Глава 15.1. Ангелы и Демон

28 октября 2017 года, 5:32 дня, квартира Айка

— Да я и сейчас не верю! Мы так волновались. Зик даже пить бросил.

— Наглое враньё.

— Ой, да не влезай ты. Тут такой трогательный момент. Ребята, давайте отметим возвращение «Явления шторма»!

Юу, Мурао и Зик ввалились в нашу квартиру. Я и забыл, какими они могут быть шумными. Да, эти ребята не дадут заскучать. Я рад снова видеть их. Немного волновался по поводу того, что вся эта ситуация с отменой концертов из-за меня. «Мы не можем работать без басиста» – ответили они мне. Это потешило моё самолюбие.

— Так-с, зелёный чай для Мурао, какао для Юу и пиво для Зика. Я права?

Под шум аплодисментов Эмили удалилась на кухню, дабы приготовить всё вышеперечисленное. Как наш менеджер, продюсер и организатор досуга, она всегда работает на высшем уровне. Честно говоря, мы все считаем её той клейкой лентой, на которой теперь держится группа.

— Ты действительно к этому готов? Я имею в виду, тебя только утром выписали.

— Выписали, значит, здоров. Не так ли, Зик?

— Полностью согласен. Хватит отлынивать. Я тоже не высыпаюсь. Прикажешь в кому лечь?

— Какой же ты урод, – выступила Мурао.

— Оставь его в покое, Мурао.

— Как скажешь.

По моей просьбе Мурао прекратила дразнить Зика и уселась на диван. Нужно плавно переходить к самой сути, а суть такова: после отмены концертов и тура, «Явление шторма» потеряла связи и деньги. В результате у нас нет возможности оповестить людей о том, что всё это состоится в намеченный срок. Проблемы нужно решать почти мгновенно. Я даже позвал кое-кого на помощь, вот только с пунктуальностью у этого парня проблемы.

— А вот и я.

Эмили на подносе вынесла четыре чашки и одну алюминиевую банку. Грациозной подачей она одарила всех нас напитками. Мурао и Юу неспешно попивали содержимое своих кружек, а Зик вылил всё в глотку меньше чем за минуту. Эмили поставила передо мной чашку чая.

— Э? Где мой кофе?

— Тебя только утром выписали после кровоизлияния в мозг. Нормальный человек от такого бы умер.

— Полностью согласна. Только ненормальный может отказываться от твоего чая.

Эй, вы тут против меня конфедерацию создаёте? В данной ситуации молчаливый Зик и то выглядит лояльнее вас, девчонки. Делать нечего. Я принялся втягивать в себя безвкусную жидкость на травах и без сахара. Как это вообще можно пить?

— Для начала главное – как вернуть сцену в «Красной звезде»? – начал Юу.

— О, я об этом уже позаботилась. Если во время нашего концерта зал будет заполнен не меньше чем на девяносто процентов, то нам не нужно платить. Однако и денег мы не получим.

Мы дружно уставились на Эмили. На наших лицах читалось восхищение. Кажется, я даже вижу нимб над её головой. О, идея, но об этом потом. Даже Зик щёлкнул языком от удивления и восторга, но в основном он всё ещё пытался вытрясти последние капли из банки.

— Это замечательно!

— Ты умничка.

Эмили раскраснелась и села рядом со мной, сложив руки на коленях и сжав плечи. Ей всегда не по себе от такой похвалы. Сколько раз она спасала нашу группу… Уже и не вспомнить.

— Теперь вторая проблема. Из-за разрыва договоров в виду отказа от концертов у нас нет ни денег, ни связей для того, чтобы сообщить людям о нашем выступлении.

Мурао озвучила мои мысли, буквально слизанные с извилин моего мозга. Она полностью права. Всё это произошло из-за меня, правда, не один я виноват. То существо, залезшее в мою голову, тоже сыграло свою роль. Иногда я всё же думаю, что не сохранять память проекции здорово. Насколько я понял, проекция от этого не страдает.

— Я кое-кого позвал для решения этой проблемы. Он опаздывает.

— Вот как. Не думала, что у тебя, кроме нас, есть ещё друзья.

— Никто и не говорил, что он мой друг.

*ТУК-ТУК-ТУК*

Лёгок на помине. Я встал и направился к двери. На видеопанели справа показалось лицо, прикрытое очками. Парень с ноутбуком стоял, переминаясь с ноги на ногу, и сверял номер квартиры с адресом, который я отправил ему в смс. Эмили подошла ко мне и тоже взглянула на изображение нашего гостя.

— Кто это?

— Понятия не имею.

Я открыл дверь. Уолтер вошёл, осмотрелся, пригнулся. На тебя здесь даже стены давят? Эх, лучше него нам никого не найти. Парень разделся и вместе с нами прошёл в гостиную. Мои друзья скептически взглянули на него.

— Компьютерный гений?

— Задрот, – отрезал Зик Юу и продолжил играть в телефон.

Тебе двадцать восемь, а ты только бухаешь и играешь в игры. Кто из вас больший задрот? И вообще, этот человек должен нам помочь. Так что мог бы быть и повежливее. Хотя если Уолтер попросит денег, то ему путь заказан на улицу.

— Эй, чего так грубо. Уолтер, чего-нибудь хочешь выпить?

— Нет, спасибо.

— Тогда чай.

Эмили мастерски приструнила Зика и заставила Уолтера немного раскрепоститься. В самом деле, за кого ты нас принимаешь? Разве мы похожи на банду нарков? Парень-азиат голубоватой внешности, азиатка в мини-юбке и чулках, чувак с пивом и телефонной игрой, я и Эмили. Если подумать, мы самый что ни на есть панк-клуб.

— Давай, Уолтер, не стесняйся.

— Ну, в общем, это… Айк рассказал о вашей проблеме. Сообщить о концерте легко, вот только нужно время.

— У нас его очень мало.

— Я постараюсь.

— Так в чём задумка?

— Спасибо.

Эмили принесла Уолтеру чашку чая и снова села рядом со мной. Она сделала вид, что внимательно слушает и поэтому подсела чуть ближе, чем в прошлый раз, но на самом деле взяла меня за руку. Я тоже сжал её ладонь в ответ и попытался сосредоточиться на компьютерном гении.

— Вы забыли о самом простом, а главное, бесплатном способе распространения информации.

— Ходить по улицам и орать?

— Что? Нет! Я об интернете! Ежедневно социальные сети посещают миллионы людей. Нам лишь нужно донести до них информацию.

— И как это сделать?

— Лучше всего подойдёт короткий видеоролик. Бесплатный малый концерт тоже вариант, но нужно место и время. У вас есть записи с репетиций?

— Неа. Но снять, думаю, не проблема.

— Юу, давай в твоём гараже? Мы с Мурао всё украсим, как к Хэллоуину. Получится неплохо, – внесла предложение Эмили и посмотрела на меня.

Я одобрительно кивнул. Уолтер счастлив, что к его идее прислушались. Этот человек уже возомнил себя режиссёром. Что ж, скорее всего, так оно и будет. Кроме него познания в компьютерах у всех ограниченные. Зато телефонами пользуются все без исключения.

— О, Боже, да вы стали парой! – закричала Мурао.

— Что?

— Когда?

Мы с Эмили были атакованы совсем уж внезапно. От таких взглядов и воплей нам стало не по себе. Эмили вжалась в моё плечо, чем подтвердила наш новый статус в качестве пары. Эй, почему у вас облегчение на лицах? Не вздыхайте!

— Чего кричишь-то? И вообще, откуда такие мысли? – пытался я защищаться, но тщетно.

— Кто-то кого-то держит за руку.

— ОЙ.

Эмили пискнула и отдёрнула руку, но я понял, что это просто глупо, и остановил её. Она посмотрела на меня немного удивлённо, а потом улыбнулась.

— Раздражаете.

Все дружно рассмеялись.

9:41 вечера, квартира Айка

— Куда ты собираешься?

— Схожу, прогуляюсь. Буду поздно. Можешь не ждать меня.

— Ну, вот опять. Почему мне с тобой нельзя?

— Обещаю, мы ещё сходим погулять вдвоём. Хоть завтра.

— Тогда ладно.

Эмили закрыла за мной дверь. Я спустился по ступенькам и вышел на улицу. Автобус даже не смел опаздывать. Он без проблем и задержек довёз меня до пункта назначения. В этом месте я бывал частенько. Эмили приняла обеспечение от Анкельда, но мне брать его деньги не очень-то хотелось. Нет, я не обижен на неё за это. Напротив, я считаю, что из нас двоих она умнее. Однако из-за этого мне пришлось найти работу. Честно говоря, у меня две работы. Одна из них ни для кого не секрет – чистильщик окон на полставки. Вторая же неразрывно связана с этим местом.

Я вышел на остановке на окраине города и побрёл в старый корпус пожарной части. У входа стояла пара человек. Они преградили мне путь и потребовали пароль. Надеюсь, за это время его не сменили. В конце концов, они тупые, как щепки.

— Розмарин.

— Проходи. Удачи сегодня.

Я очутился в большом зале, обустроенном, как бар. По правой стене шла барная стойка, а слева на шестах танцевали девушки. Кажется, с некоторыми из них я знаком по школе. Вот это встреча, однако, и они не должны меня заметить. Надеюсь, девушки вовсю займутся работой.

Пройдя прямо, я очутился у огромной клетки, сделанной из металлических прутьев и колючей проволоки. Рядом стоял дубовый стол, а за ним сидел человек в золотых очках формы звёзд и радужной мешковатой шапке. Он курил косяк. К нему подходили люди и отдавали деньги. Курильщик что-то записывал в тетрадь и выдавал подобие чека.

— Шесть сотен на Железного человека.

— Две на Писклю.

— Надо же, смотрите, кто вернулся. Дамы и господа, вечер обещает быть интересным. Неподражаемое, непобедимое сокровище нашей арены. Золотце!

Чёрт, я надеялся, что моё появление не возымеет такого бурного эффекта. Ладно, тогда стоит поскорее со всем покончить и пораньше вернуться домой. Я встал на стол, как того и хотел администратор. Тут же полились ставки. Мне выбрали противника. Им оказался Пискля. Чёрный мужчина, служивший во Вьетнаме, прошёл в клетку и стянул с себя майку. Он оскалился и буквально зарычал. Как вульгарно.

С другой стороны клетки вошёл я. Народ хлынул от стриптизёрш к трибунам вокруг. Ставки становились всё более и более активными, а в это время люди смотрели на нас, ожидая боя. Если я побеждаю, то забираю десять процентов от дохода предприятия. Очень быстрый способ заработка. Кроме того, позволяет размяться и натренировать рукопашный бой.

*ДООООН*

Кто-то стукнул в пожарный колокол. А эти парни совсем даже не скрываются. После моего первого боя администратор дал мне кличку Золотце, то ли из-за дохода в тот день, то ли из-за цвета волос. Может, и то, и другое. Особенной чертой моих боёв было то, что я всегда выхожу без оружия, в то время как остальным разрешено почти любое: режущее, колющее, рубящее.

Отбросив посторонние мысли, я сконцентрировался на противнике. Пискля стоял на другой стороне импровизированного ринга. В руках он грел два армейских ножа. Вопреки всеобщему мнению, чем больше оружия, тем хуже. Он не сможет в равной степени уделять внимание обоим клинкам. Это моя фора, хотя я в ней и не нуждаюсь.

Бой начался. Пискля взревел и ринулся на меня, выставив один нож вперёд, а другой, держа за спиной. Я уклонился, вскочил на стену клетки и отпрыгнул. От моего проворства противник растерялся, но только на мгновение. Пискля настиг меня уже через пару секунд и снова разрезал воздух в том месте, где только что стоял я. Нужно брать инициативу на себя. С разбегу я прыгнул очень высоко и перелетел через своего противника. Пискля успел среагировать. Он резко повернулся и полоснул мою спину ножом, но не слишком сильно. Немного больно. Хорошо, что я всегда снимаю одежду. Иначе разорился бы на шмотках.

— ДААА! ДОБЕЙ ЕГО!

— ВСТАВАЙ, Я НА ТЕБЯ ЗАРАБОТОК ПОСТАВИЛ!

Не могу же я подвести публику. Сделав вид, что мне очень больно, я подманил Писклю. Мужик навис надо мной и занёс нож. В этот момент я ударил его по ноге и подскочил. Рука противника оказалась зажатой в мои тиски. Поднапрягшись, я выдавил нож, а затем испортил одну конечность – запястье Пискли хрустнуло. Однако это не остановило его. Второй нож раскроил мне торс. На этот раз было глубоко. Нужно скорее заканчивать бой. Я схватил шею Пискли и зажал её локтем. Мы вдвоём упали на пол. Отсюда можно легко понять – уборщиков не нанимают. Весь пол пахнет хлоркой, но покрыт засохшей кровью. Настало время для небольшого фокуса. Я поднапрягся и представил нож в руках Пискли очень горячим. Тот сразу выпал из железной хватки. Теперь мне ничто не мешает. Перевернувшись на спину, я буквально накинул Писклю на ноги и, как пружиной, выстрелил им в колючую проволоку.

— УААААА! ДА, ДЕТКА, ДА!

— СУКИН СЫН!

Ну, всем не угодишь. Собравшись с мыслями, я вышел из клетки. Там меня уже ждал мужчина с бинтами, однако, я только взял перевязочный материал и отказался от дальнейшей помощи. Администратор отдал мне мою долю – четыре штуки. Неплохо за полчаса работы. Меня пригласили на бой в следующий вторник, но я решил отказаться. Сюда я прихожу, когда захочу и насколько захочу. Пара девушек с шестов, увидев сумку с деньгами, загорелись и попытались оказать мне услуги медсестёр, однако их пыл сошёл на нет после одного моего слова:

— Раздражаете.

Я вышел из пожарной части. Амбалы, охранявшие вход, уже поприветствовали меня. Однако уважительное отношение к победителю. Перейдя улицу и зайдя за угол, я спрятался у высокой стены склада. Кажется, он тоже заброшен. Этот район собираются перестраивать, но не хватает средств.

На улице довольно холодно. Я стянул толстовку с майкой и принялся себя забинтовывать. Мылом промою раны дома. Сделав всё, как обычно, я прилёг к стене и закрыл глаза, чтобы вспомнить весь бой и понять свои ошибки. Нужно было сразу после прыжка перекатиться по полу, тогда и удара бы избежал. Внезапно, вместе со звуком хлопка, я почувствовал покалывание в лице. Открыл глаза.

— Ты идиот!

Эмили буквально пыхтела от гнева. От кого-то, но уж точно не от неё я такого не ожидал. Первый раз вижу её такой. Даже как-то страшно. С другой стороны, я же ничего плохого не сделал. Так, небольшая шалость исключительно пользы ради.

— И давно ты сюда ходишь? Дай-ка подумаю, с первого дня во Франклине. Мне сказал, что тебя ограбили. Ты хоть представляешь, как я волновалась?!

— Нет. Я об этом не думал. Это было сугубо моё личное дело.

— Знаешь что… Ты прав! Это твоё дело. Раздражаешь.

Эмили злостно уселась рядом со мной и, положив голову себе на колени, отвернулась. Услышать слова раздражения от кого-то со стороны для меня было в новинку. Как-то неправильно звучит, интонация не та. Эмили вкладывает туда только прямой смысл и никакого подтекста. Отчего-то я начал чувствовать себя виноватым, хотя головой понимаю, что не сделал ничего дурного. Даже если я так думаю, мои действия заставили её волноваться.

— Прости.

— Да что мне от твоего «прости».

Всё оказалось не так просто, как я думал. Но из-за этой небольшой обиды мне очень захотелось обнять её. Я положил руку на плечо Эмили. Она не сопротивляется. Теперь я полностью обнял её, но чего-то не хватает. Мне действительно жаль, что я так думал о себе. В конце концов, теперь мои поступки влияют не только на меня. Думаю, с самого моего рождения мои деяния никогда не влияли только на меня одного, впрочем, как и деяния всех остальных людей.

— Прости. Я не хочу, чтобы ты волновалась. Больше меня здесь не увидят.

Эмили более или менее успокоилась, судя по её виду. Она положила голову мне на плечо и легонько ударила кулаком в бок. Удар попал рядом с порезом. Больно, я стиснул зубы, но не выдал себя.

— Это эгоистично, да? Я не хочу, чтобы ты сюда ходил, но и права не имею тебя останавливать.

— Если не ты, то кто? В конце концов, из нас двоих ты всегда знала правильное решение.

— Не говори так. Кстати, подними толстовку.

Чего?! Прежде чем я успел среагировать на происходящее, пара холодных рук опустились на мой голый торс. Мягкий зелёный свет полился на меня. Порезы мгновенно затягивались, будто кто-то смотрел видео задом наперёд. Приятное тепло избавило меня от чувства холодной осени. Даже промёрзшая стена теперь не кажется такой грубой. Эмили закончила и обратилась ко мне:

— Пойдём домой?

— Если ты не замёрзла, может, посидим ещё немного здесь вдвоём?

Ничего не отвечая, Эмили снова села рядом, но на этот раз её взгляд был уставлен в небо. Интересно, о чём она думает. Я лишь могу гадать, что там происходит. Много раз моя проекция отправлялась куда-то туда, но ничего из этого я не помню. И не важно. Самое дорогое для меня здесь, рядом.

— Знаешь, я немного замёрзла.

— Ладно. Пойдём домой.

— Дурак! Обними меня.

Плевать на то, что мы уже проиграли. Я не хочу, чтобы этот цикл заканчивался. Теперь в моих силах сделать последнее, что только возможно. В ночь на Хэллоуин я отправлю свою проекцию снова, но на этот раз у неё будет значительное преимущество. Мне есть, что защищать.