Глава 6.1. «The Phenomenon of the Storm»

22 сентября 2017 года, 7:54 утра, старшая школа имени Роберта Барроумена, класс 11 «С».

Эти взгляды, которые так и летят на меня со всех сторон, только заставляют злиться. Так нагло и бесцеремонно пялиться на девушку не дозволено никому. Ну, разве что в моей голове это так звучит. На самом же деле, скорее всего, это в порядке вещей. Короче говоря, Шона заявилась сегодня часов в шесть утра ко мне домой и замутила такой же макияж, как вчера вечером. И не лень же ей было, а ведь вечером всё придётся повторить в третий раз. Подруга объяснила свой поступок тем, что мне нужно привыкнуть к тому, как на меня будут смотреть. Ну, в этом уж она точно права. Чувство не из приятных, но нужно крепиться. Сегодня намечается выход в свет. Правда, состоится он ночью, так что про свет… Хватит думать о глупостях!

— Ну, что я говорила.

Шона кивнула головой в сторону шепчущихся парней и демонстративно отставила большой палец в знак одобрения. Было и, правда, похоже, что они обсуждают меня. И ведь нормальная девушка, насколько я знаю, должна была бы почувствовать гордость или благодарность. Я же только злюсь и пугаюсь. Так было всегда, однако совсем скоро всё изменится. Заживём тогда…

— Ладно. Не такая уж это и плохая идея была.

Я пыталась не выдать своего страха подруге. Шона вроде бы поверила в искренность и чистоту моих слов. Ну, по крайней мере, она не бросила в ответ язвительных замечаний и своих обычных шуточек по этому поводу. Наверное, боится смазать мою реакцию на происходящее. Я будто какой-то эксперимент для своей лучшей подруги. Стоило только этой мысли влезть в мою голову, как перед глазами появилась картина: клетка с белой мышью, которой дают сыр и бьют электрошоком. Бррррр. Даже дрожь по телу побежала. Лишь бы Шона не приняла это за признаки неудобства. Не хочу разочаровывать её, да и себя, в общем-то, тоже.

— Мне пора в класс. Увидимся за обедом.

— Что? А почему не на переменах?

— Хочу подробнее обсудить с Дэйвом наш сегодняшний отрыв.

— Отрыв? Но всё же будет…

— Да конечно. Не парься. Удачи, в общем.

Удачи в чём? Я хотела спросить Шону об этом, но подруга как сквозь землю провалилась, не оставив и следа. Ушла, зараза. Вот не люблю я недомолвки. Буду до обеда думать, что она хотела этим сказать. Ну, скорее всего, что-то вроде: «Не теряйся в новом образе». Нет, слабо похоже на Шону. Для справки, мы говорим о человеке, чей любимый герой в кинофраншизе «Чужой»… Тада-да-дам! Чужой! Нет, ну нормальный человек? Шона просто пищит на моментах, когда пришелец налетает на людей. И это была неподдельная детская радость с примесью блаженства и щепоткой восхищения. В такие моменты я начинаю побаиваться не только парней, но и свою подругу.

Дверь в класс была настежь распахнута. Оттуда доносились ужасающие крики и вопли неконтролируемых подростков. В такой пучине звуков было трудно разобрать что-либо конкретное, да и не пыталась я. Ну о чём интересном могут говорить старшеклассники? Всё, что интересует девушек – парни, а парней – девушки и футбол. Это замкнутый круг. Причём в этом самом парадоксальном цикле лидирует футбол!

Сев на своё обычное место, я начала ловить себя на странных неконтролируемых действиях. Голова всё время моталась из стороны в сторону, а глаза бегали по лицам одноклассников, ища кого-то определённого, но известного лишь моему подсознанию. Мне хочется… Мне хочется, чтобы Айк увидел меня такой! Да, хочу похвастаться. Пусть знает, что я могу быть женственной и милой. Он же там, у меня за спиной. Как всегда, сидит в своих наушниках, отстранившись от всего мира и вслушиваясь в ноты… Нет, скорее в басы и хард-металл! Вот не верится мне, что такой парень интересуется классикой или, допустим, молодёжными, но не броскими группами. Блин, я сама-то в музыке не смыслю ничего, а тут ещё других пытаюсь понять. Шона, к примеру, визжит от чёрного, в самом что ни на есть расистском смысле этого слова, рэпа. Не понять мне её вкусов.

*ЗВУК: МЕЛОДИЯ НАЧАЛА ЗАНЯТИЙ*

— Здравствуйте.

— Утро, миссис Дженкинс.

Наш классный руководитель – миссис Дженкинс, а по совместительству ещё и учитель английского языка была молодой женщиной с коричневыми волосами, плотно облегающими её вытянутое овальное лицо. Она носила очки старой модели. Это те, в которых большие круглые линзы. Класс любил её за понимание и молодёжное отношение к происходящему. В отличие от других, мы никогда не ходили в музеи промыслов или театр кукол, зато посещали кинотеатры и концерты известных, но не слишком взрослых групп. Это было здорово. Вот она, воочию – сила учителя решать вопросы, касающиеся будущего людей. Ведь куда интереснее было сходить на новые «Звёздные войны» и написать эссе на тему «Политические взгляды главных героев», чем уныло глазеть на тряпичную куклу, танцующую под украинскую дудку. Люблю эту школу!

— Проведём перекличку. Адамс?

— Я здесь.

Не могу сказать, что мне не нравится моё имя. Полностью оно звучит так: Лесли Мария Адамс. Но вот была одна не очень приятная загвоздочка в нём. Буква «А» всегда выводила меня в тройку первых по классному списку учащихся. Из-за этого я чаще других оставалась дежурной, заносила тетради в учительскую и, собственно, помогала учителям. И было бы здорово, чтобы всё ограничивалось лишь этим, но вот то ли из-за лени, то ли по какой-то неведомой причине, многие учителя любят вызывать к доске по списку. В общем-то, дальше можно не продолжать.

— Митчелл?

Я прослушала большую часть списка, но мои уши среагировали только на эту фамилию. Человек, который заставлял моё сердце биться чаще. И не всегда из-за волнения, а, скорее, из-за злости. Сейчас я услышу его грубый, но такой чистый и низкий голос. Айк всегда говорит так чётко, когда сам начинает разговор, но стоит вам спросить его о чём-нибудь, как парень сразу начинает бубнить под нос что-то неосмысленное.

— Отсутствует.

Одно слово, произнесённое обычным монотонным голосом Минди, но какой эффект. Придя в класс, я боялась заглянуть за спину и снова встретиться взглядами с ним. Даже подумать не могла, что человека, ради которого я согласилась на весь этот маскарад, не будет сегодня. Так, минуточку, я это не ради него затеяла, а ради себя. К тому же, Айк может просто опаздывать. Он часто так поступает, а потом, как ни в чём не бывало, украдкой занимает своё место и строит скучающую мину. Вот и сейчас, я уверена, произойдёт то же самое.

Но, как бы я не просила, чудо не явилось. Айк так и не пришёл до конца урока. И на следующем занятии его тоже не было, как и на уроке физики. Кроме меня никто не проявлял интереса к отсутствию парня, даже учителя просто скептически фыркали, будто так и должно быть. И их нельзя винить за это. Айк пренебрежительно относился к урокам. Только история и литература могли заставить его говорить. Первый предмет он знал на отлично и был готов к любому вопросу. Что касается литературы, тут у Митчелла было больше территории для сволочного характера. Когда нам задавали читать что-либо, а потом спрашивали, понравилось ли нам, Айк всегда отвечал то, что думает. И зачастую это было слово «нет», но зато парень всегда чётко аргументировал свою точку зрения, конечно же, пока учитель не задаст дополнительный вопрос. Тогда интонация Митчелла снова сходила на шёпот под нос. И это был отнюдь не шёпот незнания или страха, а, скорее, нежелания объяснять.

К концу подходил уже четвёртый урок – астрономия, но ослиная морда не объявился. Я понемногу начинала волноваться. Такого идиота могла и машина сбить. Зуб даю, он в наушниках и по улице ходит. Вот отвлечётся какой-нибудь водитель на настройку радио, чтобы послушать бейсбольные новости, а Митчелл под колёса вылезет, как вшивый бездомный котёнок. С каких это пор я его с животными сравниваю? А, да ладно. Что уж теперь. И тут меня пробрало. Вчера я видела то, чему придала не слишком много значения. Всё тело Айка ниже шеи было в побоях и порезах. И это точно не от падения с велосипеда. Может, он ввязался в неприятности? Точно, нужно спросить у Эмили. Они живут вместе, значит, девушка должна знать, где её друг. Но не будет ли это странно выглядеть? Кроме того, Эмили со своими скрытыми чувствами может не обрадоваться моему вопросу. Ой, всё! Хватит этих тупых отговорок. Пойду и спрошу прямо сейчас!

*ЗВУК: МЕЛОДИЯ ОКОНЧАНИЯ УРОКА*

Мне нужно в команду охотников за приведениями! Стоило только захотеть, чтобы урок закончился, как это тут же произошло. К сожалению, на самом деле я такой силой не обладаю. Ведь если бы обладала, то предыдущие мои подобные желания не оставались бы не услышанными. Блин, а здорово было бы. Ну, немного помечтать никому ещё не вредило. Если только не считать Мартина Лютера Кинга, но и здесь есть оговорка, ведь его мечта сбылась. По крайней мере, большая её часть.

— Лесли, давай быстрее. В темпе вальса, девочка моя!

А вот и моя подруга. Как обычно заглянула в мой класс на большой перемене перед обедом. Кстати говоря, каждый день она придумывала что-то новенькое. Вот сегодня связала вальс со скоростью, хотя это явно не лучшая из её работ. Я вырвалась из класса, и мы вдвоём направились в столовую, обсуждая по пути предстоящее культурное, опять же со слов моей подруги, мероприятие:

— Сегодня в девять он за нами заедет.

— На машине?

— Нет, на велосипеде!

— Ой, да ладно тебе. Просто, не кажется тебе это слишком уж…

— А ты хочешь в том платье идти по тёмным переулкам Франклина от нашего района до центра и обратно?

Нет, ну если посмотреть с этой стороны, то идея не такая уж и плохая. Даже моя андрофобия меркнет на фоне быть ограбленной или изнасилованной, а может и то, и другое вместе. Правда, нет гарантии, что парень Шоны не сделает того же. Они ведь встречаются совсем недавно и ещё не в курсе подсознательных желаний друг друга. И с каких это пор я стала семейным психологом? Что ж, у меня вроде как здорово получается. До тех пор, пока не придётся давать советы себе родимой.

В столовой мы заняли небольшую очередь и принялись выбирать сегодняшнюю трапезу. Размер блюд был не ограничен, как, впрочем, и выбор. Здесь можно было бы найти всё, чего душе угодно: от суши до русского борща. Ещё один замечательный плюс этой школы. Иногда мне кажется, что минусов тут вообще не бывает. Вот бы так было на самом деле. Но всё же приходится трудиться в полную силу, чтобы одолеть материал повышенной сложности и не вылететь на улицу.

— Стейк средней прожарки, запечённые овощи, два клубничных пирожных и мятный коктейль.

Девушка за стойкой оперативно начала собирать заказ Шоны в бумажный пакет с эмблемой школы – глобусом с крыльями. Закончив этот процесс, раздатчица поставила на поднос блюдечко с двумя маленькими, размером с конфеты, пирожными. Другой работник добавил к заказу пластиковый стакан с трубочкой, салфетку и столовые приборы. Шона удалилась за наш обычный столик, а я заняла её место. Обычно моему желудку угодно чего-нибудь мясного и с сыром, но сегодня что-то настроение не то.

— Блинчики с творогом, кленовый сироп, банановый кекс и какао.

Буду разыгрывать сладкоежку. Не то чтобы я очень люблю сладкое, но сами подумайте, кто ж откажется от бананового кекса? К тому же ещё и с какао. Здесь его делают просто превосходно. После разлива горячего шоколада, сверху тебе кладут три маленьких зефиринки. Это как в том детском мультфильме про уток. И я бы вспомнила название, если бы смотрела его. Не слишком люблю фильмы, да и книги мне чужды. Вот сериалы – это дело наше.

— Глядите-ка, кто объявился. Крошка Скиппи мчится к папочке. Какое блаженство и бля*ство.

— Я смотрю, ты в хорошем настроении.

Неужели, этот самый голос. Сама не веря своим ушам, я повернула голову, стараясь не слишком выдавать своего интереса к происходящему. А вдруг, это не он. Тогда буду выглядеть полной дурой. Ну, в общем-то, я в любом случае буду выглядеть глупо, так что не суть важно. Мои глаза напряглись, но что-то внутри расслабилось. Айк в своём привычном состоянии не слишком любезно беседовал с Младшим. У них вроде бы были какие-то претензии друг к другу на счёт Минди, названной девушки Барроумена. Помнится, Джон даже как-то зажимал Айка во дворе. Я еле ноги унесла, чтобы не огрести за свидетельство.

— Не, ну ты вообще не вкуриваешь. Ещё раз увижу рядом со своей шкурой, запихну кулак в задницу так, что ты мой перстень целовать будешь. Я ясно излагаю?

— Шепелявишь немного, да и непонятлив я.

Твою мать, Айк, не строй из себя тупого недоумка! Ах да, о чём это я, тебе же даже не нужно его изображать. Просто заткнись, возьми обед и спокойно пожри. Бесишь со своей гордостью. Надеюсь, по мне не видно, что я злюсь. Лишь бы не было видно, молю. К моему большому удивлению в разговор встряла совсем не подходящая для него личность – Минди:

— Ну ты и засранец. Отвали от меня. Я не твоя девушка и уж тем более не шкура.

— С тобой я потом разберусь, деточка.

— Джон.

— Что?

— Раздражаешь.

*ЗВУК: ШЁПОТ И УДИВЛЁННЫЕ ВОЗГЛАСЫ ТОЛПЫ*

Последнее, что хотелось бы услышать Младшему Барроумену, так это то, что он кого-то раздражает, ведь раздражать – это его работа. Джон, пользуясь положением своего отца и не забывая про тактику запугивания, является школьным мафиози номер один. В нашем классе, к примеру, не было никого, кто бы симпатизировал ему, однако старшеклассники более или менее отходчивы и непривередливы в выборе влиятельных друзей. И хотя отец шалуна всячески подавлял бунтовской характер сына, последний совсем не менялся, если не становился хуже. Пожалуй, он бесит меня больше, чем Митчелл. Да, есть такие люди. Айк, отнюдь, не пуп земли.

— А ты забавный. Знаешь что, разойдёмся мирно.

Младший выдавил из себя кислую улыбку и протянул руку Митчеллу, явно ожидая того же в ответ. Как ни печально признавать, но, похоже, я уже слишком хорошо знаю Айка. Сейчас он просто промолчит, отвернётся и пройдёт мимо, как ни в чём не бывало. И не скажу, что это худший вариант развития событий. Митчелл может получить вилкой в рёбра. Конечно, не в школе, на глазах у всех, а по пути домой или даже дома. Бывали слухи, знаете ли.

— Я не жму руки.

Нет, жмёшь! Ты жмёшь руку своего тренера, своих товарищей по баскетбольной команде, своему отцу, наверное. Кстати, старшему Барроумену на дне распределения тоже жал. Так что не строй из себя невесть какую цацу и не стой на месте. Либо жми, либо вали. В любом случае, хуже не будет.

— Как знаешь, приятель. Минди, пойдём.

— Никуда я с тобой не пойду!

— Ну чё ты ломаешься, как движок моего байка. Давай же…

— Знаешь, давай всё-таки пожмём руки.

— Чего? А, точно.

Айк протянул ладонь и брезгливо прищурил глаза, будто трогает быка за… Кхм. Грёбаный мой мозг играет со мной злую шутку даже в такие моменты. Младший не ожидал такого поворота событий. Он был расстроен сорванным домогательством, и его следующее действие было предсказуемо. Толпа радостно охнула, когда он занёс кулак. Блин, эти люди только и ждут драку. А чем я лучше? Ведь я тоже смотрю и ничего не делаю.

На замашку Митчелл никак не отреагировал. Лишь за мгновение до удара он опустил руку, но совсем не постарался уберечь лицо от побоев. Кулак со звуком плеска вонзился в щёку Айка и повернул ему голову. Парень даже с места не сошёл. Стальная ослиная морда или непробиваемый чурбан? Да какая разница! Жив и то хорошо.

Но на простом принятии побоев Митчелл не хотел останавливаться. Он резко дёрнул правой рукой в сторону головы Младшего и, когда тот обманулся, выставил левую вперёд, нанеся прямой удар в солнечное сплетение. У Джона сбилось дыхание, и он рухнул на колени, схватившись за грудь. Айк победил, но я не успокоилась. Ведь парень побил Младшего прямо в столовой, на глазах у всей школы. Его точно прирежут.

То, что последовало далее, заставило меня спросить себя: «А знаю ли я его вообще?». Айк со всей силы ударил Барроумена ногой по животу, а ноги у него не из слабых. Выдержав короткую паузу, Митчелл ударил ещё два раза рядом с местом первого попадания. Джон захрипел и покатился по полу. Его прихвостни, обычно ползающие где-то поблизости, не решились даже помочь своему боссу.

— Кхм.

В помещение столовой вошёл высокий седоволосый мужчина с растрёпанной причёской. Роберт Барроумен, отец избитого до полусмерти Младшего, приблизился к сыну и бросил изучающий взгляд на Айка. Митчелл ничуть не испугался и не потерял уверенности, но присутствие профессора заставило его воздержаться от дальнейших ударов.

— Шоу окончено. Ешьте свою еду. Джон, за мной.

Барроумен вышел также незаметно, как и вошёл, но что странно, он и слова не сказал Айку. На дне распределения создавалось впечатление, что они уже знакомы и явно не по-дружески. Что происходит между этими двумя?