Глава 45.04. Терра-Прайм, 2027 год

В памяти мелькнул образ тёмного юноши из Канзаса, обладателя целых трёх интеграторов. Кайл Ридли – псевдоним Джейкоба Стюарта, который он взял, когда начал играть в детектива мирового уровня. Джейкоб был моим другом, если это можно так назвать. Он являлся человеком, не умеющим привязываться, однако сейчас, глядя на эти фото… У Джейкоба точно была невеста, когда мы виделись в последний раз, но почему эти фото тогда с ребёнком? Они, кажется, сделаны до нашего знакомства. Во сколько же лет Джейкоб стал отцом? Нет, важнее то, откуда у Патрика все эти фото, если даже SETI не смогли найти на Кайла Ридли информацию.

— Мне знакомо это имя, — я сел на кровать, слушая внеочередную порцию бреда:

— Чучело съело другое чучело, Рик и Дикки бесполезны. Дикки ест сырую землю, Рик – страшится верить в правду. Кукловод набил соломой томный галстук клоуна.

Джейкоб никогда не рассказывал о себе и своём прошлом. Я узнал его уже как Кайла Ридли, а в нашу первую встречу детективишка манипулировал Эмили и Наоми, чтобы те пожалели его и не убивали ради силы предсказания, которая впиталась в тело Джейкоба прямиком из интегратора времени. Он был гением, но таким… спланированным. Даже сейчас я не могу оскорбить этого человека. Весь мир знал его как Кайла Ридли, детектива и провидца, спасшего миллионы жизней во время Медленного вторжения. Каждые два дня Джейкоб отправлялся в прошлое и сообщал нам сведения из будущего, на большее он не был способен. Видеть сильнейшего человека таким…

— Но вот пришла лисица, она хитра и властна. Зверь с синей шерстью, сын Богов, захочет сердце Рика, Дикки перевернётся в сухом гробу, смочив дубовый прут слезой.

— Как это произошло с ним?

Патрик погладил свою бороду, напрягая память. Старик откинулся на спинку стула и положил голову на мягкую стену. Видимо, эти воспоминания были не из приятных. Скрипящим и дрожащим голосом МакГаррет начал повесть об умнейшем из людей:

— После вашего упокоения в Хрустальном гроте, когда мы лишились четверых основателей Корпуса Охотников, Кайл стал опорой всем оставшимся. Он временно занял верхушку Корпуса, пока её не переняла SETI, что, можно сказать, привело к распаду сопротивления из-за неумелых действий Анкельда в распределении сил. Всё это время Кайл каждые два дня спасал сотни тысяч жизней, предрекая передвижения противника, однако он не уставал себе, да и всем остальным повторять: «Коджи Баяки мог лучше», «Коджи Баяки был сильнее». Не знаю подробностей его жизни до бомбардировки планеты, но после падения щита Кайл укрылся здесь, рядом с вами четырьмя. Он пытался найти способ вернуть тебя в прошлое. Однажды его просто нашли таким в своей комнате и перевели сюда, а фото… Они были разбросаны вокруг безумного пророка. Помнится, Кайл голым изображал бабочку, лёжа на полу.

Эти подробности можно было опустить. Я аккуратно поднял голову друга за подбородок, посмотрев прямиком в угольно-чёрные глаза. Это было его особенностью. Как у меня белые волосы, так у Джейкоба абсолютно чёрные глаза. Такой эффект был достигнут огромным содержанием меланина в радужке.

— Чучело гуляет в полночь, стараясь Рика напугать. Чучело идёт с воронами и тянет за собою тьму. Чучело не знает правды, Рик уж точно не обманщик.

— Он никогда не повторяется, а иногда даже можно увидеть смысл в, казалось бы, глупых речах, но никто не может связать его с истиной. По моей теории, Кайл экспериментировал с путешествиями во времени и допустил фатальную ошибку, стерев свой блистательный ум.

— Этот человек никогда бы так просто не обезумел… Может, это часть его замысла? Вдруг он нашёл способ?

Я взял то же фото, с надписью: «Слова одни скрывают часто слова другие». Каждое фото содержит несколько слов, в некоторых допущены орфографические ошибки. Может ли быть так, что Кайл оставил мне шифр?

— Слова одни скрывают часто слова другие… Кто сказал это? Шопенгауэр?

— Почти. Шекспир. Я часто вчитывался в эти строки и слова…

— Это может быть шифр?

— Это анаграмма – шифр… Хах, — усмехнулся управляющий, ведь последние фразы мы произнесли одновременно. Старик потешил своё самолюбие, поняв мои мысли. – Да, вы правы, Айк. Я тоже так думал, на разгадку ушло два года, однако это всё та же бессмыслица. Посмотрите на листок бумаги за фото с фонтаном.

Перевернув рамку с фотографией, я обнаружил прикреплённый к ножке клочок бумаги – записку, выполненную от руки чёрными чернилами. Пока я разворачивал её, Патрик просвещал меня:

— Код не сложен. Каждое слово имеет кодон-триплет, как в ДНК, но с одним исключением – в каждом триплете есть лишний символ. Определить лишний символ нужно, используя тональность цветов фотографий. Смотрите, каждая из них сделана разным способом: плёнка, цифровое фото, смартфон, старые телефоны, отпечатка. Число использованных цветов является последовательностью, в которой располагаются лишние буквы в алфавитном порядке, а, чтобы собрать ответ, вам нужно посмотреть на количество вырезанных лиц на фото: одно, два, три, но не больше трёх. Эти числа являются указателями на то, сколько в общей последовательности кодонов нужно пропустить символов, чтобы сложить всё воедино. И, что самое интересное, но к делу не относится, Кайл прекрасно знал о моём образовании криптографа. Он будто хотел, чтобы я разгадал шифр к вашему пробуждению, однако я справился быстрее.

— Мда, из ваших слов я уловил только общую суть, но не истину.

Записка, казавшаяся такой спасительной, не имела никакого смысла. Это была сказка про губку для мытья посуды и тарелку. Довольно странная сказка, такое ощущение, что Джейкоб писал её уже безумным. Но… Быть может, даже сейчас он в своём уме и мудрее всех наз. Я вчитался между строк:

«В далёком царстве, на кухне короля, жила-была губка для мойки посуды. Однажды губка впитала в себя слишком много моющего средства, отчего у неё появилась суперсила – мыть тарелки на расстоянии.

— Помой меня, губка, — попросила белая тарелка.

— Я бы рада, но мне нужно много воды, ведь я иссохла, ожидая, пока тарелка меня позовёт. Если ты принесёшь мне сердце чучела, я смогу впитать его и намылиться. Тогда я отправлю тебя в белое, чистое, нетронутое королевство.

— Нет, губка, так не пойдёт. Отдай мне своё моющее средство – я сама себя помою безо всяких сердец.

— Хорошо, держи, — губка выдавила из себя слезинку моющего средства и протянула ниточку к тарелке. – Но тебе всё равно нужно намылить каплю.

Губка без моющего средства иссохла, и служанка выбросила её, а тарелка стала искать способ намылить единственное, что осталось от её друга».

— Звучит вроде понятно, но нет.

— Молодёжь… Всё бы вам понимать. Согласен, разговор вроде бы и ведётся о чём-то похожем на возвращение в прошлое, но, с другой стороны, ничего не понятно. Что ещё за «сердце чучела»?

Меня больше поразило то, как долго пришлось переводить такую длинную сказку из «кода психа» в нормальный английский. Тут МакГаррет постарался, стоит отдать должное. Если припомнить, Джейкоб упоминал что-то о чучеле в своём недавнем бреду, но я понятия не имею, что его подсознание хотело сказать.

*СИРЕНА: «Оранжевый уровень угрозы: пять мегалитов приближаются с востока. Всем отрядам обороны проследовать к ангарам»*

— Ох, что за нелёгкая… Вторая волна за два дня? Но их хотя бы немного. Я вынужден вас покинуть и вернуться на командный пункт, Айк.

— Спасибо за то, что показали мне его. Кстати, а мы можем принять участие в обороне?

— Мегалиты должны быть ещё далеко, так что да. Но не лезьте в неравный бой… Вы только день как проснулись.

— И не собирался, — соврал я.

Как только профессор ушёл, я мигом рванул к двери и закрыл её, а затем с шумом и гамом обыскал весь изолятор. Джейкоб был гением, он не мог просто так потерять рассудок. Здесь должно быть что-то, что можем понять только мы вдвоём. Если это ниточка… Нить? Что в сказке говорилась про нити? «…протянула ниточку к тарелке…». Из всех людей на Земле про особый смысл слова «нить» в полной мере можем знать только мы с Джейкобом. Мог ли мой друг иметь в виду красную нить судьбы? Если это так… Каким-то образом нужно создать красную нить судьбы от Джейкоба ко мне? Да этот придурок даже к своей невесте чувств не испытывал! Однако я знаю один метод, помогающий видеть красные нити судьбы.

— Рик умнеет, Дикки стынет – тьма окутала сырой слезливый гроб.

— Ты так говоришь, потому что я думаю в правильном направлении? – потряс я живой труп Джейкоба за плечи. – Ну же, дай подсказку!

— Рик всё понял, Рик врунишка. Просто Дикки так устал…

— Ладно… Не оставляешь мне выбора. Абсолютная интеграция!

Весь мир стал чёрно-белым, хотя то, что я вижу сейчас, не на много отличается от того, что есть на самом деле – изолятор и так был бело-серым, без красок. Тело ощутило небывалый приток мощи, но затем сразу обмякло, будто бы меня выжали, получили из меня лёгкий сок для завтрака британского принца. Среди всего этого хаоса, тишины и чёрного спектра легко различима красная нить судьбы, привязанная к сердцу Джейкоба, хотя на самом деле это оптическая иллюзия. Нить проходит через грудь и идёт вдоль позвонка, поднимаясь к мозгу, что лишний раз доказывает – сердце качает кровь, а не любит.

Эта слабая ниточка должна вести к человеку, однако она идёт совсем не к живому существу – энергия Джейкоба наполняет фотографию с ребёнком. Интересно. До этого я считал, что вместилищем ментальной энергии красных нитей может быть только живое существо, но, оказывается, это не так. В качестве сосуда может сгодиться всё, к чему привязан человек. Но если это так, то сила Джейкобая, впитанная им, словно губкой, из интегратора времени, содержится в этом фото. Мне лишь нужно соединить это фото с собой? Нет, в сказке говорится ещё об источнике энергии, чтобы «намылить».

— Спасибо, старый друг. Теперь ты точно стал мне настоящим другом. Мне и всем людям на этой планете…

— Рик умрёт, а Дикки плачет – вместе они поле не пропашут.

— Можно мне забрать это фото с собой?

Мои пальцы умело освободили фото из рамки. Джейкоб молча качался на кровати. Я уложил небритого мужчину в постель и укрыл одеялом, чтобы тот согрелся и уснул. Выходя из изолятора, я впустил назад медсестру. Та сменила паёк и протёрла пыль в комнате, используя воду, принесённую управляющим, чтобы смочить тряпку.

— Позаботьтесь о нём.

— Это моя работа – вам не о чем волноваться.

*ЖЖЖРРРРРРР*

Поскольку на этой серой униформе карманов не было, я расстегнул грудной замок и сунул фотографию семьи Джейкоба ближе к сердцу, надеясь, что это может приблизить меня к ответу, но ничего не произошло – только действие абсолютной интеграции завершилось, мир обрёл цветность.

Идя к ангарам, я был уверен, что существует шанс всё исправить – вернуться домой, в 2018 год, однако мне ещё нужно немного подумать над схемой перемещения. К тому же мои мысли заняло ещё кое-что, мелочь, но интересная. Я вижу мир через видеокамеру, прикреплённую к моему виску, однако при абсолютной интеграции он всё равно потускнел, а это значит, что потеря цвета происходит на подсознательном уровне. Кроме того, в прошлые разы цвет терялся только в самом начале процесса, а теперь дальтонизм продержался до конца эффекта. Получается, что во всём всегда виноваты игры мозга.

То же время, изолятор 08. 

— НЕЕЕЕЕТ! – вырывался пациент из смирительной рубахи. – Чучела идут! Чучела идут! Им не хватит воска, чтобы замазать скважины!

В изолятор вбежал медбрат и, увидев эту картину, мигом стянул с пояса ампулу успокоительного. Немолодой мужчина подбежал к пациенту, душащему медсестру, и грубо поставил ему укол в шею – Кайл упал на пол, а его тело исказилось в судорогах.

— У него пена изо рта идёт! – закричала медсестра, переворачивая психа на спину и прослушивая лёгкие. – Коллапс левого лёгкого! – заключила она.

Медбрат метался по изолятору, пытаясь найти хоть что-нибудь для расправки лёгкого. В панике он просто не замечал, что держит шприц в своей руке, но через пару мгновений опомнился. Медбрат вспомнил человеческую анатомию, выцеливая необходимую точку, а затем выдернул из шприца поршень. Для расправления лёгкого необходимо вставить тонкую трубочку сквозь грудную клетку, ошибаться нельзя, ведь иначе пациент может умереть быстрее, чем от коллапса.

— Молись, пророк, — шепнул медбрат себе под нос и воткнул иглу в грудь Кайла.

*ЗВУК: ГЛУБОКО ВЗДОХНУЛ*

— Всё в порядке, — успокаивал сам себя герой, видя, как через шприц выходит воздух с маленькими каплями крови. – Почти в порядке, но жить будет. Что вызвало такую бурную реакцию?

Ошарашенная медсестра сидела рядом, покачиваясь из стороны в сторону, точно так же, как до неё покачивался Кайл. Она бормотала под нос неразборчивые фразы, а ведь пару мгновений назад всё было нормально.

Внезапно человек, не говоривший уже пять лет, если не больше, прохрипел всего три слова:

— Должны успеть вернуться…

*КХА КХЕ*

После сильного кашля пациент вернулся в исходное состояние, а медсестра пришла в себя. Её слезливые глаза наполнены ужасом. Девушка в истерике задыхалась, противясь своей сути.

— Он… Он как-то поменялся со мной душами! Нет… Не знаю, как это объяснить, но я видела образы из жизни этого… Его нельзя назвать человеком. Кайл Ридли – Дьявол!!! Столько смертей… Убийца… Спаситель… Такой самовлюблённый и абсолютно бессердечный…

Медбрат принялся успокаивать девушку, но та никак не могла отойти от шока, а в это время Кайл бессознательно смотрел на фото с фонтаном и молодую особу, у которой было вырезано лицо. Безумец удовлетворённо вздохнул – он выполнил свою миссию, теперь можно обезуметь до конца.

— Рик и Дикки уже умирали, Рик и Дикки будут умирать всегда…

11:34 утра, ангары «Нового рассвета», оружейная Охотников. 

— Створы ангаров защищены полем сдерживания атмосферы, добытым со сбитых во Вьетнаме стрел ещё до падения щита. Каждому штурмовику FLEX Mk. 2 полагается отдельная полоса и, собственно, врата для выхода на поверхность. Эти конструкции наспех строились до 2019 года, в надежде на то, что они помогут Охотникам. Что ж, надежды инженеров оправдались – шесть шлюзов и четыре Охотника, вы нашли друг друга.

— А это что за боксы? – спросил я у гида-полковника, глядя на целую стену непонятного оборудования.

Такие стены разграничивали взлётные полосы и шлюзы каждого штурмовика, предназначавшегося для Охотника. Судя по внешнему виду, здесь много разного оборудования.

Полковник гордо подошёл к одной из таких панелей и стукнул кулаком по большой зелёной кнопке, которая в тот же момент загорелась красным. Весь ангар залила лёгкая предупредительная сирена – со страшным грохотом потолок разверзся. Стальные своды пещеры отошли в стороны, а затем собрались, словно жалюзи. Над нами появились крепления, несущие огромный истребитель, хотя огромным он был лишь в сравнении с человеком, а если брать авиацию США, то FLEX-серия легко могла быть названа компактной. Зажимы опустили штурмовик на взлётную полосу и отстегнулись, вернувшись в хранилище в потолке. Истребитель во всей своей красе предстал перед нами. Его серо-оранжевая раскраска не скрытна, но она показывает отличие корабля от земной авиации. Думаю, при желании сюда можно даже генератор поля невидимости впихнуть, но это в далёком будущем…

— Красотка! – присвистнул Марко, от чего полковник загордился ещё больше.

— Мне нравится. Вы сделали кабину меньше?

— Да, конструкцию облегчили для того, чтобы переносить солнечную доску и дополнительное вооружение для Охотника. Эм… — помешкал полковник, переводя своё внимание на меня: — А вы ничего не хотите спросить, сэр?

Глядя на это произведение искусства… Он-то хоть полетит?! Они к дрянным чертям переделали всё: от каркаса до орудийных створок. Даже фосфорные вспышки теперь не клапанные, а точечные, расположены не по всему корпусу, а только в важнейших местах, однако в данной модели они могут вылетать на расстояние до шести метров, что обеспечивает, теоретически, такой же радиус защиты от «плодовых светлячков» мегалитов. Мне оставалось лишь отрицательно махнуть головой и с надеждой посмотреть на новое вооружение.

— Нужно ещё проверить в бою, но мне нравится, куда вы переместили орудия. Раньше, находясь на носу, импульсные пушки имели малый радиус допустимой погрешности, а теперь, переместив их на крылья и закрыв листами брони, вы увеличили «полезный разброс» при шквальном огне. Хорошо подходит для борьбы в космосе, — оценивал новый FLEX Фрэйзер. По радостному взгляду полковника было ясно, что он лично курировал разработку этой серии.

— Большое спасибо за такую оценку наших трудов. Это награда – слышать похвалу от Лучника. Ох, о луках… Мне нужно показать вам новое оснащение, по крайней мере, его основы.

— Да, нам не стоит задерживаться, если хотим перехватить мегалитов, — поддержала идею Эмили. Она ждёт не дождётся шанса проявить себя в бою с настоящим луком. Кажется, девушка хочет комбинировать дальние атаки молнией и стрелами, создавая непробиваемый огневой фронт. Недаром её второе имя Молния.

Полковник с трепетом провёл нас к огромным панелям-стенам с множеством встроенных контейнеров, мониторами и крупными ящиками. Пока мы шли к первой игрушке, я мельком заметил отдел для хранения стрел. Колчаны представляли собой небольшие коробочки, размером со спичечный коробок. Один из них был раскрыт. Внутри друг к другу плотно прилегали небольшие иглы, в два или три миллиметра в диаметре. Эмили тоже заинтересовалась находкой, ведь она собирается отыгрывать роль лучницы под стать Фрэйзеру, хотя последний может создавать стрелы буквально из ничего, так что он лучник по крови.

— Это – гордость SETI, правда, разработана она с вашей подачи, сэр… — сначала гордо, а затем виновато сказал полковник, вводя код доступа к большому железному ящику, похожему на витрину.

*ПШИК*

Крышка отскочила и съехала вбок, обнажая содержимое. От красоты все мы разом ахнули. Внутри обособленно лежал пояс конструктора лезвий, а рядом красовалось два эфеса, оба в состоянии с выпущенными клинками. Инструктор продолжил, глядя на мечи, как на святую святых:

— Ударная сила клинка способна перерубить сустав мегалита полностью, если приложить достаточно физических усилий. Как видите, мы избавились от шлангов подачи жидкого металла. Вместо них теперь используются буферы, — полковник указал на нечто, напоминающее перочинный ножик, но более… бесформенное и красиво-современное. – Буфер содержит пять литров металла в сверхтекучем состоянии. Энергия к эфесам поступает напрямик, из перчаток, поэтому провода тоже не требуются.

— Вот это красотки! – снова не сдержался Марко, добавив что-то ещё, но уже на итальянском. Парня понял только я: «Из-за такой красоты у меня в штанах может начаться движение…». Мне захотелось расслышать эту фразу.