Глава 1375

Спустя три месяца…

– Если я соединю Связь с Убийством, это поможет увеличить силу атаки.

Дамиан, чьё положение сменилось с папы Церкви Ребекки на папу Церкви Вооружённого до зубов бога, за три месяца сильно вырос. Он создал целых два многосоставных танца меча и чувствовал, как ощутимо повысилась его боевая мощь.

Впрочем, и противник был далеко не самым слабым. Его огромная древоподобная лапа, прочностью не уступающая стали, с лёгкостью пробила выставленный Дамианом щит. Согнутые колени папы не выдержали давления, и человек буквально покатился вперёд.

– Ха-ха! Это не по-спортивному! – расхохотался стоящий рядом Вантнер, когда его товарищ оказался буквально под промежностью босса.

– В чём дело? Он просто хочет жить, – отчитала его Джишука, после чего натянула тетиву и прицелилась в затылок монстра. Каким бы прочным ни было дерево, древоподобный босс не мог противостоять стрелам, наполненным Дыханием Красного Феникса. Итак, пока чудовище рычало и корчилось, атаковав уже вслепую, Дамиан отполз на безопасное расстояние и спрятался за Вантнером.

– Уф-ф. Пока действует Связь, я не могу двигаться…

Связь представляла собой атаку, выпускающую десятки световых лучей за одну секунду. В течение этой секунды ноги пользователя должны были твёрдо стоять на земле. Чтобы эффективно использовать Связь, необходимо было показать настолько ​​подавляющую силу атаки, чтобы цель и не подумала бы о контратаке, или же иметь настолько хорошую защиту, чтобы проигнорировать контратаку цели. В принципе, именно этими параметрами и обладал Преемник Пагмы.

Дамиан же сменил свой класс, а потому его характеристики упали, из-за чего использование Связи стало менее эффективным. Проще говоря, открытое применение такого навыка поставило бы его в крайне уязвимое положение. Конечно, всё это касалось лишь боссов с относительно высокими характеристиками. Но, к сожалению, все боссы аналогичного уровня имели куда более высокие характеристики, чем у Дамиана.

– Так дела не будет. Пойду я лучше в другое место, – пробормотал папа, определив, что в настоящее время он непригоден для участия в рейде.

– Не будь занудой. Давай сделаем это вместе, – схватил его под локоть Вантнер.

Участие в рейдовой группе являлось привилегией лишь для специалистов в своих областях. Эти люди охотились исключительно на определённых боссов, которые возрождались по всей территории Королевства Вооружённых до зубов. Они передавали гильдии определенное количество добычи, получая взамен распределяемые деньги. Это был отличный источник дохода, позволяющий им накапливать деньги, предотвращая утечку уникальных предметов на сторону.

– Теперь ты член Гильдии Вооружённых до зубов. Мы должны зарабатывать деньги вместе, – добавил Вантнер, на что остальные Вооружённые до зубов согласно кивнули. Однако Дамиан лишь покачал головой:

– Спасибо, но я не хочу быть нахлебником.

Речь шла о гордости. Для Дамиана, который с первых дней запуска «Satisfy» был известным топ-игроком и принимал участие во всех межнациональных соревнованиях, а также стал настоящим лидером мега-структуры под названием Церковь Ребекки, становиться нахлебником было попросту неприемлемо.

– Ну, смотри. Если что, мы здесь, – понимая чувства своего товарища, кивнул танк. Он всего лишь хотел, чтобы Дамиан как можно скорее вернул утраченную форму, а вместе с ней и уверенность в себе.

Итак, улыбнувшись на прощанье своим товарищам, Дамиан вернулся в Рейнхардт.

«Деньги… Мне нужны деньги».

Дамиан наконец-то понял самую главную проблему паладинов Церкви Вооружённого до зубов бога. Дело в том, что Защита церкви не увеличивала характеристики напрямую, а, скорее, усиливала эффекты предметов. Другими словами, данное свойство становилось полезнее эффектов других церквей, когда игрок обладал мощной экипировкой. Однако для подавляющего большинства людей это было не так.

Обычные люди по-прежнему называли редкие предметы «лучшими». Без значительной финансовой поддержки для них было невозможно получить уникальные предметы, соответствующие их уровню. Таким образом, большинство людей вынуждено было довольствоваться редкой экипировкой, на которую Защита Вооружённого до зубов бога оказывала довольно слабое влияние.

Таким образом, Дамиан испытывал проблемы, не свойственные топ-игрокам, особенно членам Гильдии Вооруженных до зубов.

В целом, выход Дамиана из Церкви Ребекки прошел без особых проблем. С того момента, как папа был убит ангелами Ребекки, последняя перестала преследовать Дамиана. Не было ни малейших причин останавливать того, кто хотел уйти.

Итак, Дамиан ушёл. Он сложил корону, символизирующую папу, отдал плащ и Святой Меч, который символизировал его как величайшего папу в истории. Он вернул всё, чем владел, и ушёл с абсолютно пустыми руками.

Однако Церковь Ребекки потребовала от него большего. Они предупредили, что ему следует отдать всё, что он получил за время своего пребывания папой. Обоснование стояло следующее: «Ничего не поделаешь. Мы всегда были благодарны Вам и уважали Вас, однако наши личные отношения не имеют ничего общего с этим инцидентом. Именно Вы поступили неправильно. Вернуть полученное или предать анафеме… думайте сами, что из этого лучше».

Таким образом, церковники конфисковали все активы Дамиана и поместили в конец его инвентаря отрицательное число.

[-159,885,103 золота]

Проще говоря, Дамиан оказался по уши в долгах. Если перевести эту сумму в йены, получались баснословные двадцать миллиардов. Конечно, служение папой вовсе не принесло ему такую ​​большую прибыль. Дамиан никогда не злоупотреблял своим положением и заработал куда меньшую сумму. Причиной огромной суммы стали три Дочери Ребекки, в том числе Изабель. Дочери Ребекки, которых забрал с собой Дамиан, – вот что имело для Церкви Ребекки поистине астрономическую ценность.

Дамиан был зол, но… ничего поделать с этим не мог.

«Я рад, что у меня остались предметы, полученные от Грида, но…».

Все они были старыми.

Помимо щита, остальные были выкованы ещё несколько лет назад, а потому Дамиану требовалась куда более высокоуровневая экипировка.

– Уф-ф…

Когда кто-то из Вооружённых до зубов просил Грида сделать предмет, было принято предоставлять ему соответствующие материалы и небольшую плату за потраченное время. С недавних пор Янгу начал отказываться от вознаграждения, однако его начал отдельно принимать Лауэль и перемещать в казну. Это было основано на принципе – чем ближе отношения, тем более точными должны быть расчёты. Дамиан и Вооружённые до зубов поддержали такой принцип. Во-первых, он полностью исключал проблемы с формальностями, а во-вторых все и так хорошо понимали, что королевская казна подобна личному сейфу Грида.

«Я могу заняться охотой и выбить нужные материалы, но сначала мне нужно выплатить долг, чтобы получить возможность оплатить само производство…».

Каждый раз, когда папа убивал монстра или продавал предмет, золото автоматически отправлялось на счёт Церкви Ребекки. Другими словами, он не мог даже прикоснуться к своим деньгам, пока баланс значился как отрицательный.

– Ух-х…

Вот почему Дамиан мог только вздыхать. Отсутствие финансов сильно давило на него, а пониженная боевая мощь лишала его возможности быстро устранить возникшую проблему.

– Если я пойду в таком виде на межнациональное соревнование, то и в десятку не попаду, не говоря уже о тройке призёров… Что ж, ничего не поделаешь, придётся продавать дом.

Дамиан пожалел о том, что купил дом, который для него – человека, живущего без второй половинки и родителей, оказался слишком большим. Кроме того, жизнь в роскошном особняке часто вызывала у него чувство одиночества. Таким образом, пришла пора вернуться к тем временам, когда он играл в игры, снимая маленькую комнатушку.

И вот, пытаясь хоть как-то успокоиться и собраться с мыслями, Дамиан замер перед входом в храм. Перед храмом толпилась самая настоящая очередь. Людей было так много, что папа невольно вспомнил о первых днях основания Церкви Вооруженного до зубов бога. В последнее время количество посетителей значительно сократилось из-за того, что церковь окрестили «религией для богатых», но… что же происходило?

– А-а-а…

Сбитый с толку Дамиан быстро определил причины. У входа в храм гордо возвышалась статуя кузнеца Хана, которую, как поговаривали, ещё несколько месяцев назад заказал Грид. Статуя ласково улыбалась, как это часто делал при жизни сам Хан, и была куда больше и заметнее статуи Грида, хозяина храма. Она была словно отражением чувств Преемника Пагмы относительно того, что происходило.

– Хан… – прошептал слегка тронутый Дамиан.

Он вспомнил, как хорошо Хан относился к нему, и понял, что скучает по этому человеку.

– Надеюсь, тебе хорошо на небесах…

– Дамиан? – внезапно раздался чей-то голос. Лицо говорящего было знакомым. Это был ведущий известного японского телеканала.

Он был единственным, кто постоянно подчёркивал то, что Дамиан – предатель и марионетка Грида, выкладывая в сеть только те фрагменты, где папа хвалит Преемника Пагмы.

– Наверное, ты счастлив, что теперь можешь открыто служить Гриду? – с широкой улыбкой на лице спросил ведущий.

– Что Вам здесь нужно? – холодно спросил Дамиан.

– До меня дошли слухи, что в храме Грида была установлена статуя Хана, так что я пришёл осветить это событие. Разве это не кажется правильным, хоть на самом деле и неправильно? Неужели Грид хочет, чтобы богом стал Хан? Бу-ха-ха.

– Что смешного?

– Всё это. Начиная с пресс-конференции, чтобы отомстить за смерть одного НПС, заканчивая попытками добиться его обожествления… не думаешь, что подобные действия могут оказаться признаками психического заболевания? Ой. Не надо делать такое лицо. Я вовсе не осуждаю тебя за то, что ты встречаешься с НПС. Я просто смеюсь. Э-э, ты чего такой злой?

– Всего наилучшего, – мрачно пробормотал Дамиан, с трудом удержавшись от слов, которые действительно хотел произнести. Но вот, когда папа собирался было уже уйти, ведущий спросил:

– Слышал о программе «Игрок 55?».

«Игрок 55» – так называлось шоу на выживание, в ходе которого отбиралось пятьдесят пять потенциально сильных или уже известных топ-игроков, за которыми будут наблюдать, поддерживать и спонсировать телезрители. Три лучших игрока, получивших наибольшее количество спонсорской поддержки со стороны зрителей, получат в качестве спонсоров телестанции и различные компании.

Программа была создана с целью выбрать лучшего игрока Японии и пользовалась большим спросом.

– Нет, не слышал.

– Мда-а-а, как можно не слышать о программе, о которой твердят на каждом углу? Впрочем, судя по твоей привычке притворяться, ты наверняка знаешь, что эту программу создал я.

– Мне это и вправду неизвестно.

– Как тебе наверняка известно, вчера был определён окончательный победитель – Зелос.

– Не знаю такого…

– Этот факт пока не разглашается, но Зелос собирается участвовать в межнациональном соревновании в качестве представителя Японии.

– …

– Кроме того, аккурат во время межнационального соревнования выйдет новая программа под названием «Легендарный игрок». Цель программы проста. Мы хотим отследить, сколько медалей в межнациональном соревновании получит гордый японский игрок Зелос, победитель «Игрока 55».

– И-и?

– И мы все с нетерпением этого ждём. В тот момент, когда Зелос превзойдет твой рекорд по медалям, твой рекорд останется в истории как «позорный рекорд предателя». Вот как всё будет.

– …

– Как же… как же меня бесит то, когда ты начинаешь говорить о Гриде. Я терпеть не могу и тебя, и твоего мерзкого Преемника Пагмы. Такие, как ты, недостойны представлять Японию. С этого года будет писаться правильная история.

С этими словами ведущий развернулся и ушёл, оставив Дамиана стоять со сжатыми от бессильной ярости кулаками.