Глава 264

Золотые потолки и белые стены… Огромные и богато украшенные здания, напоминающие собой дворцы, – вот что можно было увидеть неподалёку от городка под названием Холмистый.

Это место находилось в абсолютной гармонии с лесом и окрестным ландшафтом, а за каждым роскошным зданием располагался небольшой водопад. Ну и отдельного упоминания заслуживала статуя Ребекки, расположенная на главной площади этого исключительного места, считающегося центром самой распространённой религии на континенте.

Это был Ватикан. И Дамиан, едва вернувшись в него, тут же бросился в покои одной из Дочерей Ребекки.

– Изабель!

– …

Здоровье девушки ничуть не улучшилось. Нет, скорее ей стало хуже. Судя по всему, она полностью потеряла слух и зрение, поскольку никак не реагировала на внешние раздражители и даже голоса.

Единственное, что она могла делать, – так это слабо дышать и временами кашлять кровью.

– Кха… Кха…

Её платиновые волосы выгорели, а кожа, казалось, обтягивала одни лишь кости. Изабель лежала на потрепанной кровати, словно бездушная кукла.

– Чёрт возьми… Почему в этой комнате всегда так холодно? – опустив глаза, пробормотал Дамиан.

– Ты пришёл, – внезапно раздался голос подошедшего к нему жреца. Его безразличный взгляд придавал ему слегка зловещий вид, однако, в отличие от своей внешности, Кассус был одним из немногих, кому Дамиан мог действительно доверять.

Именно он и ухаживал за Изабель в отсутствие паладина.

– Миссия по уничтожению храма Ятана, найденного на западе Сахаранской Империи… Я думал, ты закончишь с ней и вернешься через сорок дней.

Дамиан вернулся на неделю позже, чем ожидалось. Агент Богини… Возможно, его навыки попросту не оправдывали ожиданий?

– Я выполнил эту миссию ещё больше месяца назад. А задержался я потому, что был в Вечном Королевстве, – пояснил паладин.

Больше месяца назад? На уничтожение одного из храмов Ятана Дамиану хватило всего нескольких дней?

– Но почему Вечное Королевство…? – чувствуя нарастающее волнение, пробормотал Кассус.

– Я встречался с Гридом.

– Грид!

Это был единственный человек, способный запечатать Копье Лифаэля. В прошлом ему уже довелось спасти Церковь Ребекки, уничтожив прогнившего папу Древиго.

– Он скоро сюда приедет.

Дамиан верил, что, как и в прошлый раз, он спасёт Изабель, вернув тем самым на её лицо ту прекрасную улыбку:

– А я тем временем вступлю в борьбу за титул папы.

До выборов оставалось ровно сорок два дня. И Дамиан считал, что этого достаточно, ведь благодаря классовому эффекту Агента Богини многие члены церкви верили в него и следовали за ним.

– Я проведу предвыборную кампанию, одержу победу и стану папой.

На данный момент кандидатом номер один был Паскаль из Церкви Иудара. Он был опытным и влиятельным человеком. Более того, он являлся прямым потомком 5-го папы, Франца, а его отец был графом Сахаранской Империи.

– Однако этот человек прогнил до самого мозга костей…

Паскаль хотел использовать Церковь Ребекки с одной единственной целью – укрепить влияние своей собственной семьи.

– Если он станет папой, Церковь Ребекки ждут ещё худшие времена, чем во время правления Древиго.

Многие уже понимали это, а потому Дамиан рассчитывал заручиться их помощью и вырвать победу из рук Паскаля. По крайне мере, он надеялся на это.

***

Совет старейшин.

Это был коллегиальный орган, действующий от имени папы, место которого на данный момент пустовало. И состоял он из двадцати трёх высокопоставленных священнослужителей, которые сегодня собрались на внеочередное заседание.

– Нам поступило сообщение, что последователи Ятана активизировались в Королевстве Гаусса. Агент Богини, Дамиан, немедленно отправляйтесь в Королевство Гаусса, найдите храм Ятана и уничтожьте его.

– До выборов в папы осталось всего сорок два дня. Я – один из кандидатов. Вы действительно хотите, чтобы в столь важный предвыборный период я покинул Ватикан?

Дамиану было тридцать лет. Он жил один, а потому ему не хватало социального опыта и практики во взаимодействии с такими мастерами манипуляций, как старейшины.

– Значит, выборы мешают Вам выполнять свои обязанности? Мы правильно поняли? Что ж, это лишь подчёркивает Вашу некомпетентность.

– Ни один верный последователь нашей церкви ещё никогда не отказывался от порученных ему заданий…

– Вы не должны уклоняться от своих обязанностей только потому, что являетесь кандидатом в папы. Почему бы в таком случае Вам не отозвать свою регистрацию?

– Что ж, есть ещё один вариант. Можем поручить уничтожение храма Ятана нашей горячо любимой Изабель.

Его игнорировали, провоцировали, презирали и подвергали издевательствам. Было очевидно, что старейшины относятся к Дамиану крайне враждебно.

«Они полностью на стороне Паскаля…», – подумал слегка шокированный подобным отношением паладин, – «Кажется, я уже опоздал…».

Пока Дамиан выполнял задание и ждал Грида, Паскаль переманил на свою сторону старейшин и сделал всё возможное, чтобы как можно быстрее избавиться от Изабель. Он хотел, чтобы Изабель умерла, а Копьё Лифаэля перешло к новому хозяину.

«И что же мне делать…?».

Если он покинет город, то неизбежно проиграет выборы. Но если выполнением данной задачи займётся Изабель, то она попросту погибнет. А этого Дамиан допустить не мог.

Пусть он и хотел стать папой, но не собирался отказываться от Дочерей Ребекки из-за какого-то там титула.

– … Хорошо. Я немедленно выдвинусь в Королевство Гаусса.

Дамиан был в полнейшем отчаянии. Выданное ему задание предполагало не только уничтожение, но и поиск храма, а потому на его выполнение должна была уйти уйма времени. Он сомневался, что сможет выполнить его даже за оставшиеся сорок два дня.

«Более того, этого храма может даже не существовать».

Очевидно, что это была ловушка. Однако у Дамиана попросту не было выбора. Он не мог отказаться от миссии, поскольку в противном случае пострадала бы Изабель.

«Изабель должна продержаться до прибытия Грида… Он запечатает Копье Лифаэля и всё снова станет как раньше…».

Четыре дня. Именно столько понадобилось Дамиану, чтобы добраться из Рейдана в Ватикан. И это при том, что весь путь он пробежал, останавливаясь лишь в самых крайних случаях.

Грид же, судя по отправленному им сообщению, покинул Рейдан лишь вчера, а потому Изабель нужно было продержаться ещё три дня… И это в самом лучшем случае.

«Пожалуйста… Пожалуйста, поторопись…».

Итак, погружённый в свои мрачные мысли и молясь о скорейшем прибытии Преемника Пагмы, Дамиан направился к выходу.

«Пожалуйста, Грид, спаси Изабель…».

Паладин надеялся, что к его возвращению Изабель выздоровеет, а на её лице вновь будет сиять улыбка.

Скрип…

А затем гигантская дверь зала заседаний сама по себе открылась. Казалось, она призывала Дамиана поскорее уйти. И вот, в тот момент, когда Дамиан собирался переступить через порог…

– Не уходи, – раздался голос, который он так хотел услышать.

– …!

Дамиан поднял свой опустошённый взгляд, и…

– Изабель!

Это была Изабель, чьи глаза были ясны, как никогда, а в руке покоилось Копьё Лифаэля.

Трансцендентная божественная сила восстановила её сломанное тело, однако… Это явление было лишь временным.

Из-за активированной Белой Трансформации Изабель теряла жизненную силу ещё быстрее, чем раньше. Нет, она попросту умирала.

– Зачем…? Почему? Почему ты здесь?

Три дня. Продержавшись ещё всего лишь три дня, она смогла бы выжить…

– Почему…?

И вот, глядя на подавленного Дамиана, Изабель мягко улыбнулась и произнесла:

– Спасибо тебе за всё, Дамиан.

Даже находясь на смертном одре, она смутно слышала его голос. Она знала, что он борется за неё.

– Ты должен стать папой.

Это должно произойти, ведь если папой станет Паскаль, то Изабель будет лишь первой из тех, кто подвергнется этой ужасной боли и страданиям.

– Дамиан… Ты не должен упустить возможность стать папой. Ты должен положить этому конец.

– …

И Дамиан это прекрасно понимал. Он должен был стать папой, чтобы не допустить жестокого обращения с оставшимися Дочерьми Ребекки и всеми, кто придёт им на смену. Как это ни грустно было это признавать, но Изабель должна была пожертвовать собой.

– Но я не хочу, чтобы ты умерла… – сквозь слёзы пробормотал паладин.

– Я отправлюсь в Королевство Гаусса, а ты занимайся выборами. Пообещай мне, что непременно станешь папой и защитишь Рин, Луну и мою преемницу, – погладив его по голове, ответила девушка. И пусть её рука отощала и стала худой, но она была всё такой же тёплой, как и раньше.

– Ухо-хо-хо-хо! Человек, который хочет стать папой, проливает слёзы на глазах у других людей? – внезапно раздался чей-то голос.

И этим кем-то был не кто иной, как Паскаль.

– Ты напрочь лишён достоинства настоящего папы. Вы только посмотрите на него, уважаемые старейшины. Если этот человек станет папой – наша церковь будет опозорена перед всем миром.

– Это точно.

– Да он и в пономари не годится, не то что в папы.

– Папой должен быть Паскаль, и ни кто другой.

Старейшины открыто издевались над Дамианом, в связи с чем Изабель окинула их презрительным взглядом и произнесла:

– Неуважение Агента Богини сродни богохульству. Вы не забыли об этом?

– Изабель, кажется ты забыла, что твоим противником является Церковь Ятана, а не мы, –подойдя вплотную к девушке, парировал Паскаль, – А ещё ты забыла своё место. Ты являешься Дочерью Ребекки только потому, что можешь управляться с божественным артефактом, принадлежащим нашей церкви. Ты всего лишь инструмент. Инструмент, предназначенный для отстаивания интересов церкви.

Глаза Паскаля, в упор смотревшего на Изабель, были холодными как лёд. Они были попросту нечеловеческими.

– Как и это копьё, ты – всего лишь орудие убийства. Твоя задача не обсуждать приказы, а выполнять их. Всё понятно?

– Заткнись! – не выдержав, закричал Дамиан. Он хотел закопать Паскаля живьём в землю. Но если он это сделает, его немедленно вышвырнут из церкви, и все его старания пойдут псу под хвост.

И вот, пока паладин изо всех сил боролся с собственным бессилием, Паскаль скептически посмотрел на него и произнёс:

– Дочь Ребекки, которую ты так любишь, прямо на твоих глазах подвергается унижению, а ты продолжаешь стоять, словно последний трус? Все видели? И после этого он хочет стать папой?

А в следующее мгновенье…

– Хватит этих дешёвых провокаций.

– …!

Услышав этот голос, Дамиан, Изабель, Паскаль и все остальные попросту оторопели.

– Я так посмотрю, вы очень весело проводите время, издеваясь над людьми, которым и без того несладко.

Чёрные волосы, острый взгляд и крепкое телосложение… А ещё голос, преисполненный уверенности в каждом своём слове….

Это был Преемник Пагмы, направляющийся прямиком к ним с другого конца зала.

– Негоже, чтобы две дюжины людей накидывались всего на двух, словно какое-то вороньё.

– Ч-что ты здесь делаешь? – пробормотал крайне обеспокоенный Паскаль. Кого-кого, но этого человека он совершенно не ожидал здесь увидеть. Не удержалась от восклицания и поражённая Изабель:

– Грид!

Дамиан тоже широко улыбнулся. Преемник Пагмы словно специально подобрал самый подходящий момент для своего появления.

Тем временем сам Грид подошёл к Дамиану и, похлопав его по плечу, произнёс:

– Ты хорошо держался.

Благодаря Хурою и его дрэйку Гриду удалось прибыть в Ватикан намного быстрее, чем ожидалось. И теперь пришла пора расставить все точки над «й».

– Отныне за Дамианом стою я.

– … За Дамианом? – переспросил озадаченный Паскаль, на что Хурой любезно ему пояснил:

– С этого времени герцог Грид из Вечного Королевства является покровителем и сторонником Агента Богини, Дамиана.

Преисполненный харизмы голос оратора раздался по всему просторному залу, заставив Паскаля и остальных старейшин невольно поёжиться. А затем добавил и сам Грид:

– Даже не думайте о том, чтобы снова побеспокоить Дамиана. В противном случае вы будете иметь дело со мной.

– Если вы снова начнёте высмеивать кандидата в папы, Дамиана, или поручать ему абсурдные задания во время подготовки к выборам, к вам будут применены санкции, – разъяснил оратор.

– Жалобы есть? Если да, то лучше огласите их прямо сейчас, вы, ходячие куски опыта. Я – не Дамиан, а потому волен сделать с вами всё, что только мне заблагорассудится.

– …

От этих слов в зале повисла настолько тяжелая тишина, что замолчал даже Хурой.