Глава 1383

Дневник Мандры, который получил Грид, был неполным. Он явно был написан Непобедимым Королем Мандрой, однако уже после того, как тот стал рыцарем смерти. Таким образом, содержимое временами сбивало с толку, а удобство донесения информации и вовсе оставляло желать лучшего.

Во-первых, рыцарь смерти представлял собой нежить – ожившие кости уже умершего человека. Исходя из здравого смысла, было неразумно доверять ведение дневника нежити и полагаться на существо, которое обладало куда меньшими познаниями и способностями, чем при жизни.

«Конец дневника совершенно нечитабелен».

Мандра был принудительно воскрешён в облике нежити и спустя сотни лет жалкого существования постепенно сошёл с ума. В конце концов его почерк, мысли и способ их донесения стали совершенно нечеловеческими. В предложениях, которые он оставлял на бумаге, или в оставленных им воспоминаниях, не было ни смысла, ни логики. Даже Великий Мудрец Стикс не смог их расшифровать.

Однако Стикс не отрицал, что это всё равно разновидность письменности. Он не мог истолковать её, но в то же время сомневался, что это обычное душеизливание. Одна из гипотез заключалась в том, что это был язык мертвых. Как-никак, элементали также имели свой собственный язык, недоступный людям.

Со временем выяснилось, что данная гипотеза верна. Об этом свидетельствовала найденная в Талиме сфера, сделанная из костей Галгуноса. Шёпот, который доносился из неё, напоминал крик рыцаря смерти Мандры.

«Стикс сказал, что изучит сферу, чтобы выучить язык мёртвых…».

Однако с места дело так и не сдвинулось. Несколько месяцев исследований Стикса оказались совершенно безрезультатными. Грид понятия не имел, когда им удастся перевести дневник Мандры. Вот почему полученная им информация подарила Преемнику Пагмы новую надежду.

– Т-ты точно хочешь это видеть? – покраснев от стыда, спросил Лерай.

– Да.

Меньше всего демон хотел, чтобы Грид открыл дневник, в котором описывались его недостатки, однако наложить вето он тоже не мог.

[Демоническая энергия адской ночи рассеялась, и наступил день. Небо прояснилось, в то время как адская луна потускнела. Я просто не узнавал ад, который изменился и стал похож на мир людей. И тогда Марбас заговорил о влиянии божественности. Так я узнал, что ад посетил бог].

Бог посетил ад. Это был Гексетий в те времена, когда он ещё завидовал людям. Миф, который уже доводилось слышать Гриду, был описан с точки зрения третьей стороны. В тот момент, когда Преемник Пагмы прочитал первое предложение из Записей о Бехенском Архипелаге, его глаза начала застилать тьма.

А затем он испытал на себе то, что сделал Лерай.

***

– Вторжение в мир людей? – нахмурился Лерай, ознакомившись с официальным документом, пришедшим из 1-го ада, – Неужели в место, где обитают одни лишь слабые людишки, нужно отправлять именно меня?

Ценность сражений проявлялась лишь тогда, когда Лерай боролся и побеждал сильного противника. У него не было ни причин, ни желания преследовать слабых, а потому с точки зрения великого демона мир людей был не особо привлекателен.

– Ха-ха, если не хочешь, чтобы тебя превратили в червя, не смей сомневаться в приказах Баала, – усмехнулся Марбас, – Баал выбрал тебя, так что хочешь ты или не хочешь – это твоя обязанность. Кроме того, мир людей не так плох, как тебе кажется. Всё же основная причина, по которой этот мир находится между адом и раем, заключается в том, что он квалифицирован.

– Квалифицирован? Какое интересное слово. Если бы эти проклятые боги не защищали мир людей, накапливая тем самым свою божественность, люди бы уже давно погибли.

– Значит, по-твоему, это боги победили Адского Гао и лишили его тела?

– Чтобы продемонстрировать всю полноту своей силы, Адский Гао должен быть погружен в адское пламя. Нет ничего удивительного в том, что какой-то человек одолел какого-то демона, подверженного всяческого рода ограничениям и сдерживаниям.

– Хм-м… Ты не был частью «старого мира людей», а потому не знаешь о дурной славе семи злых святых.

– Семь злых святых? Насколько мне известно, они превосходят людей только потому, что обладают всё той же божественной силой. Впрочем, с момента их исчезновения ни один бог не наделил людей такой силой.

– Люди могут тренироваться и достигать трансцендентности даже без божественной милости. Также они способны создавать достижения и становиться легендами. Трансцендентность и легендарный статус – трамплины к становлению мифом. Яркий тому пример – Мастер Меча, одолевший Адского Гао.

– Довольно уже, старикан. Задача будет выполнена, хоть на это и уйдут сущие секунды. Так что не вселяй в меня лишних ожиданий.

Как бы Лерай об этом ни думал, он был настроен скептически.

Мир людей…Старик Марбас твердил, что там будет весело, однако ему предстояло путешествие безо всяких наград. Вот почему у Лерая не было ни ожиданий, ни интереса. Тем не менее, он пересёк межпространственный портал и вместе с другими демонами направился в мир людей. Именно этого хотел Баал, а потому он должен был выполнить всё в точности, как приказывалось. На данный момент единственный способ избежать внимания Баала заключался в том, чтобы оставаться «скучной шахматной фигурой».

«Чтобы противостоять Баалу, мне нужно сделать ещё много шагов…».

Чем ценнее была победа, тем сильнее становилась сила сражения. И вот, когда Лерай вошёл в мир людей, он тут же почувствовал, как его душа пылает. Складывалось такое ощущение, будто её изодрали и состарили. Все характеристики великого демона, включая Силу, снизились.

– Ухм-м…

От одного только воздуха мира людей, который был слишком чистым и свежим, у Лерая заболела голова. Прокашлявшись, он посмотрел в сторону 66-и небольших островов. Несмотря на ослабевшее состояние, он всё ещё не ожидал увидеть ничего интересного. Он думал, что всё существующее на Бехенском Архипелаге не будет ему равным, если оно создано людьми. Единственное, чего здесь можно было добиться, – это бесславной победы. Десятки и даже сотни таких островов ничем не поспособствовали бы его росту… И в этом заключалось самое главное заблуждение Лерая.

– Как же это раздражает, – проворчал демон, прорвавшись сквозь первый остров, заполненный огромным количеством чудовищ. Ему казалось, будто кто-то насмехается над ним. А вот на втором острове Лерай впервые за долгое время почувствовал стыд. Здесь стояли плотно запертые сундуки, которые нельзя было разбить и по крайней мере два из которых нужно было открыть в течение последующих трех дней, чтобы попасть на следующий остров. Поиск нужного ключа от сундуков превратился в настоящую головную боль.

Лерай пять раз выбывал со второго острова. После шестой попытки он с трудом, но всё-таки сумел попасть на третий остров. Затем его желудок начал подавать сигналы о голоде, и Лерай продолжил ведение своего дневника в куда более привычном для себя стиле.

[Люди изобрели и установили магию для защиты островов, однако она довольно неуклюжая. Когда пойманные в ловушку демоны были сбиты с толку, я, Верховный Король Лерай, пошёл прямиком сквозь архипелаг. Демоны опускали головы, приветствуя меня, а люди забивались в углы, дрожа от страха. Шокированы были даже высокомерные боги, которые не могли сидеть сложа руки и игнорировать моё присутствие].

***

– …

Первая глава дневника подошла к концу, окончив и первое знакомство Грида с прошлым. На мгновенье Преемник Пагмы задумался и посмотрел на стоящего рядом демона. А тот, как ни в чём не бывало, пытался скрыть своё смущение за поглаживанием сине-огненной гривы адского коня.

– Хм-хм, это наброски, которые ещё не редактировались, – поспешно объявил демон, когда конь, явно не получающий удовольствия от подобных ухаживаний, лягнул своего хозяина.

– Да, я так и понял.

– Я как раз собирался заняться редактированием, так что верни мне их.

– Мне очень жаль, но я не могу этого сделать.

Как сильно Лерай хотел исказить суть произошедшего? Возможно, он и вовсе собирался убрать упоминания о встрече с Непобедимым Королём. Если это случится – дневник станет попросту бесполезен.

– Хочешь выбрать следующее сокровище? – сдался Лерай, поняв, что его уговоры не сработали.

– Да…

Читать дневник на глазах у хозяина было довольно грубо, а потому Грид спрятал его в инвентарь. Он опасался, что не получит вторую часть компенсации, если не поймёт намёка и продолжит смущать великого демона. Как-никак, этот склад сокровищ принадлежал Лераю, который мог в любое время сменить милость на гнев.

– Какие-то рекомендации будут?

Самым полезным и ценным выглядела огнегривая лошадь, однако Грид не проявил к ней особого интереса. Как-никак, у него уже имелся Вооружерог. Кроме того, если даже единорог был настолько гордым и своевольным, то чего следовало ожидать от адского коня, который не побоялся лягнуть великого демона? Кровавые камни Преемника Пагмы также не интересовали. Это были отличные минералы, однако пока у Грида имелась Жадность, в них не было никакой необходимости.

«Кровавый камень вовсе не так уникален, как железо лунной ночи. Он совместим с демонической энергией, но острой нужды в нём тоже нет».

Существовало довольно много способов использования данного ресурса, но этого было недостаточно, чтобы остановить свой выбор на такой награде.

«Туда же и волшебный меч Зепара».

К сожалению, Зепар был не великим демоном, а простым низкоранговым демоном, которому удалось подняться всего лишь до 13-го места. Конечно, даже такое положение было весьма неплохим, но… у Грида был Йаругт, который сражался с Зепаром. В настоящее время его одолжил Высший Меч, но Грид в любом случае не особо нуждался в мече Зепара.

«Забавно получается…», – невольно улыбнулся Грид, когда понял, что, в принципе, на этом складе нет ничего, что он действительно хотел бы получить. Наверное, на данном этапе развития он и сам бы мог открыть свою собственную сокровищницу, которая мало чем уступала бы сокровищнице 10-го великого демона.

Нет, понятие «сокровищница» было далеко не самым уместным. Если посчитать всё, что хранилось в его инвентаре и на складе, то требовалось по меньшей мере целое здание. Подумав об этом, Грид понял, насколько богатым он стал.

– Ч-что!? Ты чего л-лыбишься!? – внезапно воскликнул Лерай, пока Грид обозревал сокровищницу. Демон подумал, что Преемник Пагмы насмехается над ним, прокручивая в голове содержимое дневника.

И… Гриду стало жалко демона.

– Я улыбнулся только потому, что у меня возникла другая мысль, – заговорил он, глядя на демона, прячущего своё покрасневшее лицо за широкополой шляпой, – Ты подумал, что это из-за тебя? Но я не из тех, кто смеётся над кем-то более сильным, чем я.

Грид говорил это, не имея никаких особых намерений. Грид был просто раздражен Лераем, который принимал близко к сердцу каждое движение и слово другой стороны. Он честно изложил свою позицию, чтобы демон перестал нервничать. И подобная открытость пленила сердце Лерая.

– Хм-хм, я действительно намного сильнее тебя… действительно… сильнее. Мне нравится твой спокойный тон и то, что ты честно признаёшь данный факт.

Близость с 10-ым Великим Демоном Лераем увеличилась на 1.

– …??

Великие демоны считались абсолютным злом. Они являлись безусловными врагами человечества. Грид не смог бы сблизиться с ними, даже если бы небеса раскололись надвое. Янгу верил в это благодаря своему многолетнему опыту. Но тогда откуда взялись эти очки близости?

– Ты… ты действительно великий демон?

– Что это ещё за вопрос такой? Ты тратишь слишком много времени на выбор. Похоже, ты не разбираешься в сокровищах. Что ж, я помогу. Как насчёт этого? Этот щит был получен сто пятьдесят девять лет назад в битве против миллиона…

– Это же мусор.

Это же ведь правда был великий демон? Уже ни во что не веря, Грид скептически посмотрел на Лерая, и тот, кашлянув, невольно отвёл глаза в сторону.