Глава 12.1. Падение сильнейшего воина

18 октября 2017 года, 5:49 ночи, система голубого пульсара, корабль «Меняющий», мостик

— Переходим в обычное пространство.

Десятки панелей замигали, предупреждая об остановке двигателей. Надписи на родном языке капитана оповещали о снижении скорости: «Варп 9.5… Варп 7.8… Варп 4.6… Варп 2.0… Варп 1.2… Варп 1.0…». В конце концов, яркая вспышка озарила мостик. Свет догнал наше судно, а мы же вернулись на досветовую скорость. Сканеры дальнего радиуса действия отобразили доступную к сканированию область. Система голубого пульсара, мы пришли.

Войска Синдиката Мау начали покидать сверхсветовую. Один за другим корабли всех типов и классификаций прорывались сквозь стену света. Орудийные палубы тут же оживали, стволы ловили случайные цели. Близ нашего корпуса вышел союзный флагман «Палач». Это был огромнейший линкор, предназначенный для нанесения огромного урона на дальних дистанциях и поддержки основных групп корветами. По сравнению с ним «Меняющий» — мелкая крошка, но я уверена, что мы легко бы разобрались с махиной в открытом бою. В конце концов, размер – не главное.

— Дамы и господа, мы успешно достигли системы голубого пульсара. На экранах вы видите союзный флот, покидающий сверхсветовые волны, а главный обзорный монитор показывает «Мерцатель». Благодарите вашего пилота за успешное путешествие, то есть меня любимого.

С этими словами Лайт встал и поклонился, ожидая аплодисментов. Единственным, кто удостоил его этой чести, была Шарли. Она не имела отношения к управлению кораблём, но часто присутствовала на мостике. Лайт, хоть и является стрелком, метит в рулевые. Капитан Айк поощряет его в этом и позволяет управлять кораблём время от времени. Ах, эта неудержимая юность. Они всё ещё думают, что про их отношения никому ничего неизвестно. После того инцидента с отключением энергии на нашей базе все знают. Всё-таки их нашли спящих в объятиях друг друга прямо на складе оружия. А про наготу я вообще помалкиваю.

Однако в этот раз у этих двоих есть действительно важная причина для нахождения на мостике. Капитан лично отобрал их в свою группу прорыва. Кроме этих двоих туда входят Малыш и Рюк. Раньше я думала, что все эти люди связаны лишь дружбой, но оказывается, они наши самые многообещающие новобранцы. Нет, мне не обидно. Я глава службы безопасности и покидать корабль слишком часто не имею права.

— Энергию на торпеды, сгенерировать новые заряды.

Коммандер Ио отдал приказ о подготовке к прорыву первой линии обороны. Сейчас он заменяет капитана на мостике. Недаром капитан Айк дал роботу звание выше, чем у себя самого. Это может показаться странным, нет, это и есть странно, но что я могу поделать?

— «Ишиморо» доложил о готовности авангарда.

— «Палач» доложил о готовности арьергарда.

— Правый фланг выстроен, «Кибуки» на связи.

— Нижний и верхний фланги, защитные спутники мобилизованы.

— Левый фланг выстроен, «Ооягама» доложил о готовности.

Механические пальцы нашего коммандера постукивали последовательно два раза, отсчитывая ровно секунду за секундой. Он пытается подражать капитану, у которого тоже есть такая привычка. В точности они соревнуются друг с другом. Машина против человека, но результат – ничья. У обоих есть микропогрешности, но они настолько малы, что наш бортовой компьютер настраивали по этим тикам.

— Выстроить звено прорыва. Открыть канал связи.

И опять этот самый вопрос. Даже на самых секретных миссиях капитан или коммандер Ио всегда спрашивают. Их интересует, сможет ли кто-нибудь ответить «да». Лично мне так не кажется. Им слишком страшно. Но всё же, вопрос прозвучит по всем частотам и каналам связи:

— Готовы ли вы сложить оружие во имя завтрашнего дня?

Охрана мостика тут же салютовала. Этот вопрос был изначальной причиной формирования корпуса и поэтому, хоть этого и не требовалось, но люди всегда проявляли дань уважения. Неизвестное летоисчисление, неизвестный календарь, однако, дату первого полёта «Меняющего» знают все. 28 мая 2017 года. Никто не знает, что обозначает слово «май», да и год очень и очень древний. Если учесть, что сейчас шестнадцатое тысячелетие, то становится ясно – календарь нестандартный. Капитан использует никому не известную систему датировки. Может, она с его родной планеты.

Тишина из динамиков означает, что никто не откликнулся на зов разума. Чего и следовало ожидать от горделивых Создателей, начавших войну. Сегодня мы подрежем их крылья, сегодня мы ударим по костяку их флота в этом секторе. Пусть почувствуют вкус крови. Я сделаю это ради тех моих братьев, кто погиб от их рук. Мы уже так близко.

Звено прорыва выстроилось. Оно имеет конусообразную форму, в головной части находимся мы и ещё четыре эсминца. Замыкает всё это дело плотное облако фрегатов и аэрокосмических истребителей. После того, как «Меняющий» пробьёт щит и создаст дыру, все мелкие суда должны будут проникнуть под экран и разнести маневровые двигатели станции в пух и прах. Крупные корабли займутся флотом противника и дадут нам как можно больше времени.

— По коням!

— Коммандер, что вы несёте?

— Не порти момент, Лайт. Вектор сближения шестнадцать, семь, двадцать четыре.

Странное чувство дисциплины на этом судне, но капитан не настаивает на строгом соблюдении правил. Пока все делают свою работу, ему всё равно. Можно подумать, что это обычное наплевательское отношение, но на самом деле капитан Айк сам ещё ребёнок. Ему от силы лет двадцать. Вот и становится всё на свои места. Даже имея острый ум и непревзойдённые возможности, он остаётся самовольным.

Двигатели наших союзников перешли в жёлтый режим. «Меняющий» занял своё место в вершине конуса и выдал максимальную субсветовую. Все средства связи заполнились криками и радостными воплями экипажей атакующего звена. К ним присоединились корабли из арьергарда. Вот это я понимаю настрой. Идти в бой рука об руку с пиратами – изумительное чувство.

— Материнское судно идёт курсом перехвата.

— Обогнуть. Передать координаты на «Палач» для синхронного залпа.

Стоило только связисту ввести пару команд в компьютер, как град импульсов обрушился на громадину спереди от нас. Космос будто стал ярче. Корабль-носитель взвыл от напряжения щитов, но не отступил. Он дал ответный залп, но всё ещё целился в наш конус. Мы потеряли два фрегата, а ведь ещё и до щита не долетели.

— Поддержать огнём. Эсминцам сконцентрировать орудия на спутниках у щита.

— Заряжаю нейтронную торпеду.

— Пуск по команде.

Обогнув огромный корабль, мы вышли на прямой курс к «Мерцателю». Путь нам преграждал десяток боевых платформ, но они в тот же час оказались под плотным обстрелом флота Синдиката. Одна за другой боевые станции лишались стабильности и падали то в поток нейтронов между звёздами, то на щит. В любом случае, они тут же плавились и испарялись от неимоверного жара.

— Не могу оторваться, сели на хвост!

— «Широдон», реверс! Я прикрою.

В этот же момент эсминец справа от нас почувствовал всю мощь протонных торпед. Его обломки разлетелись в стороны, охваченные пламенем. Горело топливо и кислород из системы жизнеобеспечения. Так ужасно и так… красиво. Пламя не похоже на огонь свечи. Оно как жидкость, плавает в невесомости и переливается из одной формы в другую.

Несколько особо крупных кусков корабля, ведомые взрывной волной, обогнали «Меняющий». Они начали замедляться из-за гравитации звёзд. Рулевой, успевший сменить Лайта, увёл судно в сторону, но ещё один обломок выскочил из ниоткуда. Он прошёлся прямо по нашим щитам, плавясь и обгорая, как зефир на огне. Корпус не повреждён, щиты на оптимальном уровне.

— Огонь по обломкам. Нельзя допустить, чтобы они попали в арьергард и сбили фрегаты!

Орудийные палубы доложили о готовности. Сотни линейных голубых импульсов устремились к своим целям. Сталкиваясь с материей, они скалывали куски металла и разрывались с огромной мощью. Обломки отклонялись от своего изначального курса из-за небольших взрывных волн. Мы почти избежали опасности столкновения, орудийные платформы молчат. Самое время для…

— Торпедная установка, ОГОНЬ!

Время будто замедлилось, а пространство растянулось. Фиолетовая сфера покинула нижнюю палубу и на высокой скорости устремилась к щиту. Она вошла в стену из света, как горячая игла в воск, вызвав небольшие колебания, как от камня, брошенного в воду. Торпеда ненадолго задержалась внутри защитного экрана, но через пару мгновений вышла с другой стороны и направилась к ближайшему генератору щита. Ещё мгновение и…

— Прямое попадание. Генератор… НЕ ПОВРЕЖДЁН?!

— Всем звеньям, рассредоточиться. Прорыв отложен. Повторяю, прорыв отложен!

Фрегаты разлетелись, как рой мух. В этот самый момент замаскированные корабли Создателей вышли из света звёзд. Их корпуса всё ещё мерцали после режима невидимости. Они начали по одному отстреливать сопровождающие нас эсминцы, а потом переключились на фрегаты, не трогая «Меняющий».

— Вижу эскадрилью корветов. Иду курсом на перехват.

— Захват цели. Веду огонь. Пшшшш…

Несколько истребителей решили ввязаться в бой с более крупным противником и пожалели. Их корабли потеряли энергию и влетели в непоколебимый щит «Меняющего». Я подготовила программу отстыковки наших истребителей. Они применяются очень редко, так как в случае уничтожения пилот тоже умирал, ведь мгновенная телепортация действует лишь в пределах корпуса корабля. Однако сейчас нам без них не продержаться.

— Пилотам явиться в ангары. Подготовить новую торпеду!

— Торпедный аппарат заряжен и наведён.

— Заряжать и вести огонь по готовности до прорыва щита.

Две нейтронные торпеды снова устремились к генератору. Они также легко прошли сквозь экраны, но на этот раз яркая вспышка огня стала результатом атаки. Генератор разорвало в клочья. Отлично, прорываемся к щиту!

— Всех сконцентрировать на области пониженной прочности экрана.

— Не подтверждаю наличие области. Экран не ослаб!

— Какого чёрта?! Что на сенсорах?

— Кажется, это фальшивки. Они понатыкали обманные цели для нас по всей станции. Никак не отличить.

Весь план основывался на том, что мы сможем прорваться сквозь щит в первые минуты боя. Изначально Синдикат планировал бой без нас. Они хотели сконцентрировать огонь огромного флота, но это привело бы к большим потерям. Сейчас же, с «Меняющим» на их стороне, тактика изменилась на деление группами. Полномасштабная атака затруднительна, да и координация таковой будет очень сложной задачей.

— Мы не уходим. Это лишь значит, что победный ужин остынет к нашему возвращению! Поочерёдно уничтожать генераторы, пока не найдёте настоящий.

Не ожидала такой человечной и вдохновляющей речи от коммандера Ио. Хоть она и была короткой, но всё же настроение улучшилось. Робот был на удивление добродушным и не гордым существом, но и жёсткость мог проявить, когда это требовалось. Иногда я даже забываю о его нечеловеческом происхождении. Неужели мы настолько умны, чтобы создать кого-то лучше нас?

— Отстыковка шаттла! Десант покидает корабль!

Капитан! Что он творит? Щит ещё даже не дрогнул. Для почти безоружного и медленного шаттла там нет и шанса на выживание. Я оглянулась. Лайт и Шарли исчезли. Не слышала, как они ушли. Должно быть, бой слишком затянул меня. Пожалуйста, надеюсь, вы знаете что делаете, капитан.

— Всем орудиям прикрывать шаттл с нашим десантом. Фазерные батареи, огонь по мелким кораблям.

— Вижу многочисленные цели. Вектор перехвата нашего шаттла.

5:49 ночи, первый шаттл корабля «Меняющий»

— Лайт, шестнадцать корветов курсом на перехват.

— Вижу. Лучше стреляй и заткнись.

— Эй, как грубо!

Рой малых кораблей-истребителей Создателей прошёл в непосредственной близости с нашими щитами. Зелёные импульсы засочились сквозь щит, но тот держался, хоть и со скрипом. Рюк и Шарли изо всех сил пытались отстреливаться, но орудия шаттла рассчитаны скорее для отвода астероидов, чем для боя. Капитан, при всём уважении, в этот раз ситуация действительно глупая. Зачем мы здесь? Нет, я вам, конечно, всецело доверяю, но ставить свою жизнь на кон не хочется, уж поймите.

— Чёрт, пропустила одного!

— Не отвлекайся! Их тут до задницы!

*ТУК-ТУК*

Один из корветов разорвался прямо над щитом. Его обломки пронеслись на высокой скорости и преодолели защитный экран. Они градом застучали по корпусу. Так как в вакууме звуки не распространяются, космические бои обычно проходят чуть ли не в тишине, но когда ты внутри малоподвижной цели, для тебя даже несуществующие звуки являются подсказкой к выживанию.

*БАКХ*

На мгновение шаттл угодил под действие гравитации звезды. Из-за этого двигатели резко выпустили мощные импульсы. Я отлетел с места рулевого куда-то в рубку, но приземлился на нечто мягкое и тёплое. Конечно, не время думать об этом, но пахнет здорово. Я открыл глаза. Шарли с негодующим выражением лица уставилась на меня. Она тут же отвесила мне тяжёлый подзатыльник.

— Если мы можем умереть, это ещё не значит, что можно руки распускать!

— Не отвлекайтесь! Лайт, за штурвал! Вернётесь живыми – поженитесь и тогда будете орать друг на друга сколько душе угодно.

Я послушно вернулся на своё место и повёл нас прежним курсом – на корабль-носитель Создателей. Стоит принять во внимание слова Рюка. Как женатый человек он очень много знает о семейной жизни. У него две прекрасных дочки. Не могу скрывать, я просто на седьмом небе от счастья, когда они называют меня «дядюшка Лайт».

— Капитан, мы на подлёте. Что вы собираетесь делать?

Капитан Айк, до этого смиренно молчавший на кресле второго пилота и помогавший в управлении, встал и направился в хвостовую часть. Я не мог отвлечься и посмотреть, что он там делает, да это и неважно. Шарли же мне всё и так расскажет. Она такая болтушка.

— Откройте шлюз.

Я кликнул по панели управления. Силовое поле сдерживания атмосферы осветило кабину, а в следующее мгновение что-то со свистом покинуло шаттл. Кажется, ребята удивились. Чёрт, не прекращайте отстреливаться! Что кэп там такого выбросил?

— Шарли, чё мы там сбросили?

— К-капитана…

— А?