Глава 1262

– …

Павраний принимал решения и действовал сам по себе. Но даже в этом случае Грид всегда считал, что у паврания нет эмоций. Все суждения и действия паврания основывались на его инстинктивном стремлении служить своему хозяину. Это был тип системы, поэтому павраний рассматривался как машина.

Однако в этот момент его мысли изменились. Действие Рук Бога, отталкивающих короля дварфов, который их обнимал, и поднимающих средний палец, было явной эмоцией.

«Возможно, они часто показывали или поднимали средний палец на врага, но…»

Это провокационное действие было преднамеренным, а не случайным. Руки Бога приблизились к Гриду и зависли над ним. Они вращались всё быстрее и яростнее вокруг Грида. Складывалось ощущение, что они хотят покинуть это место.

– М-мама… Мама, нет, – глаза короля дварфов, когда его оттолкнули Руки Бога, наполнили слёзы. Из-за удара от падения с его головы слетела корона, и было чувство, что он не хотел верить в нынешнюю ситуацию.

– Я… ты что, забыла меня? – вопрос короля дварфов повис в воздухе. Естественно, ответа не последовало. Руки Бога не могли говорить. Король дварфов свирепо посмотрел на Грида, который боялся пошевелиться из-за плохой атмосферы. Для Грида, который хотел общаться с дварфов, эта враждебность была нежелательна.

– Ты и есть тот самый Грид из слухов? Ты потомок Пагмы и получил признание Бога Кузнечного Ремесла?

– Верно. А также я Вооружённый до Зубов Король.

Это было вежливое знакомство, потому что они оба были королями. Однако король дварфов просто шмыгая носом закричал:

– Меня не волнует твоя личность!

Чарльз, Король дварфов с его сверкающим золотым именем, кричал:

– Отпусти мою мать сейчас же! Только тогда ты сможешь уйти отсюда живым!

Пагма был демоном, который убил императрицу Марибель и заключил её душу в минерал. Он был величайшим врагом Талимы. Для Чарльза Пагма был врагом его матери. Дварфы за пределами Талимы могли восхищаться способностями потомка Пагмы, признанного Богом Кузнечного Ремесла, но ситуация в Талиме была совершенно иной. Он ненавидел потомка Пагмы больше, чем Огненного Дракона Трауку.

Крик Чарльза был сигналом. Воины-дварфы, вооруженные топорами, вошли в двери большого зала и бросились врассыпную. Они были одеты в золотые доспехи и выглядели так же шикарно, как и любая другая королевская стража. Необычным было то, что в качестве оружия они использовали топоры. Они были несколько менее обычными, чем королевские стражники, вооруженные мечами, но они были более угрожающими. Борода и свирепый вид наводили на мысль о горных бандитах.

«Я не могу угадать уровень».

Воины-дварфы были редкостью. Из-за природы дварфов, которые поклонялись труду над силой, общее население, которое было воинами, как говорили, составляло менее одного процента. Записей о воинах-дварфах почти не существовало, потому что они не действовали снаружи. Они только защищали дворец дварфов.

Ну, в любом случае, не было никакой необходимости быть бдительным. Грид не собирался драться. Грид уже планировал освободить душу императрицы. У Грида были большие амбиции и надежды на общение с дварфами, и он планировал изучать различные навыки, чтобы передать их кузнецам Королевства Вооружённых до Зубов. С его точки зрения, не было никаких причин цепляться за душу императрицы.

«В первую очередь её неудобно использовать».

Грид думал, что эго в Руках Бога было магически созданной системой. Потом оказалось, что это чья-то душа… Это была тяжелая ноша, и он не хотел ее нести. Он планировал дать Рукам Бога новое эго. Это было путем использования метода создания эго, которому учили дварфы.

– Я верну её, – тихо ответил Грид и указал на Руки Бога. Затем Руки Бога медленно приблизился к королю дварфов.

Чарльз был взволнован.

– Ты вернёшь душу моей матери?

– Именно это я и собирался сделать с самого начала. Моя цель – подружиться с Талимой, так что давайте просто будем считать, что это цена.

– Ох… – глаза Чарльза снова наполнились слезами. Он был в восторге от того, что сможет положить конец страданиям своей матери от того, что её душа застряла в проклятом минерале. Он протянул руки, чтобы обнять Руки Бога. Затем Руки Бога щёлкнули его по лбу. Голова Чарльза резко откинулась назад от силы Рук Бога которые унаследовали некоторые характеристики Грида. Это было шокирующее зрелище, учитывая, что шея дварфа была в два раза толще человеческой.

– …

– …

В королевском дворце снова воцарилась тишина. Первым нарушил молчание Чарльз. Его лоб покраснел, и он закричал на Грида:

– Ты! Ты обманул меня! Ты не просто потомок Пагмы! Ты такой же, как Пагма!

– …

Грид не говорил небрежно. Это было бы просто оправданием, если бы он защищался в нынешней ситуации.

– Что вы делаете? Он предатель, который пытался обмануть меня и использовать душу императрицы в качестве заложницы! Он подобен Пагме, попирающий тоску сына по матери! Поймайте его сейчас же и даруйте справедливость Талиме!

В конце концов, это была не та ситуация, которую можно было решить разговором. Эта ситуация вводила в ступор даже для Грида.

«В этом деле…»

Танец вопросов и ответов был лучшим выбором. Он не мог молча терпеть это. Во-первых, он должен был показать, что полностью доминирует над другой стороной, прежде чем вести разговор. Грид принял решение и вытащил свое оружие.

Меч Просвещения был извлечен из ножен, и поглотил всё сияние золота из дворца. Может, они и воины, но всё равно дварфы. Воины-дварфы распознали ценность меча Просвещения своими врожденными проницательными глазами и проявили выражения шока и восхищения.

Это длилось лишь мгновение. Было бы неловко, если бы первая атака поразила их.

Неожиданная атака Грида была блокирована топором воина-дварфа. Топор большого воина, казалось, мог расколоть Луну пополам, и он показывал отличную защиту.

«Это отличный ответ… Я думал, что они неповоротливые, но они очень проворные».

Грид восхищался способностью воина блокировать его атаку. Затем он выровнял меч, который отклонился от топора, и парировал удар.

– Ух!

Солдат с топором был ранен в поясницу и застонал.

Системное сообщение
[Цель получила 13 300 урона.]

«Защита тоже высока».

Грид был поражён, увидев, что показатель здоровья воина-дварфа был едва уменьшен, несмотря на то, что он был ранен Мечом Просвещения. Это действительно была Талима. Уровень брони, которую носили воины-дварфы, был очень высок. Она как минимум была уникального ранга, и Грид обнаружил, что ему трудно подчинить их только базовыми атаками. Он начал танец меча всерьёз.

– Связь.

– …!

Воины-дварфы после того, как поняли, что Грид являлся грозным противником, заняли строй. Но после того, как Грид использовал Связь, всё это рухнуло. Грид ворвался в центр толпы и вызвал волну энергии меча.

– Волна.

– Аааак!

Воины-дварфы были поражены энергией меча и отступили назад. Они кричали от боли, но, как Грид и ожидал, серьёзных травм не было.

«Удивительно».

Это может быть одиночный танец меча, но сколько королевских гвардейцев смогут противостоять нынешней атаке Грида? Даже королевская гвардия империи выплюнет кровь, если её ударит Волна. Дварфы не пролили ни капли крови, когда на них обрушилась Волна. Их тело само по себе было очень сильным, и в сочетании с их предметами, они могли похвастаться защитой, которая была выше среднего уровня.

«Их сила атаки тоже хороша…»

Грид увернулся от контратаки дварфов и ещё раз восхитился топором, глубоко воткнутым в землю. Вероятно, он испытает ужасную боль в тот момент, когда позволит себе принять эту атаку.

Талима – причиной того, что этот город-государство смогло выжить среди держав континента был их огромный потенциал.

– Убирайтесь с дороги. Отойдите в сторону!

Появились новые воины. По всей видимости они прибежали, когда услышали шум, но там была одна особенно заметная фигура. Антрино – его черная борода была заплетена, и, в отличие от других воинов, он был одет в красные доспехи. Причина, по которой он казался более блестящим, чем все остальные, заключалась в том, что его имя было золотым.

– Потомок Пагмы? Посмотрите, как он двигается, как бабочка!

Он хорошо знал танец меча Пагмы. Давление вокруг Антрино было ужасным, когда он насмехался над особенностями танца меча. Грид встретил атаку дварфа, держащего два топора больше его собственной головы.

– …!

Глаза Грида затряслись. Мышцы его рук напряглись, когда он держал Меч Просветления. Его подавляли в силе. Рука Грида была парализована после того, как он не смог защитить себя и потерял немного здоровья.

– Ты лучше этого стройного Пагмы!

Антрино был поражён видом Грида, стиснувшего зубы и стоящего на месте. Однако он был очень хорошо знаком со сражениями, с использованием врождённой силы. Топор в другой руке без колебаний взмахнул и нацелился на парализованную руку Грида. Рука Бога взлетела и блокировала топор Антрино.

Однако Рука Бога также не смогла справиться с силой атаки Антрино и задеревенела. Антрино не упустил такой возможности. Он взмахнул своей короткой ногой и пнул Грида в живот. Затем оба его топора опустились одновременно.

Грид пытался увернуться только для того, чтобы остановиться.

– Стойте! Прекратите это!

А всё потому, что вперед выступил Пелот с львиной гривой. Он влез в бой, чтобы защитить Грида. Он стоял там, глядя на Антрино, прежде чем крикнуть королю Чарльзу:

– Не грубите высокому гостю! Я тот, кто привел Грида в королевский дворец! Грид действительно хочет освободить душу императрицы!

Король крикнул в ответ:

– Это он сыграл со мной злую шутку и заставил императрицу ударить меня!

– Всем ясно, что такова была воля императрицы… Хм-хм, во всяком случае, поверьте мне хоть раз. Пожалуйста, позвольте Гриду войти в Пандемониум!

Способность королевской семьи дварфов взаимодействовать с их работой была непревзойденной. Большинство творений, которые они создавали, имели эго, и тип эго был столь же разнообразен, как и человеческие личности. Иногда это означало, что рождались злые духи. Пандемониум был местом, где эти неудавшиеся работы были запечатаны. В этом месте было спящее существо, которое могло освободить душу императрицы.

Антрино фыркнул.

– Даже если слова сэра Пелота верны, этот человек не может войти в Пандемониум. Разве ты не знаешь? Дверь в Пандемониум – самая тяжёлая в мире. Даже я не могу открыть её своими силами. Как он может войти в Пандемониум?

– Ты должен доказать свою квалификацию, чтобы попасть в Пандемониум.

Тот, кто хотел войти, должен был сам открыть дверь. Королевская семья дварфов может легко открыть дверь из-за своей родословной, но для того, чтобы дверь Пандемониума открыли посторонние, они должны доказать, что их способности никому не проигрывают. Другими словами, это процесс доказательства квалификации входящего, доказательство того, что он не поддастся влиянию злых духов, запечатанных в Пандемониуме.

Король открыл рот:

– Сэр Антрино прав. Он не имеет права входить в Пандемониум. Если он действительно хочет освободить императрицу, ему придётся передать её мне.

– Разве вам не нужно проверить, подхожу я или нет?

Грид услышал эти слова и шагнул вперёд. Руки Бога отвергали короля Чарльза, так что у Грида не было выбора. Он должен был сам открыть дверь Пандемониума. В конце концов, его руна теперь содержала силу Эксцентричного Герцога Саллоса.​