Глава 1259.1

Поговаривали, что одержимость дварфа превосходит смерть – это вовсе не было преувеличением, а скорее основывалось на реальности. Продолжительность жизни дварфов была всего в три раза больше, чем у людей, но некоторые дварфы жили дольше, чем эльфы. Это было потому, что они не могли умереть, пока не закончат свою работу… Это был случай выживания и превышения пределов жизни.

«… Когда они заняты созданием предметов, то даже забывают умереть».

У них не было бы обычных личностей. Грид узнал о личностях дварфов через Ке.

«Мне нужно морально подготовиться».

Многое могло заставить его кровь вскипеть, но Ёну должен был быть терпеливым. Общение с дварфами было одной из его давних целей, о которых он мечтал.

Клац! Клац клац клац!

Жара вулканической зоны быстро уменьшила здоровье вооружённых до зубов скелетов. Когда они растаяли и исчезли, Грил не стал призывать Ною и Рэнди и огляделся. Лава текла из кратера подобно цунами. Она продолжала набухать на горе с высоким склоном. Ноя и Рэнди не смогут здесь долго продержаться и будут отозваны.

«Я хотел поднять уровень детей, но это будет трудно».

Средний уровень монстров в вулканической зоне составлял триста шестидесятый. Элитные монстры были только четырёхсотого уровня. Это было намного ниже по сравнению со средним уровнем монстров на последнем хребте Гор Хаоса. После битвы с Королём-Берсерком Белетом и набега на Эксцентричного Герцога Саллоса Грид достиг четыреста пятнадцатого уровня, поэтому он не чувствовал ничего особенного в вулканических монстрах.

Однако для вооружённых до зубов скелетов, Рэнди и Нои всё было по-другому. Для них здешние монстры были хорошей добычей. К несчастью, на этой земле царила сильная жара, и она не была для них подходящим охотничьим угодьем.

«Ну, так даже лучше».

Он должен сосредоточиться на своей первоначальной цели. Ёну пришёл сюда, чтобы встретиться с дварфами, а не для того, чтобы поднять уровень детей. Грид проигнорировал монстров и побежал на полной скорости. Жара вулканической зоны не угрожала ему, так как он был легендарным кузнецом. У Шунпо была более высокая вероятность активации, чем раньше, поэтому, хотя у некоторых ранкеров этот путь занял бы где-то полдня, Грид прибыл на вершину горы всего за тридцать минут. Перед его глазами развернулась панорама огромного кратера.

– Ох.

Молодой человек испустил вздох восхищения при виде города, расположенного в кратере. Это был небольшой город, в котором могли жить десять тысяч семей. Самое главное, нигде в городе не было никаких признаков лавы. Это означало, что волны лавы, постоянно стекающие с гребня, исходили не из этого кратера, а были вызваны каким-то магическим явлением. Был ли это своего рода барьер?

«Люди не могут легко войти в него не без причины».

Оторванность Талимы от мира объяснялась не только существованием Трауки. Дварфы сделали это сами. Грид понял это, когда прыгнул с вершины горы. Окружающий пейзаж быстро изменился, и перед ним мгновенно возникла Талима. Как раз перед тем, как упасть на землю, Грид раскрыл крылья дракона и легко приземлился.

Талима – город, который был мечтой любого кузнеца, разворачивался перед его глазами.

Кланг! Кланг! Кланг!

– …?

Грид смаковал запах железа, который появился с того момента, как он вошёл в город, и остановился, насторожив уши. Его внимание привлёк стук молотка в обшарпанной кузнице.

«Ремесленник?»

Кто-то, с кем в любом королевстве обращались бы как с важной персоной, работал один в этой убогой кузнице? Заинтригованный Грид остановился, попытавшись открыть дверь кузницы.

Кланг! Кланг! Кланг!

Затем он услышал, как из соседней кузницы другой кузнец молотком стучит другой кузнец.

«Они что, соперники?»

Причина, по которой они работали в такой плохой среде, несмотря на то, что являлись ремесленниками, заключалась в том, что конкуренция с кузнецом по соседству ещё не закончилась…

«Это навязчивая идея дварфов? Ну, я бы тоже так поступил».

Грид слушал стук молотка и убеждённо кивал, создавая сюжет фильма. Потом он начал сомневаться в своих ушах. Это было потому, что он мог слышать стук кузнецов уровня ремесленника из кузницы по соседству, а затем ещё один после этого.

– … Сумасшедшие.

В мире не было кузнеца, который не знал бы, насколько особенной была Талима и насколько талантлива была раса дварфов. Каждый кузнец мечтал о Талиме и дварфах. Грид, естественно, был таким же. Он ожидал увидеть много ремесленников, когда приехал в Талиму.

Однако это должно было быть в замке дварфов, а не в этой убогой кузнице.

«Неужели весь город полон ремесленников?» – Грид взглянул на замок дварфов, возвышающийся в центре города, и снова сосредоточился на звуках вокруг.

Это был вход в город. Там было двадцать кузниц, расположенных вместе, и из семи из них слышался стук молотка. Кроме того, из тринадцати кузниц доносился стук молотков продвинутых и средних кузнецов.

«Они не все ремесленники…»

Это было нормально. Продвинутое кузнечное дело может быть достигнуто с помощью ловкости и опыта. Дварфы были одарены врожденной ловкостью, и любой из них мог достичь высокого уровня кузнечного мастерства. Однако ремесленничество было областью, которая могла быть достигнута только путём создания нескольких шедевров. Это были предметы с легендарным рейтингом.

В отличие от Грида, который стал легендой, прочитав книгу и имел относительно высокую вероятность производства легендарных предметов, продвинутые кузнецы имели вероятность, близкую к нулю процентов. Поэтому им требовалась большая удача и творческий подход, чтобы вырасти до уровня ремесленника.

«Оглядываясь назад, я понимаю, что это действительно…»

Ему было жалко других кузнецов, жалко самого себя. Грид вспомнил о кузнецах Королевства Вооружённых до Зубов, которые даже в этот момент мечтали стать ремесленниками, и горько улыбнулся. Он подошёл к кузнице, которую опознал первой, и встал у окна. Пейзаж маленькой кузницы был виден через широко открытое окно – дварф стучал сталью по наковальне перед печью, которая показывала следы времени, горящее желание в его глазах было не чуждо Гриду.

«Это желание я видел в Хане».

Неужели он мечтает стать легендой? Странный кузнец, чьё имя было неизвестно. Тем не менее Грид подбадривал его.

«Пожалуйста, стань легендой».​