Глава 1010

— Ваше Величество, пожалуйста, окажи поддержку каждому из членов гильдии.

— Непременно… Что?!

Это было просто смешно. Количество Вооружённых до зубов превышало 900 человек. А если брать во внимание артиллеристов, то их и вовсе насчитывалось более тысячи. И что, теперь Грид должен был помочь каждому из них? Сколько часов каторжной работы его ждало?

— Разве это не пустая трата времени? — пребывая в замешательстве, пробормотал Янгу.

— Пожалуйста, пообещай им сделать по предмету, который соответствует их потребностям, — продолжил настаивать Лауэль.

— … Я даже не знаю половины из них, но при этом должен пообещать им сделать вещи?

— Всё верно. Ваше Величество действительно не знает половину своей гильдии.

Поняв, на что именно указывает Лауэль, Грид закрыл рот. Впрочем, уже скоро он вновь его открыл.

— Послушай. Фактически, гильдией управляешь именно ты. И только по твоей инициативе я согласился увеличить количество членов гильдии.

Янгу никогда бы не стал увеличивать количество членов своей гильдии, если бы знал, что ему придётся делать предметы для каждого из них. И теперь Лауэль винил его за равнодушие.

— Я хочу сосредоточиться на повышении своего уровня и создании предметов для ключевых игроков. Откуда мне взять время, чтобы помогать абсолютно всем?

Преемник Пагмы был по уши завален работой. У него даже на личную жизнь не было свободного времени, а потому его слова были далеко не оправданием.

— Лауэль, у меня нет твоих способностей. Я не могу делать несколько вещей одновременно. Я могу концентрироваться лишь на одной работе… — продолжил говорить Янгу, как вдруг остановился.

Работа…? С каких пор он стал воспринимать поддержку своих боевых товарищей работой? От этой мысли по его коже пробежали мурашки. Он понял, как сильно стал пренебрегать новыми членами Гильдии Вооружённых до зубов.

«Я воспринимаю свои прямые обязанности как рутинную работу…».

Принимая новых игроков, Грид надеялся лишь на одно: что все они будут усердно трудиться во благо Королевства Вооружённых до зубов и гильдии. Он публично заявлял, что игроки из второго и третьего состава гильдии — его товарищи, но всегда искал предлог, чтобы производить для них самые простенькие предметы. Вот почему лицо Грида покраснело. Ему было стыдно за себя.

— Впрочем, не стоит относиться к этому чересчур серьёзно. Сейчас трудное время. Я просто подумал, что это неплохая возможность вызвать у членов гильдии чувство благодарности и принадлежности. Я не хотел осуждать тебя… — взмахнул было рукой Лауэль, но…

— Нет. Я как никто другой заслуживаю осуждения.

За последние несколько лет в двери Гильдии Вооружённых до зубов постучалось достаточно много людей. Некоторые из них сделали это с целью удовлетворить свои естественные желания, тогда как другие затаили ужасные намерения. И Лауэль был тем самым человеком, который потратил своё время, чтобы проверить и отобрать нынешних Вооружённых до зубов. Тем не менее, Грид воспринял результат крови, пота и слёз Лауэля как нечто естественное. Он не уважал старания Лауэля по вербовке лишь самых лучших и самых адекватных людей.

«Всё-таки человек не может так просто измениться».

Он всё ещё оставался точно таким же эгоистом, как и несколько лет назад.

— Ваше Величество, — внезапно произнёс Лауэль, глядя на своего товарища, который не мог поднять головы. Начальник штаба попросту не знал, что делать. Он был обеспокоен тем, что оказал давление на одного из самых занятых людей в королевстве. Однако, некоторое время помолчав, Грид вновь поднял голову и заявил:

— Ладно. Я помогу каждому из них. Чем смогу.

Его руки перестали дрожать, а взгляд стал ясным. Прежде он помнил лица каждого из своих драгоценных товарищей, которые поверили в него и последовали за ним. Чувствуя решимость, Грид был готов не спать сутками напролёт. Он должен был добросовестно исполнять роль короля, воина, кузнеца, портного и, прежде всего, главы гильдии…

Казалось, ему нужно было разорваться на сотни мелких частей, чтобы выполнить каждое из своих обязательств. Тем не менее, Янгу верил в своё упорство и энтузиазм.

***

Ночью их атаковали убийцы и прямой потомок Шизо Бериаче. Днём имперской армии досаждали гигантские черви и топ-игроки Гильдии Вооружённых до зубов. Марш продвигался очень медленно, а потому солдаты сильно устали. Лошадям было тяжело адаптироваться к местности, а повышенная температура переносилась путём ужасных энергетических потерь. Даже стойкая кавалерия утратила свою подвижность и разрушительную силу.

— Боевой дух солдат сильно упал. Вчера вечером наши ряды пытались покинуть 359 человек.

— Да, но состояние врага не сильно отличается от нашего. Всякий раз, когда они атакуют нас, мы нападаем в ответ и, зачастую, весьма успешно.

— Пусть наши потери и несколько выше, однако преимущество всё равно за нами. На Королевстве Вооружённых до зубов лежит куда большее психологическое давление. В нашей армии появилось 359 дезертиров? В таком случае, в Королевстве Вооружённых до зубов их тысяча.

— Это слишком оптимистичная интерпретация. У них крепкие стены и много еды, а у нас прохудившиеся палатки и недостаток воды.

Первоначальной целью имперской армии было пересечение пустыни всего за два дня. Независимо оттого, насколько медленным было продвижение вперёд, Рейдан располагался недалеко, а потому они думали, что это вполне возможно. Однако реальность оказалась совершенно иной. Из-за постоянного появления врагов они провели в пути уже более четырех дней. Более того, с текущим темпом они и вовсе рисковали навсегда остаться посреди этих знойных песков.

Особую проблему представляла нехватка питьевой воды. Абсолютно все оазисы были отравлены, а потому имперской армии приходилось полагаться на подразделение снабжения. Но и оно, чтобы доставить питьевую воду и еду для сотен тысяч военнослужащих, вынуждено было пересечь туже самую пустыню. А Королевство Вооружённых до зубов, естественно, прикладывало все усилия, чтобы не позволить снабженцам так просто добраться до своей цели.

Вот почему в штабе имперской армии царила неловкая тишина. В попытках положительно интерпретировать ситуацию также был предел.

— Почему бы нам не отступить? — после затянувшегося молчания заговорил один из молодых дворян.

Возражать никто не стал. Впрочем, как и упрекать за подобные предложения.

— Наши солдаты всё ещё недостаточно опытны. Они не привыкли к пустынной местности и не могут полностью продемонстрировать свои способности. Элитные войска, которые участвовали во всех типах войн, покажут куда большую эффективность, чем наша армия. Воины Семи Герцогов пересекут пустыню, как утки по воде, — продолжил говорить молодой дворянин.

— Вы предлагаете отступить за пределы пустыни и дождаться прибытия элитных войск?

— Да.

Вблизи Рейдана скопилось сразу несколько имперских дивизий. Поначалу их численность достигала 280,000 солдат, однако с недавних пор она сократилось до 230,000 из-за получения новой миссии по завоеванию Королевства Вооружённых до зубов. Они планировали отвлечь внимание врага, в то время как военно-воздушные силы проникнут в самое сердце противника и планомерно уничтожат его самые важные стратегические объекты.

Однако спустя некоторое время пришло известие, что Небесный Король Ригаль и его военно-воздушные силы уничтожены. Должно быть, они зашли чересчур далеко и лишились жизни из-за банальной жадности. В любом случае, пришло время сохранять максимальную осторожность.

— Хм-м… — задумался главнокомандующий, маркиз Фулбас. Ему стало плохо, когда он увидел глаза дворян, которые хотели отступить. И когда только империя стала такой слабой?

Сахаранская Империя, которая в течение сотен лет управляла континентальными неудачниками и не имела хоть сколько-нибудь подходящего противника, теперь превратилась в ожиревшего хищника, который забыл, как охотиться.

— Империи трусы не нужны.

— …!

«Это» случилось совершенно внезапно. В носы присутствующих ударил крепкий запах алкоголя, а стены палатки забрызгало кровью. Три головы, которые мерно катились по земле, принадлежали тем самым дворянам, которые ранее настаивали на отступлении.

— Сэр Диворт! — вскочив на ноги, воскликнул Маркиз Фулбас. Присутствующие в штабе дворяне и рыцари также были поражены. С лысой головой, в свободной одежде и сморщенным, раскрасневшимся лицом, это был вечно пьяный герцог Диворт.

— Приветствуем Ваше Превосходительство! — провозгласив, в унисон поклонились дворяне и рыцари. Никто из них не осудил то, что сделал Диворт. Да кто вообще осмелился бы упрекнуть одного из Семи Герцогов? Даже маркиз Фулбас благоразумно решил придержать язык за зубами.

— Ты злишься, что я убил этот мусор? — увидев слегка мрачноватое выражение лица маркиза, усмехнулся Диворт.

— Они также дворяне Сахаранской Империи. У них есть свои владения, люди и солдаты… Даже герцогу не подобает чинить подобное самоуправство.

— Да ну? А мне кажется, истинные патриоты империи только одобрят смерть некомпетентного лорда. Разве не так? — обведя всех присутствующих взглядом, спросил Диворт, на что рыцари и дворяне поспешно закивали головами.

Герцог Диворт был настолько известен своей жестокостью, что даже некоторые из семи герцогов не хотели с ним иметь ничего общего. Таким образом, низшие дворяне не смели даже смотреть ему в глаза.

Тем временем Диворт подошёл к центру стола и, властно упёршись о него руками, заявил:

— Они осмелились нарушить приказы герцогов империи. Для тех, кто посмел говорить об отступлении, даже смерти недостаточно!

Мощный запах алкоголя распространился по всему штабу, от чего дворяне с рыцарями почувствовали, как начинают и сами хмелеть. Противиться подобному смогли всего лишь пять человек, включая маркиза Фулбаса.

Но вот, когда на лице Диворта появилась довольная улыбка…

— Враг! — ворвавшись в палатку, закричал рыцарь, — Приближается вражеский командир, Крис!

— Один, что ли? — с абсолютно трезвым взглядом спросил Диворт.

— Д-да! Впрочем, солнце скоро зайдет! — опознав личность герцога, поспешил ответить рыцарь.

— И что с того?

Что хотел сказать рыцарь? Но вот, в тот самый момент, когда Диворт недоумённо покачал головой, земля задрожала, а снаружи раздались крики испуганных солдат. Более того, окрестное пространство заполнилось столь мощной магической силой, что даже суставы начали неметь.

— Вампир!

Диворт быстро понял, что происходит, а потому тут же выбежал из палатки. Азатем его взгляду предстал парящий в небе мальчик, обнаживший свои острые клыки.

— Ха-ха-ха! Скоро я вас всех съем!

Кровавая магическая сила моментально покрыла собой уже остывшие пески пустыни. Имперские солдаты, которые не успели укрыться от её воздействия, разразились истошными криками. Впрочем, уже скоро все они замолчали, лишившись крови и превратившись в иссохшие мумии.

— Ку-ха-ха-ха-ха! — довольно рассмеялся граф-вампир Нолл, которому удалось практически моментально набить свой живот. Он чувствовал невероятное счастье от столь полноценного обеда. Однако мир был устроен так, что ни одно счастье не может длиться вечно.

Нолл, довольный возросшей магической силой благодаря выпитой крови, внезапно остановился и схватился за живот. Его белоснежное лицо покраснело, а сам вампир понял, что помимо крови употребил ещё кое-что. И вот, его взгляд практически моментально обнаружил мужчину, стоящего в абсолютно расслабленном виде. Это был Пьяный Герцог Диворт.

— Что, опьянел после употребления алкоголя? Ты слаб, когда дело касается питья, потому что ещё ребенок?

И вот, уже в следующую секунду Диворт подпрыгнул вверх. Скорость, с которой он взмывал в небо, была настолько высокой, что солдаты попросту не понимали, что происходит. Они подумали, что это просто внезапно появившаяся молния. А затем все присутствующие увидели, как вампир камнем рухнул на землю.

Не успел Нолл подняться на ноги, как его шея тут же была схвачена трансцендентной силой. Мальчик был пьян и растерян. Сам же Диворт лишь усмехнулся и разбил о его голову только что выпитую бутылку вина. Острый осколок стекла ранил лицо Нолла, а тяжёлый запах алкоголя заставил вампира чуть ли не потерять сознание.

— Кажется, он не лгал, когда говорил, что это настойка из корней священного дерева, — пожал плечами герцог, после чего выхватил ещё одну бутылку и точно так же, махом, осушил её.

Его лицо стало красным, как во время первого появления в штабе армии. Тем временем, увидев, что случилось с Ноллом, прямо к Пьяному

Герцогу бросился Крис.

— Меч Тысячи Тонн!

Он атаковал верхом с верблюда. Конечная способность, использованная лучшим двуручным мечником, упала на голову Диворта.

Казалось, она сокрушит её, как зрелый арбуз, но… этого не произошло. Диворт качнулся в сторону и легко избежал атаки Криса. А затем он произвёл удар под каким-то неестественным, странным углом, в результате которого Крис упал с верблюда и закашлялся.

Мощь этого удара была настолько высокой, что Крису начало казаться, будто он вот-вот умрёт. А ещё он трижды пожалел, что решил ринуться в самую гущу вражеской армии. Однако…

«Нолл…!».

Он увидел, как несчастный Нолл висит в мёртвой хватке Диворта, и тут же вскочил на ноги. Он больше не чувствовал сожаления. Он должен был умереть, но спасти Нолла. Вот почему он воззвал ко всей силе своего скрытого класса. Даже после того, как он увидел золотую надпись «Пьяный Герцог Диворт», плавающую над головой противника, он без колебаний поднял свой двуручный меч.

— Хм-м, ты смог встать почти сразу… Неплохо, неплохо, — с улыбкой заявил герцог. Улыбнулся в ответ и Крис:

— Если бы меня ударил Грид, я бы уже не встал. По сравнению с ним ты слабак.

— Грид…?

— Вооружённый до зубов король.

— Вооружённый до зубов! — с искажённым от ненависти лицом рявкнул Диворт. Он не собирался проявлять милость к сумасшедшему выродку, который посмел сравнивать великого герцога с каким-то самопровозглашённым королём. Впрочем…

— Ты осмеливаешься презирать моего господина?

Прячущийся в тенях человек тоже не собирался оставлять Диворта в живых. Сотни тысяч теней в одно мгновенье разлетелись вдоль поля битвы, а затем преобразовались в заостренные мечи и копья.