Глава 1414

Как выяснилось, рейд на Хэгака всё-таки не был убыточным. Стоимость книжек с техниками превысила 25 миллионов золотых, потраченных на ремонт замка и расходные материалы. Атмосфера в кабинете царила по-настоящему праздничная, но выражение лица Грида было таким, будто он целиком съел зелёный грейпфрут.

– Такое ощущение, что шансы меняются в реальном времени, – проворчал он.

У Грида был скрытый атрибут «Удачи», который, к тому же, на данный момент превышал 850 пунктов. Данный показатель оказывал значительное влияние на положительные случайности. Однако даже с ним Гриду не везло. Нет, вряд ли стоило называть это невезением. Открытые им секретные техники оказались весьма неплохими, но слишком обычными, чтобы соответствовать стандартам топ-1 игрока.

Для Грида это был неубедительный результат. Он не ожидал получить только джекпоты, но это ещё не означало, что ему не должно было достаться абсолютно ничего… Неужели характеристика «Удачи» была бессмысленной? Конечно, всё это можно было бы истолковать и по-другому: мол, худшей ситуации удалось избежать исключительно благодаря Удаче. Однако такая интерпретация делала Преемника Пагмы ещё более невезучим.

К данному моменту Грид создал десятки мифических и легендарных предметов. Более того, как было доказано некоторое время назад в битве с Лерай, Божественное Повеление также срабатывало довольно часто и тогда, когда это нужно.

Однако такие хорошие воспоминания куда-то делись из головы Грида. Он помнил, как создавал десятки тысяч обычных предметов, но совершенно позабыл о дюжинах легендарных. Он помнил о всех критических моментах, в которых он чуть не умер из-за того, что не сработало Божественное Повеление, однако совершенно не помнил, когда оно срабатывало. Вот почему Грид чувствовал себя жертвой манипуляции – в особенности после того, как Зибал открыл сразу несколько первоклассных техник.

«Такое ощущение, что когда книги открываю я – шансы уменьшаются, а когда Зибал – увеличиваются».

Это попросту нельзя было расценивать как обычное невезение. Складывалось такое впечатление, будто система изначально выставила для них совершенно разные шансы на успех.

– Проклятые разработчики, как долго они собираются держать меня под контролем? – в последний раз выругался Грид, допивая стакан ледяной воды, чтобы хоть как-то остудить бушующий в нём жар.

– Ты точно не хочешь этого? – спросил стоящий рядом Лауэль.

В общей сложности Зибал открыл четыре книги: одну легендарную, одну уникальную и две эпические. Все они оказались книгами с отличными навыками. В частности, особенно впечатляющим было легендарное умение «Гравитационная Формация». Пользователь получал возможность полностью контролировать гравитацию в радиусе пяти метров вокруг себя. Однако продолжительность действия данного умения была очень короткой, и на заклинателя несколько влияла сила тяжести (на основе 1-го уровня). Это был навык, который требовал смекалки и контроля, выходящего за рамки здравого смысла.

Даже Зибал, которого называли гением, решил отказаться от Гравитационной Формации. Он отказался от неё даже несмотря на то, что именно ему принадлежало право первого выбора. Лауэль хотел, чтобы книгу взял Грид, но тот даже не рассматривал эту возможность. Он объявил, что предоставит право выбора посланникам, но, по правде говоря, Янгу просто не был уверен, что сможет правильно использовать нечто подобное.

В конце концов, обладательницей Гравитационной Формации стала Мерседес. Брахам и так мог использовать магию гравитации, а потому данная способность была для него бессмысленной. Между тем, Сариэль и Пиаро гарантировали, что Мерседес сумеет использовать Гравитационную Формацию лучше, чем они. Наблюдать за гравитацией, которая менялась в режиме реального времени, и адаптироваться к ней… Для Мерседес с её Проницательностью это было проще пареной репы.

Итак, для того, чтобы посмотреть на новую способность Мерседес, а также проверить работоспособность других умений, товарищи отправились на тренировочную площадку. Один лишь Преемник Пагмы устало плюхнулся на скамейке неподалёку.

– Грид?

Лауэль понимал эмоции, которые сейчас испытывал Грид. Если честно, на месте Преемника Пагмы Лауэль тоже заподозрил бы какое-то вмешательство. Результаты, которые показал Грид, и которые показал Зибал, были диаметрально противоположными. Начальник штаба даже думать не хотел о том, что могло бы случиться, если бы легендарную книгу открыл не Зибал.

– Мы можем подать иск на S.A. Group.

А ещё Грид мог публично осудить их за манипулирование вероятностями и даже обратиться в суд, чтобы предъявить доказательства вмешательства в игровой процесс. Это могло отнять много времени и сил, но у Грида были и сила, и влияние. Если другие игроки сталкивались с чем-то подобным, тогда общественное мнение стало бы на стороне Преемника Пагмы.

И вот, пока Лауэль всерьёз подумал над тем, чтобы нанять опытного юриста, Грид ответил:

– Ничего мы подавать не будем. Мне есть чем заняться. Кроме того, с какой стороны ни посмотри, сейчас самое правильное время для кое-чего другого.

– Для чего же? – спросил Лауэль, глаза которого превратились в сияющие звёзды. Возможно, Грид задумал нечто куда более эпохальное, чем сражение с разработчиками из S.A. Group?

– Да, я слишком много терпел. Больше это продолжаться не может, – встав со своего места, добавил Янгу.

Но что же это было? Неужели один из шагов по захвату господства над миром? По крайней мере, именно так поступали герои аниме, которыми раньше так увлекался Лауэль.

– Гульп, – нервно сглотнул он, и… Преемник Пагмы ответил:

– Пора отправляться в кузницу.

– …

Грид считал, что бесконечными неудачи быть не могут, и скоро ему непременно должно повезти. Например, в создании предмета с мифическим рейтингом.

***

– Давай, ещё немного…! Отлично! – воскликнул взволнованный Ким Чанхоль. Он был одним из лучших режиссеров по рекламным роликам в Южной Корее и поработал с огромным количеством звёзд. Однако такое возбуждение он чувствовал впервые за всю свою карьеру. У Шин Сехи, сестры прославленного игрока по имени Шин Янгу выявился столь же выдающийся актёрский талант, как и её красота. Именно она восполнила отсутствие Юры, которая в последнее время не хотела появляться на телевидении.

Ким Чанхоль был уверен, что как только его сегодняшний ролик выйдет в эфир – к Сехи начнут присматриваться лучшие корейские агентства. Итак, для девушки это станет прекрасной возможностью построить карьеру в шоу-бизнесе.

– Я польщена. Что ж, спасибо за сотрудничество, мне пора.

– Уже? Но продюсер хотел, чтобы мы все вместе пообедали и обсудили дальнейшие…

– Простите, но сегодня у меня день волонтерства.

– Ах, я понимаю! Что ж, увидимся в следующий раз!

Добрые дела Сехи уже давно стали предметом обсуждения. В «Satisfy» девушка встала на путь Святой ещё несколько лет назад, а потому в какой-то момент она поняла, что должна идти этой же тропинкой и в реальной жизни. С каждым годом она лишь увеличивала сумму пожертвований для больных и обездоленных, при этом стабильно уделяя время волонтёрской деятельности.

Вот и сейчас она собиралась отправиться в детский дом, чтобы помочь с приготовлением пищи и прочими заботами.

Красота, способности, выдержка и характер. Во многих смыслах она была настоящей новой звездой. Режиссер очень гордился тем, что смог запечатлеть её самые прекрасные моменты и показать их миру.

***

– Сехи! – раздался голос Еримы, поджидавшей свою старую подругу на выходе из студии.

А затем в глаза сестры Грида бросилась стоящая на стоянке спортивная машина. Все деньги, полученные за деятельность в качестве Рыцаря Святой, Ерима вложила в эту самую машину. Вот почему каждый раз, когда Сехи видела Ериму, на ум приходило старое «я» её брата.

– Не думала, что ты снова захочешь поехать со мной, – расслабленно плюхнувшись в кресло, проговорила Сехи.

Она не знала, что происходит, но в последнее время Ерима всерьёз заинтересовалась волонтерской деятельностью. Причём это продолжалось вот уже три недели подряд, что составляло новый рекорд. В лесу явно что-то сдохло, а ещё Сехи беспокоилась, что завтра солнце взойдет с запада, а не с востока.

– Братик Хойон, – многозначительно улыбнулась Ерима.

– Хойон? Это ещё кто? – переспросила Сехи, на что девушка ответила:

– Ну тот паренёк, который вместе с тобой работает волонтером в приюте.

– Ах, вот оно в чём дело!

Судя по всему, речь шла о каком-то волонтёре. В учреждении, которое регулярно посещала Сехи, работало довольно много молодых людей. Добровольцы-волонтёры, естественно мужского пола, преследовали Сехи даже в таких местах. Возможно, именно по этой причине нервы Туна в последнее время были особо натянуты. Даже сейчас он ехал за машиной на своём мотоцикле. Сехи оставалось лишь надеяться, что та штука, которая торчала из его кожаной сумки, не была пистолетом…

– Что ж, если он потренируется месяца так три-четыре и вместо очков наденет линзы, то станет довольно симпатичным.

– Вот почему в последнее время ты с таким энтузиазмом принимаешь участие в волонтерской деятельности.

– Да, я заставлю его влюбиться в себя. Затем он начнет тренироваться и много работать, чтобы хорошо выглядеть.

– Да, только не забывай, что к детям негоже приходить в такой короткой юбке…

– Не переживай. Всё это лишь практика, чтобы наконец-то завоевать сердце Янгу. Я целеустремленная птичка.

– Курица ты, а не птичка.

– Птичка, птичка, – ухмыльнулась Ерима, воспользовавшись остановкой на светофоре для нанесения помады. Судя по цвету «боевого раскраса», сегодня она собиралась сделать решающий шаг.

И вот, как только сигнал стал зелёным, Ерима утопила педаль газа. Она явно хотела продемонстрировать всему Каннаму то, как звучит дорогой итальянский суперкар. В результате Сехи вдавило в кресло, и девушка почувствовала сильное переутомление. С самого утра у неё был загруженный график, так что у неё накопилось порядком усталости. Тем не менее, Сехи этого не показала.

Ради своего брата, который был сосредоточен исключительно на «Satisfy», она должна была стать ещё более хорошим и прилежным человеком. Её деятельность помогала поддерживать имидж Янгу.

***

– Наконец-то настал тот день, когда я использую его.

Железо лунной ночи – минерал, который можно было найти исключительно в землях древних великанов, временно блокировал статус другой стороны. Итак, он идеально подходил в качестве материала для нового меча.

«Кровавый меч нельзя использовать в качестве основного оружия».

Грид понял это ещё во время сражения с Хэгаком. Промежуток времени, в течение которого кровавый меч сохранял свою форму, был слишком коротким. Выбрасывающее устройство позволяло использовать клинок, однако Преемник Пагмы не мог полагаться только на него. Ему нужно было более сильное оружие. Однако для его создания Преемнику Пагмы нужно было преодолеть целых две вероятности.

Первая заключалась в закаливании железа лунной ночи. Один и тот же процесс закалки мог предоставить совершенно разные результаты. Обычная закалка всего лишь делала целевые минералы более твердыми, в то время как улучшенная раскрывала максимальный потенциал материала.

Типичный пример – усиленное дыхание четырех богов. Чтобы выковать мифический предмет, Преемнику Пагмы нужно было получить максимально эффективно закалённое железо лунной ночи. Однако на этом всё не заканчивалось. Даже получив желаемый результат, Янгу вынужден будет столкнуться с новой вероятностью, которая заключалась в рейтинге конечного продукта. Использование лучших материалов ещё не гарантировало мифический рейтинг изделия. Если ему не повезёт, то на выходе получится легендарный предмет.

Итак, Преемнику Пагмы следовало преодолеть сразу две вероятности.

– Неудач более чем достаточно, – намеренно громко проговорил Грид.

Он надеялся, что его голос будет передан тем, кто следит за ним.

– Если вы снова вмешаетесь в процесс… Я открыто заявлю о манипулировании вероятностями.

Это была очевидная угроза, от которой S.A. Group могла почувствовать себя оскорбленной. Манипуляции с вероятностями? У каждой учетной записи были разные вероятности? Даже если бы разработчики хотели сделать нечто подобное, они бы вряд ли смогли это сделать.

Итак, даже сотрудники оперативного департамента, наблюдавшие за Гридом, принялись молиться, чтобы у него получился отличный меч. Они не хотели, чтобы на них посыпались ложные обвинения.

Тем не менее, у разработчиков было зловещее предчувствие. Грид, которого они видели, был из тех людей, которым везло только после достаточно большого количества неудач. Похоже, это была его судьба, которая не имела никакого отношения к системе вероятностей.

«Эх… Что-то мне подсказывает, что неудач ещё не достаточно», – вздохнули сотрудники, и… Грид начал колотить молотом о наковальню.