Императорам Алхимии это под силу! Такого не смог бы сделать даже Легендарный Алхимик!

– Брат Цао, – сказал достопочтенный, – лучше поверить в это, чем потом кусать локти. Я внимательно изучил всю имеющуюся информацию и после тщательных раздумий пришёл к выводу, что существует большая вероятность того, что эти слухи правдивы. Кроме того, на этот счёт у меня имеются смелые предположения.

– Я слушаю, – Цао Гояо не мог не заметить торжествующей улыбки на лице достопочтенного, поэтому и сам постарался отнестись к этому более серьёзно.

– Брат Цао, – серьёзным голосом заговорил Достопочтенный Парящее Облако, – только подумайте. Если, предположим, у этого Ли Ци Е нет ни кола, ни двора, и он самый обыкновенный алхимик без ордена, то как ему удалось достичь такого уровня мастерства? Ладно, давайте сделаем шаг назад и предположим, что из мухи просто раздули слона. Тем не менее, огромное количество людей в один голос заявляют о том, что этот мальчишка обладает невообразимыми способностями. Этого вполне достаточно, чтобы доказать, что он действительно способный малый.

– Но ведь то, что он делает, просто невозможно! Если всё именно так, как вы говорите, и этот Ли Ци Е и впрямь настолько велик, тогда я на самом деле хотел бы с ним встретиться, – выслушав достопочтенного, в Цао Гояо пробудился интерес.

– Боюсь, что всё далеко не так просто, – ответил достопочтенный. – Из различных аспектов проведённого мною анализа, а также на основании моих личных умозаключений, я могу смело судить о том, что этот Ли Ци Е завладел чем-то, что когда-то принадлежало Императору Алхимии. Он прекрасно разбирается в снадобьях долголетия, искусно очищает пилюли судьбы и даже сведущ в целительстве! Молодой алхимик без ордена просто не смог бы достичь подобного уровня сам! Единственное объяснение – он каким-то образом получил наследие императора. Кроме того, я считаю, что тот Император Алхимии был к тому же и самым выдающимся из всех!

При этом достопочтенный постарался выглядеть как можно серьёзнее.

– Есть у меня ещё одна, более смелая мысль. Возможно, Ли Ци Е завладел наследием легендарного Бога Алхимии!

– Наследием Бога Алхимии? – Цао Гояо покачал головой. – Но это абсолютно невозможно! Наследие Бога Алхимии было утрачено миллионы лет назад. Бессчётное множество людей искали его повсюду в Девяти Мирах, но никто из них так и не нашёл ни малейшего намёка на его местонахождение! Что касается наследия Императора Алхимии, думаю, что это тоже весьма маловероятно.

– Почему Брат Цао так говорит? – поинтересовался достопочтенный.

– Если предположить, что Ли Ци Е действительно заполучил наследие Императора Алхимии, то я бы узнал об этом в числе первых. Наше Государство Цао знает все наследия лучших Императоров Алхимии, живших в этом мире. Некоторые всем известные наследия непосредственно связаны с нами, поэтому если кто-то из них получил бы себе столь одарённого ученика, то я непременно узнал бы об этом.

– Дело может быть вовсе не в этом, – ответил достопочтенный. – Жизнь долгая, поэтому кто знает, вдруг какой-нибудь император потерял одно из своих руководств или оставил после себя ещё одно наследие. С самого начала времён в Девяти Мирах жило так много Императоров Алхимии, что неудивительно, что Ли Ци Е улыбнулась удача и он смог каким-то образом отыскать одно из наследий.

– Если этот Ли Ци Е и впрямь такой удивительный, то, возможно, всё обстоит именно так, как говорит Брат Парящее Облако. Возможно, ему крупно повезло, и он действительно получил в своё распоряжение одно из наследий, – сказал Цао Гояо, внимательно обдумав слова достопочтенного. Теперь эта гипотеза казалась ему весьма правдоподобной.

– Суть в том, что Ли Ци Е – знаток по снадобьям долголетия, – сказал достопочтенный. – Этот алхимик неизвестного происхождения, он всего лишь работает на Страну Гигантского Бамбука. Гигантский Бамбук – это первоклассный орден, но их конец уже не за горами, они не могут достичь вершины развития.

– О чём вы? – взгляд Цао Гояо стал серьёзней, он уставился на достопочтенного.

– Мне известно о том, что Брат Цао всегда хотел посостязаться с Беловолосым Алхимиком, – ответил достопочтенный. – Однако Брат Цао должен понимать, что снадобья долголетия не ваш конёк. Но что, если вам удастся заполучить руководство Императора Алхимии по приготовлению этих снадобий? В этом случае вы могли бы избавиться от собственных слабостей…

– … Только представьте, что вы сможете сравниться с Беловолосым Алхимиком в приготовлении снадобий долголетия… В этом случае, молодое поколение будет носить вас на руках и стараться всячески вам угодить, а великие державы захотят внести свой посильный вклад в ваше дело, – Достопочтенный Парящее Облако своими словами надеялся обмануть алхимика.

Он продолжил:

– Как только вы будете в состоянии прижать Беловолосого Алхимика к стене, как думаете, сколько людей будут готовы броситься действовать по первому вашему слову? А когда вы станете Императором Алхимии, прекрасно разбирающимся в пилюлях судьбы и в снадобьях долголетия, то даже Бессмертный Император время от времени будет просить вас оказать ему услугу.