Глава 1379

Дом Янгу.

Джишука прибыла вовремя – Янгу как раз отключился от системы и собирался поужинать. Однако перво-наперво она уселась не поглощать недавно приобретенный сладкий картофель с капустой, а смотреть видеозапись битвы, которую Грид записал от начала и вплоть до момента своей собственной смерти.

– Это что, всё реально?

Испытанный ею шок был настолько велик, что даже взяв жареную картофелину – она умудрилась промахнуться и ткнуть ею себя в нос. Мало того, что Мир управлял одновременно и широкомасштабной полевой магией (Бог Земли), а также уникальным барьером (Бог Бури), так ещё и совершал сверхскоростные движения без каких-либо предварительных действий (Бог Молний) и стрелял молниями из меча…

Боевая мощь этого янбана была более грозной, чем у любого другого противника, с которым когда-либо сталкивалась Джишука.

– Кажется, анализировать закономерности попросту бессмысленно. Использование полевой магии для уничтожения формаций, перемещение со скоростью, за которой невозможно уследить невооруженным глазом, с одновременным использованием широкомасштабных ослаблений и барьеров… да как его вообще убить-то?

Какие средства и тактику они должны были использовать, чтобы одолеть столь нелепое чудовище? Ответ был прост: никакие. В настоящее время он был попросту непобедим. Но вот, ворчащая Джишука внезапно закрыла рот, вспомнив ещё одного человека, обладающего похожим арсеналом навыков. Полевая магия, уникальные щиты и скорость, за которой трудно было поспевать – всё это имелось и у Преемника Пагмы.

– Теперь, глядя на всё это со стороны… У тебя вообще есть совесть, когда ты говоришь, что тебе чего-то не хватает?

– … Твой корейский намного улучшился.

– Теперь я кореянка, так что это естественный процесс.

С момента натурализации Джишуки прошёл целый год. Она уже привыкла к настроениям южнокорейцев, которые вели себя несколько осторожно по сравнению с южноамериканцами. Следовательно…

– Кстати… как у вас обстоят дела с Юрой?

Когда-то Джишука была настолько страстной и смелой, что решила иммигрировать в Южную Корею, дабы оказаться ближе к Янгу. Теперь же эти черты ослабли. Уверенность в том, что «не важно, что думает Янгу, важно только то, что он мой», и «нет ни одного мужчины, который бы не влюбился в такую ​​женщину, как я» давно исчезла.

Янгу всегда заботился о своей семье и был внимателен к другим, что бы ни случилось. Наблюдая за его нежностью и заботливостью, она поняла, что действительно любит этого человека.

Однажды утром Джишука, как и всегда, завтракала с семьей Янгу, никак не показывая, что у неё температура, а всё тело сильно ломит. Однако Янгу тихонько последовал за ней домой, укутав девушку своим шарфом. Он отвез её домой, купил лекарства и провёл с ней весь день. Он был лучшим игроком в мире и нёс большую ответственность, чем кто-либо другой, а потому его время стоило дороже золота, но… он потратил целый день на то, чтобы заботиться о ней.

Глядя на него, Джишука кое-что поняла. Если бы она стала членом его семьи, она бы никогда не была одинокой и обрела бы вечное счастье. С этого момента всё стало ещё сложнее. Джишуке не нравилось просто находиться рядом с Янгу. Она впадала в депрессию, когда наблюдала из окна, как Янгу каждые выходные отправляется на свидание с Юрой.

– Да как… Всё то же самое. Едим вместе, встречаемся…

– Ты спал с ней?

– … Что ты такое говоришь?

– Вы целовались?

– …

– Ну за руки то вы уж точно держались.

Поначалу Янгу воспринял это как шутку, но вскоре его лицо посерьёзнело. Он прочёл в глазах Джишуки не только меланхолию, но и темноту. Он хотел утешить её. На публике она была сильной, импозантной и красивой, а потому ему хотелось обнять эту хрупкую девушку, которой Джишука становилась лишь наедине с ним и с самой собой.

Однако Янгу сдержался. Это было труднее, чем остановить любую зависимость, но он смог вынести это, поскольку перед его глазами внезапно всплыл образ Юры.

– Джишука, тебя же любит каждое живое существо в этом мире. Воспользуйся этой возможностью и взгляни по сторонам. Джишука, у тебя нет ни малейших причин любить меня. Ты просто цепляешься за эмоции, которые испытывала в тяжелые моменты, когда я помогал тебе. А ещё, может быть, я тебе не безразличен, поскольку ты задолжала за Лук Красного Феникса.

– Не говори глупостей.

– …

– Да какое вообще ты имеешь право измерять мои чувства? Я единственная, кто может отказывать своему сердцу. Ты волен не принимать мои чувства, однако не имеешь права судить и отрицать их искренность. Если я тебе не нравлюсь, просто скажи «нет». Зачем делать людей такими несчастными?

– Прости… я был слишком близорук.

– Эх, что толку. Я же чувствую, что у тебя на сердце, так что больше не буду об этом говорить. Мы не можем быть вместе, но можем остаться друзьями, как сейчас, верно?

– …

– Ладно, я пойду. Сегодня был тяжелый день и нужно пораньше лечь спать. А затем я продолжу разрабатывать стратегию, которая поможет тебе, когда вы снова бросите вызов Миру. Кроме того, не забудь при погружении в капсулу включить режим вентиляции. Иначе съеденный тобой картофель с капустой могут выйти боком.

– Э-э, ага…

Янгу тоже любил Джишуку. Да кто вообще мог бы не влюбиться в столь способную, ответственную, умную, сильную и красивую девушку? Вначале Джишука и вовсе была благодетельницей Янгу. Если бы она не привела Грида в Гильдию Цедака и не поспособствовала в заведении хороших друзей, его положение не сильно бы отличалось от положения Агнуса.

Однако именно Юра, а не Джишука, занимала большую часть места в сердце Янгу. А когда он увидел её смелое признание перед всем миром, а также когда они гуляли, разговаривали, ели вместе и вместе смотрели фильмы, Янгу понял, что испытывает к ней огромную привязанность.

Он видел, как она притворялась сильной, являясь далеко не такой, как Джишука, и видел, как она притворялась умной, отставая от своей соперницы и по этому параметру. Всё это заставляло его хотеть быть с ней всё больше и больше. Он хотел стоять рядом с ней, чтобы она и вправду могла быть сильной и яркой личностью.

Ему было жаль Джишуку. Нет, это чувство нельзя было описать как банальное «сожаление». Джишука заслуживала встречи с мужчиной, который был бы намного лучше и приятнее его. А раз так, правильнее всего было как можно скорее прояснить этот момент, чем придерживаться двусмысленности. Он уже давно пришёл к такому выводу, но всё откладывал разговор, поскольку у него не хватало смелости.

Вот и сейчас его сердце словно кто-то разорвал на части, после чего собрал, но… забыл добавить содержимое.

Янгу чувствовал глухую, далёкую боль, глядя, как Джишука беспомощно выходит из здания. Он хотел напиться, чтобы сегодняшний день поскорее прошёл и стёрся из его памяти, однако… Грид знал: чем тяжелее морально – там сильнее нужно этому сопротивляться.

Он должен был чем-то заняться.

«За что мне это всё…?», – вздохнул Янгу, после чего ещё раз посмотрел в окно и погрузился в капсулу. На смену Янгу пришёл Вооружённый до зубов бог.

***

После ожесточенной битвы с Миром Грид отправился в ад.

Иногда один, а иногда с Юрой – он сосредоточился на охоте и повышении уровня. В первую очередь ему хотелось заняться кузнечным ремеслом, чтобы создать новый меч, основанный на идее существования Небольшого Меча Гексетия и проблемах, которые он осознал во время битвы с янбаном.

Однако это было преждевременно. Статуя Вооружённого до зубов бога должна была получить ещё как минимум шесть уровней, чтобы Грид смог воспользоваться эффектом повышения Проворства, не уступающему тому, который у него был прежде. Если он сделает предмет, не дождавшись данного эффекта, то с большой долей вероятности результат окажется неудовлетворительным. Вдобавок ко всему Брахам ещё не завершил создание новой «минеральной магии». Таким образом, Грид решил, что на данный момент лучше поохотиться и повысить свой уровень портняжного ремесла.

Итак, используя по время шитья тренировочные инструменты Ли Чжона, Грид чувствовал себя старым мудрецом, лепящем рисовые лепешки в комнате, напрочь лишённой света. Это было сложно. Это было очень сложно. Он то и дело колол самого себя, а швы получались из рук вон плохими.

Однако в тот момент, когда он закачивал работу над очередным изделием, его мастерство заметно возрастало. Это была синергия, созданная путем объединения эффекта двойных очков опыта, встроенного в иглу дракона-гурмана, и тренировочного набора Ли Чжона.

Но вот, пока Грид радостно улыбался полученному результату, он услышал нечто, моментально испортившее ему настроение:

– Ой, какое красивое нижнее белье. Вы делаете его, чтобы подарить нам? – спросила стоящая рядом суккуб.

– Я пока ещё недостаточно спятил, чтобы сделать это.

Грид вполне справедливо полагал, что его заклеймят извращенцем, если он будет ходить с суккубами, одетыми в одно нижнее бельё.

«Мне нужно как можно скорее связаться с каким-нибудь кожевником».

Перво-наперво он планировал полностью одеть суккубов. Однако суккубы представляли собой расу, которая ненавидела носить одежду. Он мог насильно одеть их, отдав соответствующий приказ, но как только это происходило – суккубы теряли мотивацию, что приводило к общему снижению характеристик. Итак, самый грамотный способ заключался в том, чтобы приделать к нижнему белью суккубов кожу, чтобы оно перестало выглядеть как нижнее белье.

– Значит, Вы сделали его для этой сестрички? – указав в сторону Юры, продолжила допытываться девушка-монстр. И как только это произошло, лицо Убийцы Демонов тут же стало пунцово-красным.

– Это нижнее белье вовсе не соответствует моему вкусу, – поспешно принялся оправдываться Грид, – Я могу сшить любое нижнее белье, но должен делать его разных форм и типов, чтобы как можно скорее развить навык и повысить Проворство…

К сожалению, Гриду не пришлось пускаться в долгие объяснения. Не успел он договорить, как земля задрожала, и на горизонте появилось целое полчище демонов.

Порядком удивлённый Грид снял повязку и первое, что увидел, – это колесницы, ведомые трехголовыми носорогами. Стрелки-демоны, сидящие в этих колесницах, уже натянули тетивы луков и были готовы к бою.

А затем стрелы взмыли в небо, и Грид на какое-то мгновенье оторопел: слишком уж высокой была скорость полёта этих стрел.

– Назад! – закричал он и бросился вперёд. Преемник Пагмы решил, что суккубы не смогут избежать атаки, а потому воспользовался Связью, чтобы отразить стрелы. К тому же выводу пришла и Юра, вооружившись винтовкой и принявшись планомерно устранять стрелков. Но даже в этом случае колесницы не потеряли в скорости. Их было много: дюжины, а то и сотни – и все они неслись аккурат к ним.

«Кажется, ситуация становится критической…».

Покидая ад, Грид всегда оставлял суккубов здесь. Он ещё не готов был показать их остальным людям. И каждый раз, когда Грид возвращался, суккубы радостно приветствовали его. В отличие от его прогнозов, суккубы ждали, не предавая Грида.

– Эльфин Стоун.

– Поле Крови.

На самом деле, лучше всего было отказаться от суккубов. Самый безопасный способ по избеганию колесниц заключался в призыве питомцев, таких как Ноя и Рэнди, а также использовании Шунпо для дальнейшего бегства вместе с Юрой. Однако Грид всегда отличался глупостью. Он мобилизовал Ною, Рэнди, Вооружённых до зубов скелетов и вампиров, чтобы в лобовую противостоять движению колесниц. Если питомец в процессе умирал, то на следующий призыв накладывался штраф, но… Грид считал это приемлемым.

Чистой силе он решил противопоставить такую же силу.

Колесницы, ведомые трехголовыми носорогами, столкнулись с небольшим воинством Грида, из-за чего всё поле боя сотряслось.

Преемник Пагмы был очень занят. Приоритет отдавался защите Эльфина Стоуна, чья магия крови ослабляла врага. Сотрудничая с Рэнди и Ноей, он блокировал атаки стрелков и пытался тут же устранять их. Вооружённые до зубов скелеты и суккубы стояли в стороне, провоцируя и очаровывая всадников.

В конце концов колесницы начали терять импульс, однако этого было недостаточно, чтобы расслабиться. Сила колесниц была слишком велика. Их нельзя было даже сравнивать с демонами, которых он встречал в других частях 20-го ада. Но вот, когда Ноя и Рэнди уже начали издавать болезненные стоны…

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

За пределами магии крови раздались аплодисменты. Повернувшись в их сторону, Грид застыл на месте. Демона, который хлопал в ладоши, звали «Заместителем командующего 10-ым Адом».

«10-ый ад?».

Почему демон из 10-го ада появился в 20-ом?

– Удивительно, что ты унаследовал фехтование Непобедимого Короля! А сейчас садись рядом со мной! Лерай, один из 33-ёх монархов, правящих адом, ждёт тебя! – воскликнул демон.

Лерай был великим демоном, о котором упоминалось в дневнике Непобедимого Короля. Вспомнив об этом, Грид переглянулся с Юрой, однако та поспешных выводов делать не стала.

Великий демон. Великий демон 10-го ранга приглашал игроков в свой замок. Всё это служило явным предзнаменованием для скрытого задания, но также было ясно, что выполнение такого задания повлечёт за собой определённые риски. В конце концов, решение оставалось за лидером группы, Гридом.

– Ладно, раз нам предлагают познакомиться – некрасиво отказываться.

Колесница заместителя командующего, которую тащили сразу десять носорогов, по праву заслуживала называться передвижной крепостью. А когда Грид с Юрой забрались в неё, заместитель командующего впился взглядом в девушку, но прогонять её не стал. С другой стороны, суккубов остановили.

– Низшие существа 32-го ада. Прочь отсюда.

– Возвращайтесь к Гланту, – продублировал приказ Грид.

Итак, попрощавшись с суккубами, Убийца Демонов и Преемник Пагмы отправились в 10-ый ад.